ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вдруг он услышал, что хочет сказать ему этот человек, услышал не слухом, а всем своим существом:

«Помоги, не бросай меня в беде! Мне не выбраться самому изо льда. Только ты можешь меня освободить – только ты один!»

Когда Бастиан и рудокоп поднялись на рассвете, мальчик без имени сказал Йору:

– Я сегодня не спущусь с тобой в шахту.

– Ты хочешь меня покинуть? Мальчик кивнул:

– Я пойду искать Живую Воду.

– Ты нашел картину, которая тебя поведет?

– Да.

– Ты мне ее покажешь?

Мальчик опять кивнул. Они пошли по снегу туда, где лежала картина. Остановились. Мальчик смотрел на картину, не отрываясь. Но Йор обратил взор своих слепых глаз не на картину, а на лицо мальчика – он глядел сквозь него в дальнюю даль. Казалось, он к чему-то прислушивается. Наконец он кивнул.

– Возьми ее с собой, – прошептал он, – только не потеряй. Если ты ее потеряешь или она рассыплется – тогда конец всему. Потому что в Фантазии для тебя уже ничего больше не останется. А ты знаешь, что это значит.

Мальчик, у которого не было больше имени, стоял, низко опустив голову. Он долго молчал, потом сказал, тоже шепотом:

– Спасибо, Йор, за все, чему ты меня научил. Они пожали друг другу руки.

– Ты был хорошим рудокопом, – прошептал Йор. – Ты прилежно работал.

С этими словами он повернулся и зашагал к Руднику Минроуд. Не обернувшись ни разу, он вошел в подъемник и стал спускаться в глубь земли.

Мальчик без имени поднял со снега картину и побрел вдаль по бескрайней белой равнине.

Он шел долго. Давно уже хижина Йора исчезла из виду, и ничего больше не было вокруг, кроме белой пустыни, простиравшейся до горизонта. Но он чувствовал, что картина, которую он бережно несет в руках, словно тянет его в определенном направлении и подсказывает дорогу.

Мальчик решил довериться этой влекущей силе – он смутно ощущал, что она приведет его, куда надо, даже если путь будет очень длинным. Ничто теперь уже его не удержит. Он хочет только одного – найти Живую Воду, и уверен, что сможет ее найти.

И вдруг он услыхал шум в воздухе – щебет и возгласы, да-да, где-то там, в вышине, звучало множество голосов. Взглянув вверх, он увидел на небе темное облако, похожее на огромную птичью стаю. И только когда облако снизилось, он понял, что это за стая, и от страха замер на месте.

Это были Шламуфы, Клоуны-Бабочки!

«Боже милостивый! – подумал мальчик без имени. – Только бы они меня не заметили! Они разрушат картину своим криком!»

Но они его уже заметили!

С громким хохотом и улюлюканьем бросилась стая к одинокому путнику и приземлилась вокруг него на снегу.

– Ур-ра! – заорали они, широко разевая яркие разноцветные рты. – Наконец-то мы его разыскали, нашего Великого Благодетеля!

Они валялись в снегу, швыряли друг в друга снежками, стояли на голове, кувыркались.

– Тише! Да тише вы! – шептал в отчаянии мальчик без имени.

Но те в восторге выкрикивали хором:

– Что он сказал?

– Он говорит, чтобы мы погромче шумели!

– Мы слишком тихо кричим!

– Этого нам еще никто не говорил!

– Что вам от меня надо? – спросил мальчик. – Почему вы ко мне пристаете?

Клоуны-Бабочки закружились вокруг него, вереща:

– Великий Благодетель! Великий Благодетель! Помнишь, как ты нас спас, когда мы были еще Ахараями, самыми разнесчастными созданиями Фантазии? Но теперь мы сами себе до смерти надоели! То, что ты сотворил с нами, было сначала так весело! Но теперь мы помираем со скуки. Мы порхаем, порхаем, порхаем, и нам не за что уцепиться. Даже игру мы не можем затеять – у нас нет никаких правил. Ты превратил нас в смешных паяцев! Вот так спасение! Ты обманул нас, Великий Благодетель!

– Но ведь я хотел как лучше, – прошептал мальчик в ужасе.

– Конечно! Как лучше тебе! – заорали Шламуфы хором. – Ты вообразил себя Благодетелем! Небось думал: «Ай да я, вот какой я добрый!» А расплачиваться за твою доброту приходится нам, Великий Благодетель!

– Что же я теперь должен сделать? – спросил мальчик. – Чего вы от меня хотите?

– Мы искали тебя! – заверещали Шламуфы, гримасничая, как настоящие клоуны. – Хотели догнать тебя раньше, чем ты удерешь из Фантазии. И наконец-то догнали! И не отпустим, пока ты не станешь нашим вожаком! Старшим Шламуфом! Главным Шламуфом! Нашим Генерал-Шламуфом! Всем, чем сам захочешь!

