ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даже если бы Бастиан захотел избавиться от того, что с ним случилось, он уже не мог бы этого сделать. Да он и не хотел, нет, нет! Ни за что на свете он не отдал бы это сокровище, заполнившее его сердце. Он хотел только одного: читать дальше, чтобы снова оказаться в павильоне у Луниты, снова ее увидеть.

Он и не подозревал, что тем самым обрекает себя на невиданные, опаснейшие приключения. Но даже если бы он это знал, он все равно не захлопнул бы книгу и не отложил бы ее в сторону, чтобы никогда больше к ней не прикоснуться.

Перелистывая страницы дрожащими пальцами, он нашел ту, на которой прервал чтение, и снова углубился в книгу.

Башенные часы пробили десять.

Глава 11

Девочка Королева

Не в силах произнести ни слова, Атрейо стоял и глядел на Девочку Королеву. Он не знал, что сказать, не знал, как ему себя вести. Он часто мысленно представлял себе этот момент, подбирал для него слова, но почему-то теперь все они вылетели у него из головы.

Она улыбнулась ему и сказала голосом, который звучал тихо и нежно, как голос пташки, поющей во сне:

– Ты вернулся из своего Великого Поиска, Атрейо?

– Да, – с трудом выговорил Атрейо и опустил голову.

– Серым стал твой красный плащ, – добавила она, помолчав. – Серыми стали и твои волосы, а кожа – твердой, как камень. Но все сейчас будет как прежде, и даже еще красивей. Вот увидишь.

Атрейо не мог произнести ни слова, словно ему завязали рот. Он только едва заметно покачал головой. И тут снова зазвучал нежный голос:

– Ты выполнил мое задание…

Атрейо не понял, был ли это вопрос или утверждение. Он не смел поднять глаза, боясь прочесть ответ на ее лице. Медленно поднес он руку к цепочке с золотым Амулетом, снял его и протянул Девочке Королеве, по-прежнему не глядя на нее. Он попытался было опуститься на одно колено, как это делают посланцы в легендах и песнях, которые он слышал у себя на родине, но подвела раненая нога, и он упал, да так и остался лежать ничком перед Девочкой Королевой, уткнувшись лицом в пол.

Она нагнулась, подняла ОРИН и, перебирая цепочку своими белыми пальчиками, сказала:

– Ты хорошо провел Поиск. Я тобой очень довольна.

– Нет! Все было зря. Спасения нет!..

Наступило долгое молчание. Атрейо прижал ладони к лицу. Он боялся, что сейчас с ее уст сорвется крик отчаяния и скорби или что она набросится на него с жестокими упреками и прогонит его в гневе. Он даже сам толком не понимал, чего ждал. Но уж, во всяком случае, не того, что услышал: она смеялась. Смеялась тихо и радостно. Атрейо сперва растерялся, он даже подумал, не сошла ли она с ума. Но нет, это не был смех сумасшедшей. Потом она сказала:

– Но ты же привел его с собой. Атрейо поднял голову:

– Кого?

– Нашего спасителя.

Он вопрошающе заглянул ей в глаза, но не прочел там ничего, кроме ясности и радости. Она опять засмеялась.

– Ты выполнил задание. Я благодарю тебя за все, что ты совершил. Он покачал головой.

– Златоглазая Повелительница Желаний, – начал он, запинаясь и впервые употребляя официальное обращение, которое ему подсказал Фалькор, – я… нет, я в самом деле не понимаю, что ты имеешь в виду.

– Это я вижу, – сказала она, – но понимаешь ты это или нет, задание свое ты выполнил. А ведь это главное, не правда ли?

Атрейо молчал. Он не знал, что спросить. Он уставился на Девочку Королеву, открыв рот от удивления.

– Я его видела, – продолжала она. – И он на меня посмотрел.

– Когда это было?

– Только что, когда ты вошел. Ты привел его с собой.

Атрейо невольно огляделся по сторонам.

– Где же он? Здесь никого нет, кроме тебя и меня.

– О, есть еще многое, чего ты не видишь, – сказала она, – но ты уж мне поверь. Он еще не в моем Мире, а в своем. Только наши Миры сейчас так близки, что мы можем увидеть друг друга, когда тонкая стенка между ними становится на миг прозрачной. Скоро он будет у нас и назовет меня моим новым именем, которое только он один и может мне дать. Тогда я выздоровею и Фантазия тоже.

