ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Только после этого вы начнете любить ваше истинное «я», но тогда любовь переменит свое имя, так же как и природу. Это будет милосердие в теологическом смысле этого слова. Ибо теологи, которые были близко знакомы с данными вопросами, хотя и проклинали БЕЗЖАЛОСТНО ЭГОИЗМ, но помещали, как и должно, милосердие к своему «я» на первое место. «ХОРОШО НАПРАВЛЕННОЕ МИЛОСЕРДИЕ НАЧИНАЕТСЯ С САМОГО СЕБЯ». Это и будет ПЕРВОЙ искрой любви БОЖЕСТВЕННОЙ – ЛЮБВИ АБСОЛЮТА. Милосердие ко всем СУЩЕСТВАМ, то есть только РАСПРОСТРАНЕНИЕ, РАСЦВЕТ этой Божественной Любви.

Это разрушение чувственной части Земной ЛИЧНОСТИ, которое должно идти параллельно разрушению интеллектуальной части, только увеличит смятение и скорбь учащегося. В это время он неминуемо погружается в безумие или отчаяние, если не прибегнет в это время к одному искусственному процессу, в котором находили себе прибежище все без исключения тайноведы всех времен и всех стран: он должен принять, как точку опоры, РЕЛИГИЮ. Религии со своими внешними различиями являются завуалированными и неполными формами, под которыми единая истина стала известна человечеству в ходе его эволюции.

Я полагаю, читатель уже знает, что нужно понимать под словами экзотеризм и эзотеризм. Изыскания эзотеризма религий часто, и не без оснований, смешивают с тайноведением. Критика религии обнажает их общий эзотеризм; его можно великолепно резюмировать теми словами, которые Бог сказал Моисею, когда тот спросил его: «Кто ты?» – «Я есть тот, кто есть».

С интеллектуальной точки зрения все религии – единая, но неполная и завуалированная истина. С точки зрения чувства, их великой пружиной является мистицизм или божественная любовь. Вот почему учащийся, хотя и будет понимать догматы религии, как простые символы, а их мораль – как правила, продиктованные учителями, чтобы руководить человечеством в его земной эволюции, должен принять религию, чтобы поддержать себя и помочь себе во время своего психического обучения. Если он уже имеет религию, пусть он сохранит ее, разумеется, отложив в сторону мертвые формулы, чтобы не быть связанным ничем, кроме эзотеризма своей религии. Если же он ее еще не имеет, то пусть он выберет себе религию (конечно, в том же самом смысле, как и в предшествующем случае).

Мы не видим никакой необходимости принимать предпочтительно перед какой-либо религией запада восточную религию, как обычно принято во многих группировках. Это лишь прибавит новую трудность к вещам, которые сами по себе достаточно болезненны.

С другой стороны, верно, что часто человек Запада, слишком просвещенный теологией своей собственной страны, может легко заинтересоваться экзотерической религией.

Без сомнения, на это вы возразите: «Но я не могу верить по решению своей воли!». Но в данный момент верить не обязательно, нужно только действовать так, как будто вы уже верите.

Но как бы то ни было и какую бы религию вы не приняли, не бойтесь впасть в немного примитивный антропорфизм. Представляйте себе богов, гениев и святых как реальных существ. Максимально материализуйте идею, которой вы придерживаетесь. Говорите себе, что если это является иллюзией, то не в большей степени иллюзией, чем те иллюзии, которые мы ошибочно рассматриваем как внешний мир.

Мало-помалу эти мифические личности (большинство из них соответствует реальным существам) в той степени, в какой вещь вне Абсолюта может быть реальной, даже если речь идет о личностях, созданных воображением, в течение веков из отдельных частей сделаются для вас такими же реальными, как и человеческие существа, с которыми вы проводите вашу повседневную жизнь. Потом они сделаются еще более реальными, и именно за них вы зацепитесь, когда расшатается ваша вера в объективную реальность материального мира.

