ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава тридцать пятая

Был канун Середины Лета. Нейл и Клер пообедали и сидели вдвоем в квартире, устроенной Клер в гостинице.

– Ты уверена, что хочешь выйти сегодня вечером? – спросил он. – Клер, у тебя такой усталый вид. Почему бы не подождать до завтра?

Она покачала головой.

– Я хочу показать ей, что мы помним эту дату, что все еще думаем о ней. Это нужно сделать сегодня.

Они посадили саженец рябины под защитой стены, принадлежавшей раньше главному залу замка, затем откупорили бутылку шампанского, выпили за деревце, окропив вином его корни, а после подняли тост за Изабель.

– Покойся с миром, – прошептала Клер, обратив взгляд к луне. – Будь счастлива, где бы ты ни... – Она осеклась, опустив голову, ее лицо в лунном свете стало белым.

– Что с тобой, Клер? – крикнул Нейл.

Она отбросила стакан, прижав руки к животу. По телу ее прокатилась волна боли.

– О Нейл... – ее вдруг охватил ужас. – Нейл, ребенок...

– Господи! – Нейл выронил бутылку. – Все будет хорошо, дорогая, не волнуйся. Я сейчас доведу тебя до гостиницы...

– Нет, – она закрыла глаза и застонала. – Нет, Нейл. Не получится. Нет времени. – Она ухватилась за грубую кладку стены. – Это должно произойти здесь, как ты не понимаешь? Нейл, она хочет забрать меня... Я умру!

Нейл, побледнев, смотрел на нее.

– Не говори глупостей! Даже не думай об этом! Пойдем, Клер, дорогая, позволь мне отвести тебя домой!

Она тряхнула головой, кусая губы в новом приступе мучительной боли.

– Иди и приведи миссис Фрейзер. – Она всхлипнула. – Пожалуйста! Побыстрей...

Мгновение он стоял в нерешительности.

– Ты продержишься, пока я сбегаю? Я только на минуту...

– Да, да. Хорошо. Только иди! – Она глубоко дышала, пытаясь скрыть от него страх и боль.

Нейл уже бежал через луг.

Клер упала, где стояла, возле стены, судорожно хватая воздух, когда ее тело вновь сотрясали конвульсии. Вот, значит, каким будет ее конец. История должна повториться. Она тоже умрет в Данкерне, в День Середины Лета, и Изабель больше не будет одинока.

Закрыв глаза, она позволила боли захватить себя. Было забыто все: и Нейл, и Изабель. Ее сознание сосредоточилось в самом центре ее существа, она чувствовала, что ее уносит куда-то в бесконечность, далеко от развалин замка, в огромное вечное небо над головой.

Нейл прибежал назад совсем скоро, за ним – Джек, миссис Фрейзер и Катриона. Все тяжело дышали.

– Клер, с тобой все в порядке? Клер? – Нейл упал рядом с ней на колени в траву. – Клер...

– Она без сознания, парень. – Джек осветил ее лицо фонариком в трясущейся руке. – Бедная девочка.

– Ага, ребенок уже подходит. – Миссис Фрейзер опытной рукой коснулась живота Клер. – Уже скоро. Катриона, детка, беги и позвони доктору. Она была права – ее слишком поздно переносить, но мы с Джеком прекрасно справимся и здесь.

Она посмотрела, как ее дочь исчезает в темноте.

– Нет ли у тебя в кармане бутылки виски, Джек? Думаю, Нейлу полезно пропустить глоточек, да и тебе тоже.

– Слишком рано. – Нейл силился улыбнуться. – Роды начались слишком рано, – нервно повторил он.

– Восьмой месяц, так что все будет в порядке. – Молли Фрейзер за свою жизнь приняла не одни роды в деревне Данкерн. – Мы отлично справимся. – Она подняла глаза на звездное небо. – Сегодня канун Святого Иоанна – ночь древней доброй магии. Все будет хорошо, вот увидишь.

Нейл изумленно уставился на нее. Откуда она, добрая пресвитерианка, это знает?

