ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пирс Энтони

Дракон на пьедестале

Глава 1

Айви попадает в беду

Кентавры мчались к замку повелителя зомби. Замок был уже близко. Айрин, сидевшая на спине кентаврицы Чем, покрепче прижала к себе маленькую дочку — трехлетняя Айви никогда прежде не видела зомби, и мать опасалась, что малышка испугается и чего доброго спрыгнет на землю.

И вдруг ужасное видение мелькнуло перед Айрин. Королева вскрикнула и сама чуть не грянулась оземь. Чем обернулась и протянула руки, чтобы подхватить Айрин и ребенка. Встревоженный кентавр Чет мгновенно оказался рядом.

— Что случилось? — спросил он, готовясь вытащить из колчана стрелу. — Я ничего не заметил.

— Но я заметила, — приходя в себя, ответила королева, дружившая с кентавром с давних пор. — Какое-то видение. Оно испугало меня.

Король Дор, ехавший на Чете, искоса глянул на супругу. Король, очевидно, не понял серьезности случившегося, а потому ограничился простым советом: добраться до замка и там уже все обсудить. Потом он взял Айви к себе. Наверняка рассудил, что ребенку лучше ехать с ним, а не с матерью, которая вскрикивает без всякого повода. Айрин в душе возмутилась, но уступила — сама понимала, что с ней что-то неладно.

Семейство в смущенном молчании поехало дальше, позволив кентаврам самим отыскивать путь. Айрин глянула на своих спутников. Муж и дочь... Принц выглядел попросту нескладным мальчишкой, когда она ухитрилась назваться его невестой. И через пять лет, когда вышла за него замуж, не стал солиднее. А ведь в те времена Дор уже слыл непревзойденным волшебником. Айрин с какой-то нежностью вспомнила церемонию бракосочетания. Это произошло на кладбище зомби около замка Ругна. Большинства тех зомби уже нет на свете — они пали от рук жестоких обыкновенов. Нелегко предать смерти зомби, существо уже мертвое, но его можно изрубить на мелкие кусочки, после чего несчастный уже ни на что не годится. Однако здесь, в Глухомани южного Ксанфа, около замка повелителя зомби, зомби избежали насилия и сохранились.

Айрин надоело размышлять о зомби. Честно говоря, она недолюбливала их, хотя знала, что эти существа способны хорошо нести службу и отличаются преданностью хозяевам. Айрин вернулась мыслями к Дору. Взойдя на трон, Дор заметно, во всяком случае для супруги, возмужал; а когда два года спустя родилась их любимая дочь, он стал еще солиднее. Теперь, в свои двадцать девять лет, Дор выглядел вполне представительно. Надо думать, еще через несколько лет он станет настоящим королем.

Зато в Айви уже сейчас кипела истинно королевская энергия. Она была девочкой рослой и для своих лет чрезвычайно смышленой. В светлых волосах Айви замечали некий зеленоватый оттенок, а глаза у нее были попросту ярко-зеленые. Айви была страшно любопытна: все в Ксанфе ее интересовало. Да и кто в детстве не шалит и не сует повсюду нос! Родители королевы Айрин, правившие Ксанфом до Дора, не раз вспоминали, что их дочь в детстве тоже была большой шалуньей. Айрин обладала любопытным талантом: по ее приказу любое растение вырастало буквально на глазах. Недаром волосы у Айрин были зеленые. Талант проявился рано — дитя еще и говорить толком не умело, а уже возилось возле замка Ругна с невероятными овощами, цветами и травами. Голубые розы нравились всем, а вот скунсовая капуста была истинным бедствием, особенно когда портилась.

Но у маленькой Айви оказался иной талант. Когда малышка крутилась поблизости, взрослым следовало вести себя очень осмотрительно. Это дитя...

— Шоять! — раздался голос. Это был зомби-кентавр, несущий вахту поблизости от замка повелителя зомби. Разные существовали зомби: некоторые когда-то были людьми, некоторые животными или полулюдьми. Повелитель зомби мог оживить кого угодно, подарить полусуществование любому существу. Зомби-кентавр был весь в земле и с немного подпорченным лицом, но в остальном выглядел вполне пристойно.

— Мы приглашены на праздник в честь близнецов, — объяснил король, словно обращался к живому существу. — Будь любезен, пропусти нас.

— Пте, — кивнул зомби. Очевидно зомби-кентавру велено пропускать съезжающихся гостей. Мозги у большинства зомби в плохом состоянии, но несложные приказы они понимают хорошо и успешно выполняют.

