ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я все еще «Боб». А еще вы называли меня «пацан».

– И еще раз назову, Роберт. Если откажешься от своей идеи легализовать игорный бизнес.

Глупая шутка – вряд ли закон будет принят законодательными органами штата. Карты, автоматы, букмекеры – в пределах отдельных районов – большие налоги. Правда, полицейским это очень не нравилось – полагаю, Галлодет придумал это дело рейтинга ради.

– Он передумает – он же политик.

Но никто не рассмеялся – Боб смущенно прокашлялся:

– Похоже, «дело боксеров» провалилось. Джонсон мертв, и теперь нет ни одного стоящего свидетеля, и у меня такое впечатление, что Руис нужен Нунану только из-за своей репутации.

– Ну да, он же вроде как местная знаменитость. По слухам, Микки К. предпринял вялую попытку покуситься на его контракт, так что Нунан не прочь воспользоваться и репутацией Микки.

Эксли – отбрил:

– Ах да, вы же у нас эксперт по Микки Коэну.

– Мы общались, шеф.

– Вот как? И по какому вопросу?

– Я дал ему бесплатную юридическую консультацию.

– На тему…

– На тему: «Не связывайтесь с полицией Лос-Анджелеса» или «Берегитесь шефа всех следователей Эксли, он никогда не говорит, чего именно он хочет».

Боб, спокойно:

– Будет вам. Меня попросил собрать вас мэр Поулсон, так что не будем тратить его время. У меня есть идея – надо переманить Руиса на нашу сторону. Будет ключевой фигурой в деле умиротворения мексиканцев в «Чавес Рейвин», а если понадобится, и в пиар-кампании. Кажется, у него есть судимость – ограбление, если не ошибаюсь?

Я кивнул:

– Срок в колонии для несовершеннолетних за кражу со взломом. Слышал, он был членом воровской шайки, а его братцы до сих пор криминалом промышляют. Ты прав – надо его использовать. Посулим ему, что, если он согласится с нами сотрудничать, его семью никто не тронет.

Ван Метер: «Мне нравится». Галлодет:

– А что Дискант?

Я нанес еще один удар:

– Он ведь «розовый», так? Значит, у него есть дружки-комми. Я найду их и прижму к ногтю. Они попадут на ТВ и заложат его как миленького.

Боб, качая головой:

– Не согласен. Слишком все расплывчато, к тому же времени в обрез.

– Девочки, мальчики, выпивка – дайте мне какую-нибудь слабость. Послушайте – прошлой ночью я прокололся. Дайте мне шанс исправиться.

Тишина – долгая, оглушительная. Ван Метер, со вздохом:

– Слышал, он любит молоденьких. Тайком гуляет от жены. Особенно девочек из колледжа – юных, неиспорченных.

Боб, моментально гася усмешку:

– Давайте попросим Дадли Смита. Он не раз занимался подобными вещами.

Эксли, со странной воодушевленностью:

– Нет, Дадли не надо. Клайн, вы знаете людей, которые могли бы помочь?

– Я знаком с ребятами из «Строго секретно». Я могу попросить Пита Бондюрана сделать фото, а Фреда Турентайна – установить жучок. А наш отдел как раз на прошлой неделе накрыл бордель, и у меня есть на примете подходящая девчонка – ей светит срок.

Присутствующие переглядываются. Эксли, с полуулыбкой:

– Тогда реабилитируйтесь, лейтенант.

Боб Г. – дипломат. «В университете он давал мне списывать. Будь снисходителен, Эд».

Прощальная реплика – встал и вышел. Ван Метер поплелся следом.

Давай.

– Федералы потребуют расследования, как считаете?

– Сомневаюсь. В прошлом году Джонсон прошел трехмесячное обследование в психиатрической лечебнице Камарильо, и тамошние доктора сказали Нунану, что его состояние нестабильно. Шестеро фэбээровцев пытались найти свидетелей, но безуспешно. С их стороны было бы глупо начинать расследование. Вы пока чисты, тем не менее мне не нравится, как это выглядит.

– Вы имеете в виду преступную небрежность?