Мифические существа выбранной религии играют большую роль, практическую роль, в различных упражнениях психического обучения. Что же касается того, какую религию избрать, нам кажется, что лучшими являются: иудейская религия в своем ответвлении Каббалы и католическая религия в своем эзотерическом направлении, о котором существует литература. Кого же их вкусы влекут к Востоку, для них – буддизм и особенно индуизм. Наконец, и франк-масонство в его ответвлении мистического мартинизма, из которого оно и произошло, также очень хорошо может заменить религию.

Глава 9

Символическая система представлений. Нужно диссоциировать мысль от языка. Как разбудить воспоминания прошлых существований.

Разрушение нашей земной личности, которую мы хотим заменить новой личностью, не будет достигнуто, если мы не продолжим в то же самое время, как и совершение разрушительного, изложенного в предыдущей главе, диссоциацию мысли от языка.

Эта часть обучения часто многим пренебрегаема и даже полностью опускается; в результате возникают трудности, которые кажутся непостижимыми, и неудачи, особенно у западных учащихся, культура которых по своему существу преимущественно СЛОВЕСНАЯ. Действительно, именно разговорный язык цементирует различные части нашей личности.

Диссоциация мысли и языка – это задача, исполнение которой мы также должны начать одновременно с началом практики дыхательных упражнений; но мы не должны прекращать ее в течение всего процесса обучения, ибо когда наступает полная диссоциация, когда мы достигаем МЫСЛИ БЕЗ СИМВОЛОВ – мы дотрагиваемся до конечной цели.

Наши идеи по своей сущности имеют природу ума: чтобы они служили нам, чтобы их можно было классифицировать, комбинировать, согласно нуждам момента, мы должны маскировать их чувственной реальностью. Мы одеваем их в символы. Эти символы почти всегда заимствуются у одного из трех следующих чувств: зрение, слух, чувство мускульное, а особенно – осязание, вкус, обоняние.

Животное, очень маленький ребенок и примитивный человек думают образами предметов, взаимодействующих с различными чувствами. Эти образы и составляют их символику. Но цивилизованный человек продолжает символику дальше: он заменяет образы соответствующими словами или скорее образами слов: образами видения, слышания, мускульными.

С точки зрения системы образов, посредством которых они обычно думают, картины классифицируются на видимые, слышимые и моторные (образы движений мускулов). Когда эти образцы являются изображениями слов, мы имеем слово-видение, слово-слышание и слово-движение. Часто эти системы комбинируются между собой и получаются смешанные, более сложные типы. Для более глубокого изучения этого вопроса, мы рекомендуем работы по психологии, которые специально посвящены данной теме.

МОЖНО сказать, как ОБЩЕЕ ПРАВИЛО, что все идеи, дезинтеграцию которых мы изучали в предыдущей главе, символизируются словами. Учащийся прежде всего должен отыскать, к какой категории символических представлений он принадлежит: визионер ли он, слышащий, двигательный или принадлежит к смешанной системе. Также он должен определить, к какой системе он принадлежит во время сна, ибо только в очень редких случаях во сне у индивидуума бывает та же самая система символических представлений, что и во время бодрствования. ЭТО ЯВЛЯЕТСЯ ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ того, что обычно при пробуждении мы забываем свои сны. По той же самой причине загипнотизированный человек, вернувшись в нормальное состояние, не помнит ни того, что он делал, ни того, что говорил. Можно также воспрепятствовать тому, чтобы субъект, которого гипнотизируют, мог вспомнить об этом, когда его усыпит другой гипнотизер. Для этого достаточно, чтобы он принял во сне необычную символическую систему. Новый гипнотизер, который не подозревает, в чем дело, будет тогда поставлен перед лицом непонятной невозможности пробудить у гипнотизируемого воспоминания о предшествующих сеансах.

Мы можем также иметь несколько символических представлений, которые образуют собой в нашей личности раздельные непроницаемые области. Фактически это уже отдельные личности. Амнезик, который забыл всю свою прошлую жизнь, изменил систему символов. Символическая система представлений нашего раннего детства совсем не та, что в нашу остальную жизнь. Маленький ребенок не думает словами; так же как и животные, он думает чувственными образами. Именно поэтому мы не помним того периода нашего существования, которое предшествовало приобретению речи, а также наших предшествующих существований.

16
{"b":"312","o":1}