ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бой между этими двумя могучими созданиями внушал ужас. Дракон все еще пытался защищаться, изрыгая голубое пламя, опаляющее щетину чудовища. Дым и копоть сочились сквозь расщелины скал. Атрейо задыхался от вони. Дракону удалось откусить одну из паучьих ног противника. Но нога эта, отделенная от тела, не упала, как следовало ожидать, в глубину бездны, а, полетав немного в воздухе, вернулась на прежнее место и вновь соединилась с темным облаком в форме паука. И это повторялось всякий раз, когда Дракону удавалось вцепиться зубами в одну из конечностей своего мучителя. Казалось, Дракон кусал пустоту.

Только теперь Атрейо впервые заметил, что эта огромная устрашающая тварь вовсе не была единым существом, а состояла из роя крошечных мошек стального цвета, жужжащих, как разъяренные шершни. Они сбивались в плотные тучи, которые принимали все новые и новые очертания.

Это и была Играмуль, и теперь Атрейо понял, почему ее называют Множеством.

Атрейо выскочил из своего укрытия, схватил рукой Знак Власти, висящий на груди, и крикнул что было сил:

– Остановись!.. Именем Девочки Королевы приказываю: остановись!

Но его крик потерялся в реве и пыхтении борющихся гигантов. Он и сам-то едва услышал свой голос.

Не раздумывая, Атрейо стал карабкаться по липким канатам паутины. Паутина раскачивалась от его движений. Он вдруг потерял равновесие и чуть было не сорвался в темную бездну. Он повис над ней, ухватившись руками за клейкий канат, с огромным трудом взобрался на него снова, и прилип к этому месту. Затем ему удалось, собрав все силы, оторваться и двинуться дальше. Но тут Играмуль, видно, вдруг почувствовала, что кто-то к ней приближается, и мигом обернулась. От вида ее морды кровь застывала в жилах: теперь она являла собой гигантское рыло стального цвета с одним-единственным глазом над кабаньим пятачком. И это полуприкрытое веком око с невообразимой злобой уставилось на Атрейо.

Бастиану стало так страшно, что он не смог сдержать крика.

Испуганный крик огласил бездну и прокатился многоголосым эхом по склонам горы. Играмуль зыркнула налево и направо, проверяя, нет ли там еще пришельцев, – ведь застывший перед ней от ужаса мальчик не мог издать такого вопля. Однако никого другого не было видно.

«Неужели они услыхали мой крик? – в тревоге подумал Бастиан, совсем растерявшись. – Но это ведь совершенно невозможно».

И Атрейо услышал голос Играмуль… Хрипловатый визг решительно не подходил к ее гигантскому рылу. Она говорила, не открывая пасти. Эти звуки были подобны жужжанию несметного роя москитов, которое складывалось в подобие слов.

– Двуногая тварь! – услышал Атрейо. – После столь долгой голодухи получить разом два таких лакомых кусочка! Какой счастливый день для Играмуль!

Атрейо пришлось собрать все свои силы, чтобы не потерять присутствия духа. Он помахал Блеском перед глазами чудовища и спросил:

– Вам известен этот Знак?

– Поближе, двуногая тварь! – прогудел многоголосый хор москитов. – Играмуль плохо видит.

Атрейо приблизился еще на шаг к рылу чудовища. И тут оно разверзло пасть. Вместо языка у него было великое множество извивающихся щупальцев, присосок и раздвоенных жал.

– Еще ближе! – жужжал несметный хор.

Атрейо придвинулся еще на шаг, он стоял теперь на канате так близко от Играмуль, что мог четко различать каждого стального москита в отдельности, хотя они находились в непрерывном вихревом перемещении. Но при этом рыло чудовища оставалось неподвижным.

– Меня зовут Атрейо, – сказал мальчик, – и я выполняю поручение Девочки Королевы.

– Твой приход не ко времени, – прожужжало чудовище после продолжительного молчания. – Что тебе надобно от Играмуль? Ты что, не видишь, что она очень занята?

– Мне нужен Дракон Счастья, – ответил Атрейо. – Отдай мне его!

– Зачем он тебе, двуногая тварь Атрейо?

– Я погубил своего коня в Болотах Печали. Мне необходимо добраться до Южного Оракула, потому что только Эйулала может мне поведать, кто способен дать Девочке Королеве новое имя. А если ее не назовут по-новому, она умрет, а вместе с ней погибнет и вся Фантазия. И вы, Играмуль, по прозвищу Множество, тоже.

