ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Атрейо не спеша пошел к нему. Когда оборотень его заметил, он резко вскинул свою могучую голову. Глаза его вспыхнули зеленым огнем.

Мальчик и оборотень молча уставились друг на друга. Это длилось долго, потом оборотень негромко, но грозно взревел:

– Уходи, дай мне спокойно умереть!

Атрейо не сдвинулся с места. И ответил тихо:

– Я услышал твой зов и пришел к тебе. Оборотень снова уронил голову.

– Я никого не звал, – прохрипел он. – Это был мой предсмертный вой.

– Кто ты? – спросил Атрейо и приблизился к нему еще на шаг.

– Я – Гморк, оборотень.

– Почему ты на цепи?

– Они забыли меня, когда уходили.

– Кто – они?

– Те, кто посадил меня на эту цепь.

– А куда они ушли?

Гморк ничего не ответил. Он пристально глядел на Атрейо из-под полуприкрытых век, словно изучая его. После долгого молчания он спросил:

Ты не здешний, юный чужестранец, ты не житель этого города, этой страны. Что тебе здесь надо?

Атрейо поник головой.

– Сам не знаю, как я сюда попал. Как называется этот город?

– Это столица одной из самых известных областей фантазии, – ответил Гморк. – Нет другого города, о котором рассказывали бы столько сказок. Ты, небось, тоже слыхал про Город Призраков, столицу Тьмы?

Атрейо медленно кивнул.

Гморк не отрывал от него взгляда. Он был поражен, что этот зеленокожий мальчик спокойно смотрит на него и в его больших черных глазах нет страха.

А ты? Кто ты?

Атрейо ответил не сразу:

– Я – Никто.

– Что это значит?

– Это значит, что прежде у меня было имя, но теперь его не следует больше произносить. Вот и выходит, что я – Никто.

Оборотень слегка оскалился, обнажив устрашающие клыки, – видимо, так он улыбался. Кто-кто, а уж он-то все знал про самые темные стороны души и каким-то образом вдруг почувствовал, что перед ним достойный противник.

– Если дело обстоит так, как ты говоришь, – прохрипел Гморк, – тогда Никто меня не услышал и Никто ко мне не подошел. И Никто со мной не разговаривает в мой смертный час.

Атрейо снова кивнул. Потом спросил:

Хочешь, чтобы Никто спустил тебя с цепи?

Снова в глазах оборотня вспыхнуло зеленое пламя. Он принялся чесаться, как шелудивый пес, и облизывать губы.

– Ты готов это сделать?! – воскликнул он. – Спустить с цепи голодного оборотня? Да знаешь ли ты, что предлагаешь? Никто не может быть во мне уверен!

– Да, – согласился Атрейо. – А я и есть – Никто. Но почему я должен тебя бояться?

Он хотел было подойти поближе к Гморку, но тот снова угрожающе зарычал. Мальчик отпрянул.

– Так ты н е х о ч е ш ь, чтобы я тебя освободил? – спросил он.

Оборотень – так, во всяком случае, показалось Атрейо – вдруг смертельно устал.

– Тебе это не под силу, малыш. Но если бы тебе это удалось, я не поручусь, что не разорвал бы тебя в клочья. Хотя это отодвинуло бы мою смерть всего на час или два. Поэтому тебе лучше не подходить ко мне. Дай мне спокойно сдохнуть.

– А может, – сказал Атрейо после паузы, хорошенько все обдумав, – я найду, что тебе дать пожрать. Я мог бы пойти в город и поискать.

Гморк медленно раскрыл глаза и поглядел на мальчика. Зеленое пламя в его зрачках угасло.

– Иди к черту, дурак! Хочешь продлить мне жизнь до того мига, когда сюда подступит НИЧТО, да?

– Я просто подумал, – пробормотал Атрейо, – что, если я тебе принесу еду и ты не будешь голоден, я смогу подойти к тебе и спустить тебя с цепи. Только и всего.

Гморк заскрежетал зубами.

– Неужели ты думаешь, что я сам давным-давно не перегрыз бы эту цепь, если бы она была обыкновенной?

Он вцепился в цепь и замкнул на ней свои ужасающие челюсти. Он погрыз ее, а потом выплюнул.

– Это магическая цепь. И разомкнуть ее может только тот, кто меня заковал. А значит, мне не на что надеяться.

– Кто же посадил тебя на цепь?

Гморк стал жалобно скулить, как собака, которую бьют. Атрейо терпеливо ждал, пока он настолько успокоился, что смог ответить:

– Гайа, Княгиня Тьмы.