Закрыв глаза, он сжал руку Клер, стоя на коленях в росистой траве. Неужели Изабель ждет где-то поблизости? Конечно же, она не хочет смерти Клер!

– Пожалуйста, пожалей ее. Оставь ее со мной. Она нужна мне. Прошу тебя... – шептал он в темноте. – Тебе она не нужнa. Оставь ее в живых, пожалуйста, оставь ее в живых...

– Вот так-то будет лучше, – раздался спокойный голос Молли. Они с Джеком уложили Клер на одеяло. – Иди ближе и держи фонарь. Джек, малыш – можешь не смотреть, если страшно! – Она успокаивающе хохотнула. – Еще раз потужься, девочка, и все...

Клер смотрела на колеблющиеся тени, нависшие над головой, пока боль схваток набегала волна за волной. Кто-то был рядом и сжимал ее руку. Роберт... Это был Роберт. Он пришел наконец... Нет, это Нейл... Нейл, а над ним она видела небо, усеянное звездами. Не было спальни. Она была снаружи... плыла по течению... почти засыпала. Внезапно ее тело вновь содрогнулось, и боль, худшая, чем она, казалось, могла вынести, швырнула ее назад и она услышала собственный крик. Потом все кончилось, и она снова поплыла, уносимая в безболезненный сон.

– Вот и мы! Это девочка! – В тихом голосе Молли слышалось ликование. – Прекрасная малышка. И она здорова, – мурлыкала она, пеленая плачущего младенца в теплое пушистое полотенце.

– А Клер? – Нейл был слишком напуган и едва решился спросить.

– И Клер тоже, – ласково сказала Молли. – Теперь все будет хорошо. Вот увидишь.

– Благодарю тебя. – Нейл посмотрел на небо. – Где бы ты ни была, благодарю тебя.

Меньше, чем через час мать с дочерью были доставлены в больницу Абердина. Там они были признаны здоровыми и спустя два дня выписаны.

Клер больше никогда не видела Изабель.

Requiescat in pace. Да покоится с миром.

Постскриптум

Первые лучи утреннего солнца проникли в детскую Данкерна, согревая ковер и отражаясь от полок с блестящими, пестрыми игрушками. На полу лежал пушистый розовый кролик, и маленькая Маргарет Изабель Форбс радостно таращилась на него, дрыгая ножками на одеяльце, ожидая, когда придет мать и накормит ее. Рядом сладко спал на солнышке щенок золотистого ретривера – это Арчи в некотором смущении преподнес его падчерице и обожаемой внучке.

Вскоре кролик ей надоел, и Маргарет стала озирать комнату – ее взгляд уловил, как шторы шевельнулись от легкого ветерка, и чья-то тень упала на ее кроватку...

Пока она жмурилась, готовясь заплакать, щенок насторожился и сел. Мгновение он смотрел в дальний угол комнаты, потом с жалобным визгом бросился к двери, поскребся в нее коготками, открыл и выскочил в коридор. Маргарет не обратила на это внимания, так как рядом с ней появилась уже знакомая красивая дама. Ласково улыбаясь, она склонилась над ней, и ручки ребенка схватились за любимую игрушку – погремушку из слоновой кости с серебряными колокольцами на шелковых ленточках.

Девочка услышала смех матери в коридоре и повернулась на звук. Когда она снова посмотрела перед собой, игрушка и дама исчезли.

Историческая справка

История графини Бакан, ее мятеж против мужа, отчаянная скачка в Скон, чтобы короновать короля, последующее пленение и ужасная судьба хорошо известны и подтверждаются историческими документами. То, что она была любовницей Роберта – предположение или домысел наиболее враждебных английских хроник; непостоянство же Роберта хорошо документировано, хотя в последующие за окончательной победой над Англией годы он и его жена Элизабет воссоединились, и она родила ему четверых детей.

Изабель исчезает из истории в 1313 году, когда она в последний раз упомянута в документах в связи с ее переводом под надзор сэра Генри Бомонта, графа Бакан.

Когда после победы при Бэннокберне Роберт призвал к себе уцелевших членов своей разбросанной семьи и друзей, Изабель среди них не было.

185
{"b":"31264","o":1}