ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он долго думал, как ему этого достичь. Надо найти что-нибудь такое, чего в Фантазии никто не осилит, даже с помощью Знака, на что способен один только он, Бастиан.

И вот ему пришло в голову: выдумывать фантастические истории!

Сколько раз ему приходилось слышать, что это в Фантазии никому не доступно. Даже голос Эйулалы так говорил. А уж выдумывать-то Бастиан был мастер.

Атрейо еще увидит, что он, Бастиан, великий сочинитель!

Он захотел, чтобы ему как можно скорей представился случай доказать это своему другу. Прямо завтра! Например, если бы в Амарганте устроили праздник поэтов и рассказчиков. Уж тогда Бастиан наверняка превзошел бы всех своими фантазиями!

А еще лучше, если бы все, что он рассказывает, тут же сбывалось! Ведь Граограман говорил, что Фантазия – это Мир историй, и потому даже давно прошедшее может возникнуть здесь вновь, если о нем упомянуть в каком-нибудь фантастическом рассказе.

Вот Атрейо изумится!

И, представляя себе удивление и восхищение Атрейо, Бастиан уснул.

Когда на другое утро все сидели за роскошным завтраком в парадном зале дворца, Серебряный Старец Кверквобад сказал:

– Мы решили устроить сегодня для нашего гостя, Спасителя Фантазии, и его друга, который привел его к нам, необычный праздник. Ты, быть может, не знаешь, Бастиан Бальтазар Багс, что жители Амарганта по древней традиции знамениты в Фантазии как рассказчики и исполнители песен. Наши дети с раннего возраста обучаются этому искусству, а когда становятся старше, упражняются в нем, странствуя по Фантазии, на пользу и благо ее жителей. И повсюду нас встречают с ликованием. Одно плохо: наш запас историй и песен, говоря по правде, не слишком велик. На всех его не хватает – приходится уж как-нибудь делиться. Но есть предание, что ты был знаменит в своем Мире умением придумывать разные истории. Так ведь?

– Да, – сказал Бастиан, – меня из-за этого даже высмеивали.

Серебряный Старец Кверквобад удивленно поднял брови.

– Высмеивали за то, что ты умеешь рассказывать истории, каких еще никто никогда не слыхал? Возможно ли такое! Ни один из нас не способен на это, и все мы – я и мои сограждане – были бы тебе бесконечно благодарны, если бы ты подарил нам несколько новых историй. Не поможешь ли ты нам своим гениальным даром?

– С радостью! – ответил Бастиан.

После завтрака все спустились по лестнице и вышли из дворца. Внизу их уже ждал Фалькор.

На площади тем временем собралась огромная толпа. На этот раз здесь было мало гостей, приехавших в город на турнир. Жители Амарганта – мужчины, женщины, дети, – все стройные, голубоглазые, в нарядных серебряных одеждах, заполнили площадь. Многие из них держали в руках серебряные струнные инструменты: лиры, лютни, арфы, гитары – для музыкального сопровождения своих выступлений. Каждый надеялся показать свое искусство Бастиану и Атрейо.

Снова вынесли кресла, и Бастиан занял место между Кверквобадом и Атрейо. Фалькор стоял у них за спиной.

Кверквобад хлопнул в ладоши и сказал в наступившей тишине:

– Великий сочинитель согласился исполнить наше желание. Он подарит нам новые фантастические истории. Поэтому, друзья мои, постарайтесь вдохновить его своим искусством!

Амаргантцы на площади низко поклонились в полном молчании. Один из них вышел вперед и начал свой рассказ медленным речитативом. После него выходили еще многие. У всех у них были красивые звучные голоса, и все были прекрасными исполнителями.

Здесь звучали стихи и песни, легенды и рассказы, увлекательные и захватывающие, веселые и грустные, но пересказать их подряд нет никакой возможности, и о них мы расскажем как-нибудь в другой раз. Всего тут было исполнено примерно сто различных произведений. А те, кто выступал потом, начали повторять то, что уже прозвучало раньше. Амаргантцам больше нечего было демонстрировать своим слушателям.