Король, королева и маленькая принцесса направились к замку. Причудливейшее из строений! Стену окаймлял ров, наполненный густой зеленой жижей, в которой обитали полуистлевшие чудища. Изъеденные временем камни покрывал густой слой слизи. Напрашивалась мысль, что замок стоит уже не одно столетие, но на самом деле ему не исполнилось и десяти лет. Зомби обожали именно такие декорации. Особой, только зомби присущей грязью здесь был пропитан каждый сантиметр пространства.

Дети повелителя зомби ждали прибытия гостей. Они поспешили навстречу. Близнецам было по шестнадцать лет. Брата с сестрой, одинаково долговязых, тощих, светловолосых, издалека легко было перепутать. Но вблизи различия проявились — Хиатус уже успел раздаться в плечах, и подбородок его покрывал первый пушок, у более круглолицей Лакуны волосы окаймляли лицо, а платьем она несомненно хотела подчеркнуть фигуру, которой, явно к огорчению девушки, еще не хватало округлости. Айрин тайком улыбнулась — некоторые девочки, как некогда она сама, оформляются рано, другие попозже. И Лакуна станет женственной в свое время.

— Государи, милости просим в замок повелителя зомби, — строго произнес Хиатус. Отбросив обычные шалости, близнецы вели себя очень скромно.

— Я рад, что нахожусь в этих стенах, — в тон юноше ответил король. По правде говоря, король прибыл в замок по делу. Праздник, посвященный выходу в свет Хиатуса и Лакуны, был только поводом, чтобы не встревожить ксанфян. Тревожиться и впрямь было из-за чего.

Впервые после восшествия на престол и нескольких лет безоблачного правления молодой король столкнулся с нешуточным бедствием. Айрин боялась, что его постигнет неудача. Король Трент, по ее мнению, разрешил бы все легко и просто, но он удалился на покой в Северную деревню — не хотел мешать молодому преемнику. Но как хотелось Айрин, чтобы отец был сейчас рядом! Она любила Дора, а когда гневалась, любила даже больше, но не закрывала глаза на его слабости. Конечно, Айрин держала свои мысли и чувства при себе. Ее мать, старая королева Ирис, давно преподала дочери урок: нельзя указывать мужчинам на их недостатки, особенно мужьям, и уж тем паче мужьям, управляющим королевством. Жена должна действовать по старинке — за кулисами. Закулисье — место, где сходятся главные нити событий.

— А мы нарядили зомби в честь вашего прихода, — робко проговорила Лакуна.

Айрин глянула на зомби-кентавра, который следовал за ними в качестве почетной стражи. Куски гнилой плоти опадали с него и неаппетитно шлепались на землю, зато на хвосте красовалась красная ленточка.

— Очень мило смотрится, — дипломатично произнесла королева.

К зомби надо привыкнуть, чтобы оценить их достоинства. Не их вина, что они когда-то умерли и возвращены в этот мир ходячими покойниками.

Гости прошли по ветхому мосту. Айрин невольно глянула вниз. Мерзкая жижа издавала отвратительную вонь. Королева поморщилась. Надо быть безумцем, чтобы отважиться на штурм этой клоаки!

Зомби — ровное чудище на мгновение подняло громадную поврежденную голову и вновь погрузилось — привыкло, что близнецы все время носятся по мосту. Это чудище, пасть которого была лишена половины зубов, не годилось для защиты замка, но проходящие по мосту вежливо промолчали. С зомби, как и с мужьями, надо обращаться бережно.

В замке все оказалось иначе. Здесь было царство Милли. Каменный пол сверкал чистотой, по стенам развешаны ковры. Зомби не разрешалось сюда входить. Кентавр с красной ленточкой остался за порогом.

Милли вышла навстречу гостям. На ней было мягкое розовое домашнее платье, очень ее красившее. Восемь веков Милли провела вечно юным призраком в замке Ругна, потом она вернулась в мир живых — с тех пор прошло двадцать девять лет. В те давние времена Милли отличалась необыкновенной стройностью. Айрин припомнила, что втайне даже завидовала ей. Но теперь Милли, как истинная матрона, располнела. Однако ее волшебный дар воспламенять сердца мужчин не исчез. Айрин убедилась в этом, как только взглянула на своего благоверного. Она испытала болезненный укол ревности. Ведь Милли была в некотором смысле первой любовью Дора — она служила гувернанткой в доме Бинка и Хамелеоши и присматривала за мальчиком в отсутствие родителей. При виде Милли ни один мужчина не мог сохранить спокойствие, но сама она любила лишь одного — своего супруга, повелителя зомби. Поэтому Айрин легко отогнала глупую ревность. Повзрослев, Айрин лучше узнала Милли и поняла, что эта особа вполне достойна любви и уважения. Милли была женщиной доброй и вечно невинной. Как ей удалось сохранить эти качества после рождения двоих детей, тоже оставалось тайной. Айрин завидовала и этому.

1
{"b":"31376","o":1}