ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подумать – пока не спешить. «Хесус, найди мне того алкаша. Карлотта, скажите, а как выглядел тот, другой полицейский?»

Часко исчез. Карлотта: «У него были светло-русые волосы, уложенные помадой, около тридцати лет, симпатичный – не такой, как вы, мистер по-лицейский, но тоже ничего».

Ага: вторая зацепка про Джуниора в Черном городе. И вот еще что: Рок Рокуэлл в Ферн-Делл – какой-то педик сказал, что якобы наш отдел планирует облавы на гомосексуалистов. Джуниор объяснил это тем, что якобы «обязан» какому-то своему бывшему студенту из Отдела нравов Голливудского участка.

Дзинь-дзинь – я насыпал в банку бабульки немного мелочи. «Скажите, а вы видели того парня, который снимал эту комнату?»

– Слава Иегове, я видела его со спины.

– А вы не видели его с кем-нибудь еще?

– Слава Иегове, нет, не видела.

– Когда вы в последний раз видели ту девушку с фотографии?

– Слава Иегове, тогда, когда она танцевала стриптиз в «Бидо Лито», – четыре, может, пять дней назад.

– А когда она в последний раз снимала номер 18?

– Слава Иегове, с неделю назад.

– А где она ищет клиентов?

– Слава Иегове, я не знаю.

– Она когда-нибудь приводила одного и того же клиента дважды?

– Слава Иегове, я приучила себя не смотреть на лица этих грешников.

Вернулся Часко, таща вусмерть пьяного человека. «Не знаю, но, сдается мне, этот парень сейчас не в состоянии отвечать на вопросы».

«Парень» – мексикашка, а может, филиппинец. Грязный как свинья – да уж, толку от такого… «Как тебя зовут, сагиб?»

Бормотание вперемежку с икотой – Хесус шикнул на него. «Ваша братия зовет его Спичка, потому что он иногда поджигает себя, когда нажирается».

Спичка показал шрамы – старушенция в негодовании отскочила в сторону: «Ф-фу». Хесус: «Послушайте, я спросил его, кому он сдал комнату, и не думаю, что он хорошенько его запомнил. Вы все еще не передумали отвезти меня…»

Вернулся в номер 19 – закрылся. Выбросил ключ, принялся оглядываться – ого! – дверь, соединяющая номера.

Из номера 19 – в номер 18 – любимое место «работы» Люсиль. На дверном косяке – тоже следы отмычки, но не такие, как на входной двери.

Думать:

Наш герой вскрыл – или хотел вскрыть – дверь комнаты Люсиль.

При этом он наводит беспорядок в собственном номере, бросает серебро и в панике бежит. Или: следы отмычки не идентичны тем, что на входной двери. Скажем, сюда ломился кто-то еще. Кто-то третий?

Постучал в дверь – ни звука. Толкнул плечом – р-раз, два – крак! – дверь слетела с петель, и я въехал на ней в номер 18.

Такой же, как номер 19, – правда, шкафчик без дверцы. Зато там я обнаружил кое-что еще: зазубрины в стене над кроватью.

Ближе: вздувшиеся обои, пробоина, наспех залепленная шпаклевкой, квадратное углубление – под ним – дырчатая гажа. Содранные обои – один маленький кусочек.

Стена возле двери – ныряю в трещину под дверью.

Так и есть:

Жучок – установленный и впоследствии убранный, микрофон прямо над кроватью – тот, что наблюдал за Люсиль, шарит в электронике.

Обыскиваю комнату: пусто, ноль – ничего. Номер 19 – дважды обыскиваю, метнулся в шкафчик – а там – магнитофонная кассета, завернутая в шорты.

А вот и подтверждение того, что мой приятель удирал в панике.

Снаружи – бабуленция и Хесус, раздраженно разговаривают на повышенных тонах.

С быстротой молнии протискиваюсь сквозь них: старушенция швыряет в меня своей жестянкой.

В Бюро – код «три» остановка у лаборатории, приказы: проверить сперму на кусочке простыни на группу крови. К себе, нашел свой старый набор для снятия отпечатков пальцев: проверим-ка пленку:

Все смазано – ни одного мало-мальски четкого отпечатка. Раздраженный, я достал из кладовки маленький кассетный магнитофон.

Полночь – в дежурке никого. Закрываю дверь в свой кабинет, нажимаю «воспроизвести», вырубаю свет.

И слушаю:

Треск, шум проезжающих автомобилей, дребезжание оконных стекол. Снаружи: звуки жизнедеятельности мотеля «Красная стрела».

