ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, об этом я пока еще совсем не думал, – сказал Бастиан, – но ты прав, Атрейо. Да, конечно, ты прав.

– Ты спас Фантазию, – продолжал Атрейо, – и, мне кажется, много чего здесь узнал и понял. И теперь тебе, думаю, хочется вернуться назад, в твой Мир, все это передать и тем его вылечить. Или, может, есть что-то еще, что тебя здесь держит?

И Бастиан, забыв, что он не всегда был красивым, сильным, мужественным и могущественным, ответил:

– Нет, пожалуй, ничего.

Атрейо задумчиво поглядел на своего друга.

– Возможно, это очень длинный и трудный путь. Кто знает…

– Да, кто знает… – согласился Бастиан. – Но если хочешь, давай прямо сейчас отправимся в дорогу.

Потом произошел короткий дружеский спор между тремя рыцарями. Они никак не могли прийти к соглашению, кто из них отдаст Бастиану лошадь – каждый предлагал свою. Бастиан разрешил их спор, заявив, что он просит их подарить ему Йиху. Они, однако, считали, что Бастиану не пристало ехать на подобном скакуне – это ниже его достоинства. Но он настаивал, и они в конце концов согласились.

Пока рыцари готовили все необходимое для путешествия, Бастиан и Атрейо вернулись во дворец Кверквобада, чтобы поблагодарить Серебряного Старца за гостеприимство и попрощаться. Фалькор, Дракон Счастья, ждал Атрейо перед дворцом. Он очень обрадовался, услыхав, что они вот-вот тронутся в путь. Город, и даже такой прекрасный, как Амаргант, был не его стихией.

Серебряный Старец Кверквобад с увлечением читал книгу, взятую в библиотеке Бастиана Бальтазара Багса.

– Я был бы рад, если б вы погостили у нас подольше, – сказал он, с трудом от нее отрываясь, – не каждый день принимаешь такого великого сочинителя. Но, к счастью, нам в утешение остаются ваши книги.

Они попрощались, и Бастиан с Атрейо вышли из дворца.

Сев верхом на Фалькора, Атрейо спросил Бастиана:

– А ты не хотел бы тоже полететь на Фалькоре?

– Немного погодя, – ответил Бастиан. – Сейчас меня ждет Йиха, я ей обещал.

– Тогда мы встретим вас на берегу, – крикнул Атрейо.

Дракон Счастья поднялся в воздух и исчез из виду. Подойдя к гостинице, Бастиан увидел, что три рыцаря вместе с лошадьми и Йихой уже стоят на пароме, готовые в путь. Они сняли с Йихи седло для груза и заменили его богато украшенным седлом для верховой езды. Зачем они это сделали, она узнала только тогда, когда Бастиан подошел к ней и шепнул ей на ухо:

– Теперь ты моя, Йиха.

И пока паром отчаливал и удалялся от Серебряного Города, над солеными водами Озера Слез Муру все звучал радостный клич старой лошачихи.

Что касается Героя Инрека, то ему и в самом деле удалось добраться до Маргуля, Страны Холодного Огня. Он проник в окаменевший лес Водгабай и преодолел все три рва вокруг замка Рагара. Он нашел свинцовый топор, победил дракона Смерга и доставил принцессу Огламар к ее отцу, хотя та теперь с радостью вышла бы за него замуж. Только сам он больше этого не хотел. Но это уже совсем другая история, и мы расскажем ее как-нибудь в другой раз.

Глава 18

Ахараи

Шел проливной дождь, тяжелые черные тучи летели прямо над головой всадников. Вскоре крупными мокрыми хлопьями повалил снег, потом дождь и снег стали падать с неба вперемежку. Ураганный ветер налетал с такой силой, что лошадям приходилось, сопротивляясь ему, поворачиваться боком. Плащи всадников, отяжелев от дождя, хлопали по спинам лошадей.

Уже много дней они были в пути и последние три дня скакали по высокогорному плато. Погода становилась все хуже и хуже, почва превратилась в какую-то смесь слякоти и острых камней, и продвигаться вперед по этой вязкой грязи становилось все труднее. Кое-где виднелись островки кустарника и маленькие кривобокие деревца. Пейзаж был утомительно однообразен.

