ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Охота на Джека-потрошителя
Воин по зову сердца
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Поколение Z на работе. Как его понять и найти с ним общий язык
Мы взлетали, как утки…
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Правильный выбор. Практическое руководство по принятию взвешенных решений
Ветер на пороге
Волшебная мелодия Орфея
A
A

– Да что ты, как я могу спать, – вырвалось у Атрейо (от горя он забыл всякую почтительность), – когда знаю, что каждую минуту ты можешь умереть!

Девочка Королева снова тихо рассмеялась.

– Я не так уж всеми покинута, как ты думаешь. Я ведь тебе говорила, что ты многого не видишь. Мои Семь Сил всегда остаются со мной, их нельзя у меня отнять, как у тебя твои воспоминания, или твое мужество, или твои мысли. Ты их не видишь и не слышишь, но вот и сейчас они все при мне. Три из них я оставляю тебе и Фалькору, чтобы они о вас позаботились. Четыре возьму с собой, они будут меня сопровождать. А ты, Атрейо, можешь спокойно спать.

При этих словах вся усталость, которая накопилась у Атрейо за время Великого Поиска, окутала его, будто темная вуаль. Но это была не тяжелая, как камень, усталость изнеможения, а неодолимая потребность глубокого, долгого сна. Он хотел еще так о многом расспросить Златоглазую Повелительницу Желаний, но последними своими словами она словно заставила замереть все его желания, оставив только одно – желание спать. Глаза его закрылись, и он, не меняя позы, как сидел, провалился в темноту.

Башенные часы пробили одиннадцать.

Словно издалека до него донесся голос Девочки Королевы – она тихо отдала какой-то приказ, и он почувствовал, как чьи-то могучие руки поднимают его и куда-то несут.

Сколько времени он пробыл в темноте и тепле, он не знал, но, видимо, долго. Потом, уже много часов спустя, он ощутил в полусне живительную влагу на своих пересохших губах – освежающий напиток тек тоненькой струйкой ему в рот. Разглядеть Атрейо почти ничего не мог, но находился он, как ему показалось, в какой-то пещере, и стены ее были из чистого золота. Увидел он, что и Белый Дракон Счастья лежит с ним рядом. И еще увидел или скорей догадался, что в середине пещеры бьет ключ и его обвили две змеи, вцепившиеся друг другу в хвост, – одна светлая, другая темная…

Но тут невидимая рука коснулась его глаз. Ему стало несказанно хорошо, и он снова погрузился в глубокий сон без сновидений.

В тот час Девочка Королева покинула Башню Слоновой Кости. Она лежала на мягких шелковых подушках в хрустальном паланкине, и несли его четверо ее невидимых слуг – казалось, что паланкин медленно парит над аллеей.

Они прошли по Лабиринту, вернее, по тому, что от него еще сохранилось, и часто им приходилось идти в обход – ведь многие дорожки упирались теперь в НИЧТО.

Выйдя на равнину, невидимые слуги остановились. Они, видно, ожидали приказа.

Девочка Королева приподнялась на подушках и поглядела назад, на Башню Слоновой Кости.

– Идите дальше! Идите куда глаза глядят! – сказала она, снова откинувшись на подушки.

От порыва ветра взметнулись ее длинные белоснежные волосы. Они развевались, словно флаг.

Глава 12

Старик с Блуждающей Горы

По отвесным, испещренным расщелинами склонам громыхали лавины, снежные бури неистовствовали в узких ущельях между закованными в лед скалистыми гребнями гор, залетали в пещеры и пропасти и, с диким воем вырываясь на простор, вновь обрушивались на гигантские ледники. Однако в том краю это была обычная погода. Ведь Горы Судьбы – так называлась горная цепь – были самыми высокими и могучими во всей Фантазии, а их главная вершина упиралась прямо в небо, не в переносном, а в буквальном смысле слова.

Даже отважные покорители снежных вершин не решались подниматься на те заоблачные ледники. Вернее, с тех пор как один смельчак все-таки взобрался на главную вершину Гор Судьбы, прошло столько лет, что все уже успели об этом позабыть. Таков был один из непостижимых законов, которых немало в Фантазии:

Горы Судьбы могут быть покорены еще раз, только когда решительно все забудут, что этот подвиг однажды был уже свершен, и не сохранится ни памятника, ни другого свидетельства о нем с упоминанием имени героя. А значит, тот, кто на это отважится, всегда будет первым.