– Но почему же, почему? – прошептал мальчик с мольбой.

Бабочки-Клоуны опять загалдели, взвизгивая:

– Мы хотим, чтобы ты отдавал нам приказы! Командовал нами! Заставлял нас и нам запрещал! Мы хотим, чтобы в нашей жизни был хоть какой-нибудь смысл!

– Этого я не могу! Почему вы выбрали меня? Назначьте кого-нибудь из вашей стаи!

– Нет-нет, нам нужен ты, Великий Благодетель! Ведь это ты сделал нас тем, чем мы теперь стали!

– Не могу, – с трудом прошептал мальчик. – Мне надо уйти отсюда. Вернуться назад!

– Больно ты скор, Великий Благодетель! – закричали Клоуны-Бабочки, гримасничая и широко разевая рот. – Ишь, чего захотел! Просто дать деру из Фантазии! Э, нет, мы тебя не выпустим! От нас не уйдешь!

– Но мои силы на исходе! – взмолился мальчик.

– А мы? – отвечал хор. – А мы-то как же?

– Уходите! – крикнул мальчик. – Я больше не могу о вас заботиться!

– Тогда преврати нас в тех, кем мы были! – кричали визгливые голоса. – Лучше уж стать Ахараями! Озеро Слез высохло, и Амаргант сел на мель! И никто не плетет чудесную серебряную филигрань! Мы хотим снова стать Ахараями!

– Я уже не могу этого сделать! – ответил мальчик. – У меня больше нет никакой власти в Фантазии.

– Тогда, – взвизгнула хором вся стая Шламуфов, и они закружились вихрем, налетая друг на друга, – тогда мы возьмем тебя с собой!

Сотни крошечных ручек схватили его и потянули вверх, стараясь поднять в воздух. Мальчик отбивался изо всех сил – Бабочки так и разлетались во все стороны. Но, упорные, как взбудораженные осы из разоренного осиного гнезда, они возвращались все снова и снова.

И вдруг сквозь визг, крики и вопли донесся издали тихий, но мощный звук, похожий на гудение большого бронзового колокола.

В то же мгновение Шламуфы обратились в бегство и исчезли в небе, словно большое темное облако.

* * *

Мальчик, у которого не было больше имени, стоял на коленях в снегу. Перед ним лежала рассыпавшаяся в пыль картина. Теперь все было потеряно. Не осталось ничего, что могло бы привести его к Живой Воде.

Когда он поднял глаза, он увидел сквозь слезы, словно в тумане, две фигуры на снежном поле – большую и маленькую. Он вытер слезы и вгляделся получше.

Это были Фалькор, Белый Дракон Счастья, и Атрейо.

Глава 26

Живая Вода

Мальчик, у которого не было имени, нерешительно поднялся, прошел несколько шагов навстречу Атрейо и остановился. Атрейо глядел на него внимательно и спокойно. Рана в его груди больше не кровоточила.

Долго стояли они так друг против друга. Ни один не произнес ни слова. Было так тихо, что каждый слышал дыхание другого.

Мальчик без имени медленно протянул руку к золотой цепочке и снял ОРИН, висевший у него на груди. Он нагнулся и бережно положил Амулет на снег перед Атрейо. При этом он еще раз посмотрел на двух змей, светлую и темную: вцепившись друг другу в хвост, они образовывали овал.

И, как только он выпустил Знак из рук, золотой блеск ОРИНА стал таким ясным и сияющим, что, ослепленный им, он закрыл глаза, словно взглянул на солнце. Когда он открыл их снова, то увидел, что стоит в каком-то огромном зале под куполом величиной с небесный свод. Стены его сложены из плит золотого света. А посредине этого необъятного зала лежат громадные, как городская стена, две змеи – светлая и темная.

Атрейо, Фалькор и мальчик без имени стояли возле головы Темной Змеи, держащей в пасти хвост Светлой. Ее застывшие глаза с вертикальными зрачками были устремлены на них. По сравнению с этой змеей все они были крошечные, и даже Дракон Счастья казался маленькой белой гусеницей. Огромные неподвижные тела змей блестели, словно какой-то невиданный металл, – черный как ночь у одной, серебристо-белый у другой. И все беды, какие они могли бы принести, не случились лишь потому, что они держали друг друга в плену. Если бы когда-нибудь они отпустили друг друга. Мир бы погиб. Это было ясно.

81
{"b":"31143","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Все в твоей голове. Экстремальные испытания возможностей человеческого тела и разума
Затонувшие города
Первому игроку приготовиться
Мопсы и предубеждение
Ледовые странники
Тенистый лес. Сбежавший тролль (сборник)
Опыт «социального экстремиста»
Как ты смеешь
Полночное солнце