Пока Девочка Королева говорила, Атрейо с трудом поднялся на ноги. Он вскинул голову, чтобы еще раз поглядеть на нее – она сидела в своем высоком круглом кресле. Голос его звучал хрипло, когда он спросил:

– Ты что, уже знала ту весть, которую я должен был тебе сообщить? То, что мне поведала Древняя Морла в Болотах Печали, и то, во что меня посвятил таинственный голос Эйулалы у Южного Оракула, – все это ты уже знаешь?

– Да, – сказала она, – я знала это еще до того, как послала тебя на Великий Поиск. У Атрейо пересохло в горле.

– Знала? – переспросил он наконец с трудом. – Тогда почему же ты послала меня на Поиск? Чего ты ждала от меня?

– Только того, что ты сделал.

– Что я сделал… – медленно повторил Атрейо. Он гневно прищурил глаза. – Но в таком случае все было лишено смысла. Ты зря отправила меня на Великий Поиск. Я не раз слышал, что твои решения подчас непонятны. Возможно, это и так. И все же после всего, что мне пришлось пережить, трудно смириться с тем, что ты просто сыграла со мной шутку.

Глаза Девочки Королевы потемнели.

– Я вовсе не шутила с тобой, Атрейо, – сказала она очень серьезно. – Я прекрасно знаю, чем тебе обязана. Все, что ты проделал, было необходимо. Я послала тебя на Великий Поиск не ради той вести, которую ты пытался для меня добыть, а потому, что это был единственный способ позвать сюда нашего избавителя. Ведь он принимал участие во всем, что тебе довелось пережить, он прошел вместе с тобой весь этот нелегкий путь. Ты слышал его испуганный крик, когда стоял над глубокой пропастью и разговаривал с Играмуль, ты видел его, когда проходил через Ворота Волшебного Зеркала. Ты вошел в его образ и взял его с собой, и он последовал за тобой, потому что увидел себя твоими глазами. И сейчас он тоже слышит каждое наше слово. И знает, что мы говорим о нем, ждем его и на него надеемся. И, быть может, он теперь понимает, что все тяготы и опасности, которые выпали на твою долю, ты принял из-за него и что вся Фантазия его зовет.

Атрейо все еще мрачно смотрел в одну точку, однако гневные складки у его Глаз стали постепенно разглаживаться.

– Откуда ты все это знаешь? – спросил он наконец. – И про крик у пропасти, и про отражение в Волшебном Зеркале? Или все это было тобой предопределено?

Девочка Королева, сжимавшая до той минуты ОРИН в руке, повесила его себе на шею и сказала:

– Разве ты не носил все время Знак Власти? Разве ты не знал, что благодаря ему я все время была с тобой?

– Не все время, – возразил Атрейо. – Я его потерял.

– Да, тогда ты и в самом деле был один, – сказала она. – Расскажи мне, что произошло за то время? Атрейо поведал ей все, что ему пришлось пережить.

– Теперь я знаю, почему ты стал серым, – сказала Девочка Королева. – Ты слишком близко подошел к НИЧТО.

– Гморк уверял меня, будто жители Фантазии становятся ложью, когда их поглощает НИЧТО. Неужели это правда? – спросил Атрейо.

– Да, это правда, – сказала Девочка Королева, и ее золотистые глаза потемнели. – Все ложные мысли, все земные обманы и заблуждения были когда-то созданиями Фантазии. Ложь из того же материала, что и они, но они утратили свою истинную сущность. Узнать их невозможно. И все же Гморк сказал тебе лишь полуправду, ничего другого и нельзя было ожидать от такого двуличного существа, как он. Есть два пути, чтобы преодолеть границу между Фантазией и Миром людей. Один из них истинный, а другой – ложный. Насильственно перетаскивать создания Фантазии в Мир людей – это ложный путь. А истинный – это когда человеческие дети сами приходят в наш Мир. Все, кто побывал у нас, узнали и что-то такое, чего нельзя узнать больше нигде, и вернулись в свой Мир уже не теми, какими были. Они прозрели, увидев всех нас в нашем истинном облике. Поэтому они и на свой Мир, и на своих соплеменников стали смотреть другими глазами. И в том, что им прежде казалось унылой повседневностью, им вдруг открылись чудеса и тайны. Вот почему они охотно отправлялись к нам, в Фантазию. И чем более богатым и цветущим становится благодаря этому наш Мир, тем меньше лжи будет накапливаться в их Мире, и тем он будет лучше. Наши Миры разрушают друг друга, а ведь они могли бы друг друга укреплять.

33
{"b":"31143","o":1}