Бастиан, ехавший впереди на Йихе в своем сверкающем серебряном плаще, был еще в сравнительно сносном положении. Этот легкий и тонкий плащ оказался очень теплым и не пропускал сырости – капли дождя от него так и отскакивали. Силач Икрион закутался в плотную синюю шерстяную пелерину, его приземистая фигура была едва различима под ее широкими складками. Стройный Избальд низко надвинул на лоб капюшон своей грубошерстной коричневой куртки, и его рыжие волосы были совсем не видны. Мокрая парусиновая накидка Идорна то и дело прилипала к его худощавой спине.

Но, несмотря на все это, три рыцаря были настроены весьма бодро и всю дорогу грубовато подшучивали друг над другом. Они и не ожидали, что полное опасностей и приключений путешествие с Господином Бастианом будет похоже на воскресную прогулку. Время от времени они, перекрывая рев бури, громко и скорее воинственно, чем мелодично, распевали песни – то хором, то соло. Их любимой была песня, начинавшаяся словами:

Когда я был мальчонкой, Хоп-хайди, хоп-хайда, Дул ветер, хоп-хайди-хайда, А с неба капала вода…

Они уверяли, что эту песню сочинил в давно прошедшие времена некий знаменитый путешественник по странам Фантазии по фамилии не то Шекспир, не то как-то еще вроде этого.

Единственный из всех, на кого ни дождь, ни холод не производили ни малейшего впечатления, был Атрейо. Он без устали носился по небу верхом на Фалькоре меж облаками и над ними, устремляясь то вперед, чтобы разведать местность, то назад, чтобы сообщить о своих наблюдениях.

Все, и даже Дракон Счастья, были убеждены, что они ищут путь, который приведет Бастиана обратно в его Мир.

И Бастиан тоже так думал. Он и сам не знал, что принял предложение Атрейо только из дружбы и благих намерений, а на самом деле вовсе и не хотел возвращаться. Но география Фантазии определяется желаниями, сознательными и бессознательными. И так как от одного Бастиана зависело, в каком направлении они движутся, они шли по пути, который заводил их все глубже и глубже в Фантазию, вел в самую ее сердцевину – к Башне Слоновой Кости. Что это для него означало, он узнал лишь гораздо позже. А пока ни он, ни кто-либо из его спутников не имел об этом ни малейшего представления.

Мысли Бастиана были заняты сейчас другим. Уже на следующий день после того, как они покинули Амаргант, они обнаружили в лесу, окружающем озеро Муру, следы дракона Смерга. Большая часть росших тут деревьев окаменела. Очевидно, перед тем как приземлиться, чудовище летело низко над лесом, обдавая деревья ледяным огнем. Отпечатки его ног, похожих на ноги огромного кузнечика, были легко различимы. Атрейо, хорошо умевший читать следы, нашел здесь и другой след – след коня Героя Инрека. Значит, Инрек скакал за драконом.

– Не очень-то я этому рад, – не то всерьез, не то в шутку сказал Фалькор, вращая своими рубиново-красными глазами. – Может, он и страшилище, этот дракон Смерг, но мне он, как-никак, все же родственник, хоть и седьмая вода на киселе.

Они не пошли по следу Героя Инрека, а двинулись совсем в другом направлении. Ведь цель их была помочь Бастиану найти путь в его Мир.

Но с тех пор Бастиан стал размышлять о том, что же он наделал, придумав для Героя Инрека этого дракона. Конечно, Герой Инрек нуждался в чем-то, против чего он мог бы бороться и тем самым показать себя. Но это еще вовсе не значит, что он победит дракона. А что, если Смерг одержит над ним победу? И в каком ужасном положении оказалась принцесса Огламар! Ну да, она слишком высокомерна, но дает ли это право Бастиану принести ей такое страшное несчастье? И главное, кто знает, что еще натворит Смерг в Фантазии? Бастиан недолго думая создал непредсказуемые опасности, и они теперь будут существовать без его ведома и, возможно, принесут величайшие беды многим невинным. Лунита, как ему было известно, не делала различия в своем Мире между добрым и злым, прекрасным и ужасным. Для нее каждое создание Фантазии было одинаково важно и оправданно. Но имел ли право он, Бастиан, относиться к этому так же, как она? И прежде всего, хотел ли он этого?

Нет, решил Бастиан, он ни за что не хочет войти в историю Фантазии как творец омерзительных страшилищ. Куда лучше было бы прославиться добротой и самоотверженностью, стать для всех светлым примером. И тогда его называли бы Добрым Человеком и почитали как Великого Благодетеля. Да, вот чего он желал.

53
{"b":"31143","o":1}