Болтовня черномазых проституток и их клиентов – минут десять кряду. Я почти ВИДЕЛ это: шлюхи возле ЕЕ окна. Тишина – только шипение кассеты – хлопает дверь. «Заранее, милый». – Пауза. – «Да, это значит – сейчас».

«Да, да», – мужчина. Пауза, звук падающих туфель, скрипение матраца – три минуты подряд. Кассета почти кончилась; стоны – его оргазм. Тишина, неразличимые слова, Люсиль: «Давай поиграем в одну игру. Я буду дочкой, а ты – моим папой, и, если у тебя и пра-а-авда получится, будет второй раз – за просто так».

Шум – машины, прохожие, дыхание. Легко представить:

Между ними – стена.

Недостаточно просто видеть.

Мой вуайерист тяжко дышит – боится, что вот-вот пробьет стену.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Путаные, непонятные сны: Люсиль просит меня побыть ее папой. Разбудил звонок из лаборатории: по сперме определили группу крови – первая, положительный резус. До сих пор мурашки по коже: вчера поздно вечером мне позвонили из Отдела нравов Голливудского участка и назвали историю Джуниора об облаве на педиков полной чушью.

«Бред собачий – так и передайте тому, кто вам это сказал. У нас и так забот по горло с этим треклятым Блуждающим Огнем, чтобы гонять каких-то там пидоров, – а в Ферн-Делле никто из наших и подавно уже больше года не был».

Кофе – осилил всего полчашки: нервы на взводе.

Звонок – громко и настойчиво.

Открыл – ч-черт – Брэдли Милтир и Гарольд Джон Мишак.

Суровые взгляды – их коллега-полицейский, завернутый в полотенце. Мишак пристально оглядел мой шрам от самурайского меча.

– Прошу, джентльмены.

Они закрыли за собой дверь. Милтир: «Мы пришли за отчетом».

Улыбаюсь – льстиво так. «Я нашел источники в съемочной группе – они помогут мне собрать информацию о мисс Бледсо».

– Вы работаете над заданием мистера Хьюза уже неделю, лейтенант. И, честно говоря, пока вы не собрали тех результатов, на которые он рассчитывал.

– Я работаю над этим.

– В таком случае, пожалуйста, предъявите результаты. Или ваша полицейская служба мешает выполнению задания мистера Хьюза?

– Моя полицейская служба довольно нерегулярна.

– Как бы там ни было, вам платят за сбор информации о мисс Гленде Бледсо. И вот теперь мистер Хьюз, кажется, заподозрил, что Гленда крадет запасы продовольствия из домиков для гостей. Кража – это уголовное преступление – прямой повод для расторжения контракта, так что не могли бы вы попристальней следить за вашей подопечной?

Мишак выпрямил руки – татуировок больше нет.

– Я немедленно начну наблюдение, мистер Милтир.

– Отлично. Мистер Хьюз ждет результатов.

Мишак – взгляд отпетого уголовника, на дух не переносящего полицейских.

– «Уайт фенс» или «Фист флэтс», Гарольд?

– А? Вы о чем?

– О татуировках, которые заставил тебя свести мистер Хьюз.

– Послушайте, я чист.

– Ну разумеется. Мистер Хьюз да-авно уничтожил твое личное дело.

Милтир: «Лейтенант, позвольте…»

Зутерский ублюдок: «Откуда у вас этот шрам, умник?»

– От самурайского меча.

– А что стало с тем… самураем?

– Я засунул этот меч ему в задницу.

Милтир, выкатив глаза «ой, мама дорогая»: «Результаты, мистер Клайн. Мы ждем. Пошли, Гарольд».

Гарольд вышел. Выходя, погрозил кулаком – ну точно, «Уайт фенс».

На съемочной площадке – суета:

Алканавты толпятся у трейлера – Микки К. раздает своей «съемочной группе» дешевое пойло. «Режиссер» Сид Фритцелл – «оператору» Уайли Баллоку: «Как будем выкалывать глаза главному монстру – палочкой или ножичком?» Гленда кормит осетром приютских стариков из массовки – в ее глазах: «Кто этот парень? Я его уже видела».

Трейлер Рока Рокуэлла – стучусь в дверь.

– Открыто!

Я вошел. Уютно: матрац, даже стул имеется. Рокуэлл на полу – зарядку делает. ЕГО ВЗГЛЯД: «Легавый – вот черти принесли».

26
{"b":"31152","o":1}