ЛитМир - Электронная Библиотека

Бредовред сбросил с колен кота и вскочил. – Она все знает! – закричал он. – Клянусь всеми язвами и нарывами, она решила воспользоваться тем, что я попал в затруднительное положение. Под личиной родственных чувств она хочет втереться в доверие и совершить хищение моей интеллектуальной собственности. Знаю я тетю, ох как хорошо знаю!

И тут Бредовред разразился очень замысловатой древневавилонской, а может, древнегреческой бранью. При первых же словах все стеклянные сосуды задребезжали и зазвенели, а по полу так и покатились во все стороны шаровые молнии.

Мяуро, который еще никогда не видал своего маэстро в таком гневе, струхнул и одним гигантским прыжком взлетел в безопасное место – на голову акульего чучела, – оно висело на стене среди других трофеев колдуна.

Да только там Мяуро струхнул еще больше – потому что ворон тоже взлетел на чучело акулы и оба они, от страха сами не заметив, как это вышло, вцепились друг в дружку. В следующее мгновение кот и ворон в ужасе шарахнулись друг от друга.

А Тайный советник по колдовским делам трясущимися руками перерывал гору бумаг на своем столе. Расшвыряв все листки, он проревел страшным голосом:

– Клянусь кислотными дождями, она не увидит ни одной запятой в моих бесценных вычислениях! Эта коварная гиена вообразила, что вот так задаром, за здорово живешь приберет к рукам результаты моих исследований. Ну нет, просчиталась тетушка. Ничего она не получит в наследство, ровным счетом ничего. Сию же минуту спрячу все бумаги с важнейшими формулами в тайник. Мой погреб надежно защищен от любого колдовства. Тетке туда ни за что не пробраться, да и вообще туда никто не залезет.

Бредовред припустил было к выходу, но вдруг остановился на полпути и стал оглядываться по сторонам, словно в поисках чего-то.

– Мяуро, пестицид (Пестициды – химические препараты для борьбы с сорняками, вредителями, болезнями культурных растений.) тебя побери, куда ты запропастился?

– Я здесь, маэстро, – промяукал кот, свесившись вниз с акульей головы.

– А ну слушай! Пока меня не будет, не спускать глаз с этой нахальной вороны, понял? И смотри мне, не спать! Следи, чтобы ворон не совал свой длинный клюв в дела, которые его не касаются. А лучше всего… Вот что, отведи-ка его в свою каморку, запри там и сторожи у дверей. И ни в коем случае не слушай, что бы он ни говорил, ни в какие разговоры не вступай. Вообще, смотри, чтобы он не втерся тебе в доверие. Ты отвечаешь мне за ворона.

Бредовред бросился в коридор, ядовито-зеленый балахон развевался за его спиной.

Кот и ворон остались вдвоем. Они сидели друг против друга, Мяуро смотрел на Якоба, Якоб – на Мяуро. Через некоторое время ворон спросил:

– Ну что?

Что – ну что? – фыркнул кот. Ворон снова начал подмигивать.

– Так ты, что ли, ничего не кумекаешь, а, коллега?

Мяуро был сбит с толку, но он ни за что в этом не признался бы и потому сказал:

– Придержи-ка свой длинный клюв. Маэстро запретил мне болтать с тобой.

– Но он же ушел, – каркнул Якоб. – Мы, коллега, можем теперь наконец поговорить откровенно.

– Втереться в доверие задумал? Не выйдет! – сурово отрезал Мяуро. – И не надейся. Ты дерзок. Кроме того, у тебя нет стиля. Ты мне несимпатичен.

– Я никому не симпатичен. Чего уж там, я к этому давно привык. Но все-таки мы должны помогать друг другу. Ты – мне, я – тебе. Ведь такое у нас с тобой задание.

– Все, больше ни слова! – Котишка заурчал и постарался принять как можно более грозный вид. – Живо, идем в мою каморку. Прыгай вниз. И не вздумай предпринять попытку к бегству. Марш!

Якоб Карр лишь покачал головой и спросил:

– Ты и правда дурак или только притворяешься?

Мяуро не знал, как быть и что сказать в ответ. С той минуты, как они с Якобом остались наедине, ворон вдруг стал казаться ему очень-очень большой птицей, а уж клюв – теперь-тоМяуро разглядел, какой острый и страшный у ворона клюв. Кот выгнул спину, усы у него встопорщились. У горемыки Якоба сердце отчаянно застучало от страха, он понял, что дело его плохо. Он послушно слетел на пол с акульей головы. Котишка, не ожидавший такого эффекта от своих слов, тоже спрыгнул вниз.

