ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Спасибо, женщина, – сказал Кентавр и кивнул ей. – А теперь, может, кто-нибудь из вас все-таки будет так любезен и позовет, наконец, этого Атрейо? Дело не терпит промедления. Речь идет о жизни Девочки Королевы.

– Я сейчас сбегаю за ним! – крикнула малышка лет шести.

И бросилась бежать со всех ног, а через несколько минут уже пронеслась между шатрами на неоседланном коне.

– Наконец-то! – воскликнул Цайрон и в изнеможении рухнул на землю.

Когда он пришел в себя, то поначалу не понял, где находится, потому что вокруг было темно. Лишь приглядевшись, он обнаружил, что лежит в просторном шатре на мягкой звериной шкуре. Должно быть, уже опустилась ночь – сквозь неплотно задернутый полог он увидел отсвет догорающего костра.

– О трижды бесценный гвоздь моей подковы! – воскликнул он, пытаясь подняться. – Но долго ли я здесь лежал?

В шатер просунулась чья-то голова и тут же исчезла, потом кто-то прошептал:

– Похоже, очнулся…

Полог откинули, и в шатер вошел мальчик лет десяти. На нем были длинные штаны и башмаки из сыромятной кожи. Торс его был обнажен, и лишь с плеч спадал до самых пят пурпурный плащ, как видно, сотканный из шерсти буйвола. Его длинные иссиня-черные волосы были собраны на затылке и стянуты кожаным ремешком. Лоб и щеки мальчика цвета спелой оливы украшал простой орнамент, нанесенный белой краской. Он глядел на Кентавра. Темные глаза его сверкали гневом, но лицо было непроницаемо.

– Что тебе надо от меня, чужестранец? – спросил он. – Почему ты оказался в моем шатре? Почему ты отнял у меня охоту? Если бы я убил сегодня большого буйвола – а стрела уже лежала на тетиве моего лука, когда ты меня позвал, – завтра я был бы удостоен звания Охотника. А теперь мне придется ждать целый год. Почему ты так поступил?

Старый Кентавр смотрел на него в недоумении.

– Не хочешь ли ты сказать, что ты и есть Атрейо?

– Да, чужестранец.

– А нет ли здесь другого, взрослого опытного охотника, которого зовут этим именем?

– Нет, только меня зовут Атрейо. Старый Цайрон снова опустился на шкуру и прошептал, тяжело дыша:

– Ребенок! Маленький мальчик! Веления Девочки Королевы и вправду непостижимы.

Атрейо стоял неподвижно и молча ждал.

– Прости меня, Атрейо, – сказал Цайрон, с трудом подавляя свое волнение. – Я вовсе не хотел тебя обидеть, но твой возраст оказался для меня столь неожиданным, что, честно говоря, я не могу прийти в себя от изумления. Я просто не знаю, что и думать! Я всерьез задаю себе вопрос: знала ли Девочка Королева, что она делает, когда ее выбор пал на такого ребенка, как ты? Это же сущее безумие! Но если это ее сознательная воля… то… то… Он с силой тряхнул головой.

– Нет!.. Нет!.. Знал бы я, к кому она меня посылает, я наотрез отказался бы передать тебе ее поручение. Отказался бы, и все тут!

– Какое поручение? – спросил Атрейо.

– Просто чушь какая-то! – вскричал Цайрон, не в силах больше скрывать свои чувства. – Выполнить ее поручение вряд ли смог бы самый великий, самый многоопытный герой, но ты… Ведь она посылает тебя «туда, не знаю куда» искать «то, не знаю что». Никто не сможет тебе ни помочь, ни посоветовать, никому не дано предвидеть, что с тобой случится на этом пути, какие тебе предстоят испытания… И, тем не менее, ты должен решить сразу, не сходя с места, и сказать мне, принимаешь ты это задание или нет. Больше нельзя терять ни секунды. Я скакал десять дней и десять ночей, почти без передышки, чтобы тебя разыскать… О, теперь мне кажется – лучше бы я погиб в пути. Я так стар, силы мои на исходе… Дай мне, пожалуйста, глоток воды!

Атрейо принес кувшин свежей ключевой воды. Кентавр стал пить жадно, большими глотками, потом отер бороду и немного успокоился.

– Спасибо, я попил и чувствую себя лучше… Послушай, Атрейо, ты вовсе не обязан принимать это поручение. Девочка Королева не приказывает тебе, а лишь просит решить, возьмешься ли ты за него. Я вернусь, объясню ей все, и она наверняка найдет кого-нибудь другого. Быть может, она просто не знает, что ты еще совсем маленький мальчик. Она тебя, видно, с кем-то спутала… Иначе не объяснишь.