– Я имею в виду ваши долгие и, к сожалению, общеизвестные связи в криминальном мире. Мягко говоря, вы «знакомы» с Микки Коэном – а именно его фигура должна была быть в центре расследования, которое угробила ваша «небрежность». Люди с воображением легко могут превратить «небрежность» в «преступный сговор», а в Лос-Анджелесе полно таких людей. Вот видите, как…

– Послушайте, шеф…

– Нет уж, это вы послушайте. Я дал вам со Стеммонсом это задание, потому что полагался на вашу компетентность, кроме того, мне хотелось получить ваше, как искушенного в юриспруденции человека, мнение, что задумали федералы в нашей юрисдикции. И что же вместо этого? «Аллилуйя, я умею летать!» и «Пока следователь храпит, главный свидетель прыгает из окна».

Подавляя смешок: «И какой вывод?»

– А это уже вы мне скажете. Что, по-вашему, планировали федералы – помимо пресловутого «боксерского расследования»?

– Полагаю, со смертью Джонсона – почти ничего. Руис рассказал мне, что у Нунана были какие-то непонятные «планы» относительно проведения расследования в южной части Лос-Анджелеса – ну, там, наркотики, игровые автоматы и незаконная торговля в Черном городе. Если расследование провалится, можно будет все свалить на полицию. Если же завершится успешно – Нунан первый объявит об этом: он обожает попадать в заголовки. У нас есть шанс подготовиться.

Эксли улыбнулся:

– Кажется, игорным бизнесом в Черном городе теперь заправляет Микки К. Вы не могли бы предупредить его, чтобы он поубирал все автоматы?

– Ни в коем разе. Отвлекаясь от темы: вы читали мой рапорт о букмекерской конторе?

– Да. За исключением тех выстрелов, все отлично. В чем дело? Вы смотрите на меня так, будто хотите чего-то попросить.

Я налил кофе.

– Кое-что взамен Дисканта.

– Не вам просить об одолжениях.

– После Дисканта я смогу.

– Тогда просите сейчас. Плохой кофе.

– В моем отделе мне наскучило. Я тут заходил в Отдел по расследованию краж и нашел на доске интересное дело.

– Ограбление магазина электроприборов?

– Нет, меховой склад Гурвица. Украдены меха на миллион, никаких следов, а Джуниор Стеммонс как раз в прошлом году накрыл Сола Гурвица за игрой в кости. Он – конченый лудоман, так что у меня есть версия, что он это сделал сам – мошенничество при страховании.

– Нет. Этим делом занимается Дадли Смит, и он исключает версию со страховкой. К тому же вы – командир подразделения, а не следователь.

– Так измените правила! Я компрометирую комми, вы мне – это дело.

– Нет, этим делом занимается Дадли. Преступление совершено три дня назад, и он уже назначен. Кроме того, мне не хотелось бы искушать вас – ведь меха можно продать.

Опять отбрил – ну и к черту.

– Вы ведь с Дадом друг друга не особо любите. Он метил на должность шефа Бюро, а досталась она вам.

– Командиры подразделений вечно скучают и просят дел. Или у вас на то особые причины?

– Отдел краж – чистая работа. Если я начну расследовать тамошние дела, вы не станете корить меня за наличие подозрительных друзей.

Эксли поднялся: «Пока вы не ушли – можно вопрос?»

– Сэр?

– Вам, часом, никто из ваших друзей не заказывал Сандерлина Джонсона?

– Нет. Но неужели вы не рады, что он прыгнул?

Ночь пришлось провести в номере отеля «Билтмор» – на пороге моей квартиры наверняка полным-полно репортеров. Никаких снов, обслуживание в номер – ровно в шесть утра завтрак и газеты. Новые заголовки: «Федеральный атторней резко критикует недотепу-полицейского», «Бюро расследований сожалеет о самоубийстве свидетеля». Эксли в чистом виде – его стиль общения с прессой, он сожалеет. На третьей странице – еще порция Эксли: ограбление Гурвица – никаких зацепок, банда взломщиков с солидной технической подготовкой похитила меха общей стоимостью больше миллиона. Фотки: перевязанный охранник, Дадли Смит – влюбленными глазами смотрит на норковую шкурку.

Расследование ограблений, синекура: ловишь воришек и вышибаешь из них дерьмо.

Работаем над нашим комми: пора сделать пару звонков.

Фред Турентайн, спец по жучкам – согласился за пятьсот, Пит Бондюран – тоже, но за штуку – фотографу он заплатит сам. Пит, бессменный поставщик материала для «Строго секретно», – дюже обрадовался.

5
{"b":"31152","o":1}