– Ты не тронь, не тронь меня – и тебя не трону я, – сказал Якоб и нахохлился. Мяуро почувствовал себя хозяином положения.

– Марш вперед, чужак! – скомандовал он.

– Ох, пропала моя головушка, – печально прокаркал ворон. – Лучше бы сидеть мне в родимом гнезде с моей Кларой…

– Кто такая Клара?

– Ах, всего лишь моя бедная жена, – ответил Якоб и зашагал вперед, неуверенно переступая тонкими ножками. Кот пошел следом.

Они вошли в длинный темный коридор, где на стеллажах стояли стеклянные банки. И тут Мяуро, который успел кое о чем поразмыслить, спросил:

– А с какой стати ты называешь меня коллегой?

– Ох ты пресвятая веревка повешенного! Да потому что мы и есть коллеги. Или во всяком случае, раньше были коллегами.

– Кот и птица не могут быть коллегами ни при каких условиях, – надменно возразил Мяуро. – Смотри, не возомни о себе слишком много, ворон. Кошки и птицы – враги по своей природе.

– Правильно, – согласился Якоб. – Я хочу сказать, правильно, что по природе враги. По природе, когда все в порядке в этой самой природе. А если не все в порядке в природе, то враги по природе, бывает, становятся коллегами.

– Стой! Я ничего не понимаю. Вырази свою мысль яснее.

Якоб остановился и обернулся к коту.

– Ведь ты тоже выполняешь секретное задание. Ты следишь за своим маэстрой. Так или нет?

– Что? Как? – Мяуро вконец растерялся. – А ты что, тоже тайный агент? Но зачем же Высокий Совет зверей прислал сюда еще одного агента?

– Совет не сюда меня направил, – объяснил Якоб. – Вернее, сюда – не меня. Ох, от твоей тупости у меня просто ум за разум зашел! Ну, слушай. Я лазутчик в доме мадам ведьмы, такой же, как ты в доме твоего мосье колдуна. Дошло, наконец?

От изумления Мяуро так и сел.

– Ты правду говоришь?

– Это такая же правда, как то, что я птица несчастья, – со вздохом подтвердил Якоб. – Ты не будешь возражать, если я сейчас немного почищу перышки? А то – все зудит, прямо сил нету.

– О, конечно, пожалуйста! – Мяуро милостиво махнул лапой. – Мы ведь коллеги. – Он изящно уложил хвост вокруг передних лап и принялся наблюдать, как Якоб с наслаждением скребет и чешет когтями голову.

Кот вдруг почувствовал удивительную симпатию к этому старому ворону.

– Почему же ты сразу как-нибудь не намекнул, кто ты такой? – спросил он.

– А я намекал, – ответил Якоб. – Я же все время тебе подмигивал.

– Ах вот оно что! – воскликнул Мяуро. – Но ты мог бы и просто сказать. Что тут такого?

Теперь настала очередь Якоба удивляться.

– Сказать? Просто сказать? Чтобы твой хозяин услышал? Ну, котик, ты и впрямь светлая голова!

– Маэстро и так все знает.

Что?! – Ворон даже подскочил. – Он докопался до правды?

– Нет. Эту великую тайну открыл ему я. Ворон разинул клюв.

– Ох, нет… Не может такого быть, – прохрипел он наконец. – Сбил ты меня, влет сбил… Повтори, что ты сказал!

– Я не мог поступить иначе, – с важным видом начал объяснять Мяуро. – Было бы не по-рыцарски обманывать маэстро и дальше. Я долгое время за ним наблюдал и в конце концов пришел к выводу, что маэстро – благороднейшая личность, истинный гений, а значит, он достоин нашего доверия. Нельзя не признать, что сегодня он ведет себя довольно странно – что правда, то правда. Но со мной он всегда обращался как с принцем. А это говорит о том, что он добрый человек и благодетель животных.

Якоб в изумлении уставился на Мяуро.

– Нет, просто ушам своим не верю! Не может быть кот таким простофилей – разве что два или три кота суммарно. Но чтобы у одного-единственного кота было столько глупости… Да ведь ты, мой птенчик, все изгадил. Теперь всему крышка, план зверей, считай провалился, да еще с каким треском. Я давно это предчувствовал, с самого начала предчувствовал – быть беде!

7
{"b":"31148","o":1}