Бастиан все сильнее волновался, с нетерпением ожидая, когда он сможет выступить сам. То, о чем он мечтал вчера вечером в постели, начало сбываться, и он не мог дождаться минуты, когда сбудется и все остальное, что он задумал. Он поглядывал в сторону Атрейо, но тот сидел с застывшим лицом и внимательно слушал. Невозможно было понять, какие чувства он испытывает.

Наконец Серебряный Старец Кверквобад повелел своим согражданам закончить выступления и со вздохом обратился к Бастиану:

– Я уже говорил тебе, Бастиан Бальтазар Багс, что наш запас, к сожалению, невелик. Это не наша вина. Как видишь, мы делаем все, что можем. Так не подаришь ли ты нам хоть одну из твоих фантастических историй?

– Я подарю вам все истории, какие только придумал, – великодушно отвечал Бастиан. – Я ведь могу придумать великое множество новых. Некоторые из них я рассказывал одной маленькой девочке по имени Криста, но большинство – лишь самому себе. Их не знает еще никто на свете. Но рассказывать каждую по отдельности – это длилось бы недели и месяцы. А так долго мы не можем у вас оставаться. Поэтому я расскажу вам только одну историю, очень короткую, но в нее входят и все остальные. Называется она «История библиотеки города Амарганта».

Он немного подумал и стал рассказывать наобум – то, что прямо сейчас пришло ему в голову:

– В давние времена Амаргантом правила Серебряная Старая Женщина по имени Квана. В те далекие дни не было еще ни Муру, Озера Слез, ни нынешнего Амарганта из филигранного серебра. Это был самый обыкновенный город с каменными и деревянными домами. И расположен он был в долине между холмами, поросшими лесом.

У Серебряной Кваны был сын по имени Квин – знаменитый охотник. Однажды Квин встретил в лесу носорога со светящимся камнем на роге. Он убил зверя и унес камень к себе домой. Но это принесло несчастье Амарганту. В городе стали все реже и реже рождаться дети. Жители понимали, что, если не придет избавление, город обречен на вымирание. Но оживить носорога было невозможно, и никто не знал, что делать.

И вот Серебряная Квана отправила посла к Южному Оракулу, чтобы Эйулала сказала, как им поступить. Но Оракул был очень далеко от города Амарганта. Посол пустился в путь молодым человеком, а вернулся седым стариком. Серебряная Квана давно умерла, и правителем города стал тем временем Квин, ее сын. Да и он был уже очень стар, как и все жители Амарганта. Оставалось всего только двое детей – мальчик и девочка. Мальчика звали Аквиль, а девочку – Муква.

Посол в тот же день рассказал, что открыл ему голос Эйулалы: Амаргант не будет подвергнут вымиранию и разрушению, если станет самым красивым городом во всей Фантазии. Только так может быть искуплено преступление Квина. Но жители Амарганта смогут достичь этого лишь с помощью Ахараев, самых уродливых существ в Фантазии. Их еще называют Вечно Плачущими, потому что они непрестанно льют слезы, горюя о своем уродстве. Вот как раз эти-то потоки слез и вымывают из глубин земли особое серебро, из которого Ахараи выделывают замечательную серебряную филигрань.

И тогда все жители Амарганта отправились на поиски Ахараев, но никому не удалось их найти, потому что те жили глубоко под землей. Со временем все жители Амарганта вымерли, и остались на свете только Аквиль и Муква, они уже были взрослыми. Им-то и посчастливилось разыскать Ахараев и уговорить их сделать город Амаргант самым прекрасным во всей Фантазии. Сперва Ахараи построили серебряный челн, а на нем небольшой филигранный дворец и поставили его на главной площади вымершего города. Потом они направили свой подземный поток слез так, что тот вышел на свет ключом в долине среди лесистых холмов. Долина наполнилась горькими слезами и превратилась в соленое Озеро Слез Муру, и на нем теперь плавал первый серебряный дворец. В нем-то и поселились Аквиль и Муква.

Но Ахараи поставили условие молодой чете: пусть и сами они, и все их потомки отныне посвятят свою жизнь пению песен и рассказыванию легенд и историй. И пока они будут выполнять это условие, Ахараи не перестанут им помогать – так они своим уродством послужат прекрасному.

50
{"b":"31143","o":1}