– Где она?

– Она, как и все остальные жители этого города, бросилась в НИЧТО.

Атрейо вспомнил толпу охваченных безумием прыгунов, которых видел сквозь туман за чертой города.

– Почему? Почему они не бежали? – пробормотал он.

– У них не было никакой надежды. Перед этим вы все слабаки. НИЧТО вас притягивает, никто из вас не в силах долго сопротивляться его зову.

И Гморк злобно осклабился.

– А ты? – спросил его Атрейо. – Ты говоришь так, будто ты к нам не относишься.

– Я и не отношусь к вам. Ты про оборотней слыхал?

Атрейо молча покачал головой.

– Ты знаешь только фантазию, – сказал Гморк. – А ведь существуют и другие Миры. Скажем, Мир человеческих детей. Но есть существа, у которых нет своего Мира. Зато они могут переходить из одного Мира в другой. Я из их числа. В Человеческом Мире я принимаю облик человека, но я не человек. А в Фантазии я кажусь ее жителем, но я и не из ваших. Я и здесь чужак.

Атрейо не спеша сел на землю и устремил взгляд своих больших темных глаз на умирающего оборотня.

– А ты бывал в Мире человеческих детей?

– Я много раз переходил из их Мира в ваш и из вашего в их.

– Гморк, – прошептал Атрейо, губы его дрожали, и он не мог побороть эту дрожь, – ты мне не укажешь путь в Мир человеческих детей?

И снова в глазах Гморка вспыхнули зеленые искры. Казалось, он смеется втихомолку.

– Для тебя и тебе подобных путь туда очень прост. Тут есть только одна загвоздка: вы никогда не сможете сюда вернуться. Вам придется остаться там навсегда. Ты готов?

– Что мне надо сделать? – спросил Атрейо, полный решимости.

– То же самое, что многие уже совершали при тебе. Ты должен прыгнуть в НИЧТО. Но спешить тут незачем, все равно тебе этого не избежать, когда исчезнут последние области Фантазии.

Атрейо встал на ноги.

Гморк увидел, что мальчик весь дрожит от волнения. Так как он не знал, в чем дело, то сказал снисходительно:

– Не бойся, это не больно.

– Я не боюсь, – ответил ему Атрейо. – Разве я мог предположить, что именно здесь и благодаря тебе вновь обрету надежду.

Глаза Гморка светились, как два узких зеленых месяца.

– У тебя нет оснований для надежды, что бы ты ни имел в виду. Если ты перейдешь в Мир людей, ты уже не будешь тем, кем был здесь. Это и есть тайна, которой никто в Фантазии не знает, да и не может знать.

Атрейо стоял перед Гморком, бессильно опустив руки.

– Кем я стану там? – спросил он. – Открой мне эту тайну!

Гморк долго молчал, он лежал неподвижно. Атрейо испугался, что так и не услышит ответа на свой вопрос, но вот тяжелый вздох всколыхнул грудь оборотня, и он хрипло заговорил:

– За кого ты меня принимаешь, сынок? Уж не за своего ли друга? Ты бы лучше поостерегся! Я просто время с тобой убиваю. И ты уже не в силах уйти. Я держу тебя на привязи надежды. А пока я здесь болтаю, НИЧТО обтекает Город Призраков со всех сторон, и скоро, очень скоро отсюда вообще не будет выхода. И тогда ты пропал. Раз ты меня слушаешь, значит, ты решился. Но имей в виду, пока что ты еще можешь бежать.

Оскал Гморка становился все более зловещим. Атрейо поколебался лишь краткий миг и тут же прошептал:

– Открой мне эту тайну! Кем я там стану? И снова Гморк долго молчал. Он дышал теперь с хрипом, натужно, с трудом выталкивая из себя воздух. Но вдруг он приподнялся и сел, опершись на передние лапы, так что Атрейо пришлось поднять глаза, чтобы видеть его морду. Только теперь стало ясно, какой он огромный и страшный.

– Ты видел НИЧТО, сынок? – спросил он гремящим голосом.

– Сколько раз!

– Ну и как оно выглядит?

– Да никак. Будто ты вдруг ослеп.

– Пожалуй… И когда вы, жители Фантазии, проваливаетесь в это НИЧТО, вы перестаете быть самими собой. В том Мире вы становитесь чем-то вроде заразной болезни, от которой люди теряют здравый смысл и уже не отличают кажущееся от действительности. Знаешь, как вас там называют?

28
{"b":"31143","o":1}