– А… – негромко прохрюкало рыло. – Вот, значит, почему эта расщелина ведет прямо в НИЧТО.

– Да, – подтвердил Атрейо. – Значит, и вы это знаете, Играмуль?! Но Южный Оракул находится так далеко отсюда, что мне не хватит всей жизни, чтобы до него добраться. Поэтому я требую, чтобы вы отдали мне Дракона Счастья. Если он помчит меня по воздуху, то я, быть может, успею выполнить поручение.

Вихрящийся рой, образующий рыло, издал какие-то визгливые звуки, которые можно было принять за хихиканье.

– Ошибаешься, двуногая тварь Атрейо. Нам ничего не известно ни о Южном Оракуле, ни об Эйулале, зато мы знаем, что Дракон никуда уже не сможет тебя доставить. Но даже если бы он и не был весь в ранах, ваше путешествие длилось бы так долго, что страшная болезнь успела бы одолеть Девочку Королеву. Время, отпущенное тебе на Поиск, ты должен мерить продолжительностью ее жизни, а не твоей, двуногая тварь!

Взгляд страшного ока со сверлящим зрачком выдержать было невозможно, и Атрейо опустил голову.

– Это правда, – тихо произнес он.

– А кроме того, – продолжало неподвижное рыло, – в теле Дракона яд Играмуль, и проживет он не дольше часа.

– Значит, – прошептал Атрейо, – больше нет никакой надежды ни для него, ни для меня, да и для вас тоже, Играмуль?

– Зато Играмуль еще хоть разок наестся до отвала, – прожужжала она в ответ. – Впрочем, еще не известно, будет ли это последней трапезой Играмуль. Она знает, что нужно сделать, чтобы ты вмиг оказался у Южного Оракула. Только вряд ли тебе такое понравится, двуногая тварь Атрейо.

– Скажите скорей!

– Это секрет Играмуль. Творения мрака тоже имеют свои секреты, Двуногий. До сих пор Играмуль никому их не выдавала. И ты должен поклясться мне страшной клятвой, что никому не откроешь мой секрет. Если его узнают, это нанесет вред Играмуль, да-да, очень-очень ей повредит!

Клянусь страшной клятвой! Говори!

Гигантское стальное рыло чуть наклонилось и едва слышно ласково прожужжало:

Ты должен дать Играмуль тебя укусить.

Атрейо в ужасе отшатнулся.

– Яд Играмуль, – продолжало рыло, – убивает за час, но тот, кому он попал в кровь, может вмиг оказаться в любой точке Фантазии по своему желанию. Представляешь, что было бы, если бы это стало известно! От Играмуль улизнула бы вся добыча!

– Убивает за час?! – воскликнул Атрейо. – Но что же я успею сделать за один час?

– И все же больше, чем в те часы, которые тебе осталось здесь прожить, – прожужжал рой москитов. – Решай!

Атрейо сосредоточенно думал.

– Вы отпустите Дракона, если я попрошу вас об этом именем Девочки Королевы? – спросил он наконец.

– Нет, – ответило рыло. – Ты не имеешь права просить об этом Играмуль, даже если ты носишь Знак. Девочка Королева разрешает нам всем быть такими, какие мы есть. Только поэтому Играмуль и признает ее Знак. И ты это прекрасно знаешь.

Атрейо стоял по-прежнему с опущенной головой. Все, что говорила Играмуль, было правдой. Значит, он не может спасти Дракона Счастья. Его личные желания вообще ничего не значат.

Атрейо поднял голову и сказал:

– Укуси меня!

И в тот же миг на него обрушилось стальное облако москитов и плотно обволокло его со всех сторон. Атрейо почувствовал нестерпимую боль в левом плече и едва успел подумать: «К Южному Оракулу!», как у него потемнело в глазах.

Когда Волк час спустя домчался до этого места, то увидел лишь огромную паутину, висящую над пропастью, и никого вокруг. След, который вел его сюда, вдруг пропал, и, несмотря на все старания, он не мог его снова найти.

Бастиан оторвался от книги. Он чувствовал себя так плохо, словно и к нему в кровь попал яд Играмуль.

– Хорошо, – сказал он тихо, – что я не в Фантазии. К счастью, таких чудовищ в действительности не существует. Ведь все это только выдуманная история.

15
{"b":"31143","o":1}