– А что за поручение?

– Найти средство вылечить Девочку Королеву, – ответил старый Кентавр, – и спасти Фантазию.

– Разве она больна? – удивился Атрейо.

Тогда Цайрон рассказал ему, что случилось с Девочкой Королевой, и с какими ужасными вестями прибыли посланцы со всех концов Фантазии. Атрейо задавал все новые и новые вопросы, Кентавр отвечал на них, как мог. Это был долгий-долгий ночной разговор. И чем лучше Атрейо представлял себе, как велика беда, обрушившаяся на Фантазию, тем яснее на его прежде замкнутом лице проступало выражение растерянности и смятения.

– И обо всем этом я ничего не знал, – пробормотал он, с трудом разжимая побелевшие губы.

Сурово насупившись, Цайрон серьезно и озабоченно глядел на мальчика из-под седых мохнатых бровей.

– Зато теперь ты знаешь все. Неудивительно, что я был потрясен, увидев тебя. Но Девочка Королева назвала твое имя и ничье другое. «Отправляйся в путь, – приказала она мне, – и разыщи Атрейо. Только на него одного я возлагаю все надежды. Спроси, готов ли он на Великий Поиск ради меня и ради судьбы Фантазии». Так она сказала. Мне неведомо, почему ее выбор пал именно на тебя. Быть может, только маленький мальчик вроде тебя и может справиться с такой немыслимой задачей. Как знать… Но я тут бессилен и не могу тебе ничего посоветовать.

Атрейо сидел, низко опустив голову, и молчал. Он понимал, что это испытание куда более серьезное, чем охота на красного буйвола. Даже самому великому охотнику и лучшему следопыту оно могло бы оказаться не под силу. А ему и подавно.

– Ну, – после долгого молчания тихо спросил старый Кентавр. – Ты готов?

Атрейо поднял голову и поглядел ему в глаза.

– Готов, – сказал он твердо. Цайрон кивнул, снял с себя золотой Амулет и надел его на шею Атрейо.

– ОРИН даст тебе великую власть, – сказал он торжественно, – но ты не должен ею пользоваться. Ведь и Девочка Королева никогда не пользуется своей властью. ОРИН будет тебя вести и защищать, но сам ты не должен ни во что вмешиваться, что бы ни увидел. Ибо отныне, с этой минуты, твое личное мнение уже ровным счетом ничего не значит. Поэтому ты и отправишься в путь без оружия. Не мешай свершаться тому, что свершается. Ты должен бесстрастно взирать на добро и зло, на красоту и уродство, на мудрость и глупость, все это для тебя отныне едино, как оно едино в глазах Девочки Королевы. Ты можешь только искать и спрашивать, но ни о чем не судить по своему разумению. Никогда не забывай об этом, Атрейо.

– ОРИН! – почтительно прошептал мальчик. – Я хочу оказаться достойным Знака Власти. Когда мне отправляться в путь?

– Немедленно, – ответил Цайрон. – Никто не знает, сколько продлится твой Великий Поиск. Возможно, что важен каждый час… Попрощайся с родителями, братьями, сестрами и иди.

– У меня никого нет, – ответил Атрейо. – Моих родителей растоптал буйвол вскоре после моего рождения.

– Кто же тебя воспитал?

– Все женщины и мужчины нашего племени. Поэтому они и назвали меня Атрейо. В переводе на Великий Язык это значит: «Сын всех».

Никто не мог бы понять это лучше Бастиана, хотя отец его, как мы знаем, был жив. А вот у Атрейо не было ни отца, ни матери. Зато Атрейо был воспитан всеми мужчинами и женщинами племени, он был «Сыном всех», тогда как у него, у Бастиана, вправду не было никого, и был он, по сути, «Ничьим сыном». И все же Бастиан был рад, что, пусть хоть в этом, у него нашлось что-то общее с Атрейо, потому что во всем другом он совсем на него не походил: он не обладал ни его мужеством, ни его решимостью, да и обликом был совсем другой. Но теперь и Бастиан ступил на тропу Великого Поиска и тоже не знал, куда она его приведет и чем все это кончится.

* * *

– Тогда отправляйся, ни с кем не простившись, – сказал старый Кентавр. – Я останусь здесь и все им объясню.

9
{"b":"31143","o":1}