Здесь, на такой высоте, не было ничего живого, кроме огромных облезлых снеговиков, если их вообще можно считать живыми – ведь передвигались они невообразимо медленно: на один шаг у них уходили годы, а на небольшую прогулку – века. Ясно, что общаться они могли только с себе подобными и не имели ни малейшего представления об остальных созданиях Фантазии. Они считали себя единственными обитателями вселенной.

И потому с великим недоумением пялили они глаза на крошечную точку там, внизу, которая поднималась по прихотливым извилистым тропинкам, по, казалось бы, недоступным расселинам в обледенелых отвесных склонах, по зубчатым, как пилы, гребням, – поднималась неуклонно, обходя бездонные трещины в ледниках и каменные разломы и все приближаясь к вершине.

А точкой этой был хрустальный паланкин, в котором лежала Девочка Королева, и несли его, как мы уже знаем, ее четыре Невидимые Силы. Да и сам паланкин был едва различим на фоне ледяных гор, потому что хрусталь сливался со льдом, а одежды и волосы Девочки Королевы были белым-белы, как покрывавший все вокруг снег.

Девочка Королева была в пути уже много дней и ночей. Под проливным дождем и под палящим солнцем, в полной темноте и при ярком лунном свете несли четыре Невидимые Силы ее хрустальный паланкин, поднимаясь все выше и выше, как она и приказывала – куда глаза глядят. Она не ведала разницы между тем, что можно вынести, и тем, что поистине невыносимо, точно так же как принимала все-все, что существует в ее Мире, – мрак и свет, прекрасное и ужасное. Она заранее приготовилась к любым испытаниям, потому что Старика с Блуждающей Горы можно было найти где угодно либо не найти вовсе.

И все же путь, который выбрали ее четыре Невидимые Силы, не был произволен. Все чаще НИЧТО, успевшее поглотить уже целые области, оставляло им лишь одну-единственную тропинку, которая еще куда-то вела. Иногда они едва успевали пройти через мост, пещеру или ворота, как все это тут же поглощало НИЧТО. Случалось им и скользить по глади озера или же покачиваться на волнах морского залива, потому что носильщики паланкина ходили по воде, словно посуху.

Так они в конце концов поднялись в царство ледяных вершин Гор Судьбы и продолжали неуклонно, не ведая усталости, подниматься все выше и выше. И пока Девочка Королева не давала нового приказа, ее носильщики продолжали идти вперед. А она лежала, откинувшись на подушки, с закрытыми глазами, не двигаясь. Она давно уже так лежала. Последние слова, которые она произнесла, были: «Идите куда глаза глядят». Таков был ее приказ при выходе из Лабиринта.

Паланкин парил теперь в таком узком ущелье между двумя высоченными скалистыми стенами, что казалось, он вот-вот застрянет. Ущелье было засыпано мягким пушистым снегом, однако Невидимые Силы не проваливались и даже не оставляли следов. В глубине ущелья было совсем темно – дневной свет проникал сюда лишь через узкую щель где-то там, в вышине, но чем выше они поднимались, тем ярче освещала паланкин полоска дневного света. И вдруг стены ущелья как бы раскинулись в стороны и взгляду открылось широкое сверкающе-белое необозримое пространство. Это и была вершина Гор Судьбы, но не в форме конуса, как большинство вершин, – она представляла собой огромное, величиной, наверно, с целую страну, горное плато.

Посредине этого сверкающего белого поля возвышалась небольшая горка весьма своеобразного вида. По форме она напоминала Башню Слоновой Кости, только была ярко-синего цвета и состояла из множества зубцов, подобных огромным сосулькам, устремленным острием в небо. Три таких зубца, поднимаясь от середины горки, служили подставкой Яйцу величиной с дом.

Яйцо окружали еще более крупные синие зубцы вроде труб гигантского органа – они-то и образовывали вершину. В Яйце было круглое отверстие – то ли дверь, то ли окно. В этом отверстии вдруг появилось чье-то лицо, и глаза незнакомца уставились на паланкин.

Девочка Королева, словно почувствовав этот взгляд, подняла ресницы и поглядела вверх.

– Стоп! – тихо приказала она.

35
{"b":"31143","o":1}