ЛитМир - Электронная Библиотека

Густав Эмар

Вождь Сожженных лесов

Глава I. Сожженные леса

Читателю будет небезынтересно узнать обильную приключениями историю капитана Оливье; попросим читателя ознакомиться с этой личностью. Капитан Джон Оливье Грифитс был один из тех суровых людей, железный характер которых нелегко поддается силе обстоятельств. Бегство донны Долорес де Кастелар, так хорошо продуманное и не менее искусно выполненное, привело капитана в бешенство; но когда он узнал о безуспешном преследовании Маркотета и о результате его свидания с Черными Порогами, то ярость его не имела границ.

Теперь он ясно видел, что Искатель следов был против него, что он сам не мог открыть убежище донны Долорес де Кастелар и тем менее мог способствовать этому открытию, что похищение молодой девушки было совершено вождем индейцев Курумиллой, другом Валентина Гиллуа.

Последствия далеко не похвального поступка Джона Грифитса давали ему теперь себя чувствовать.

Ослепленный страстью, он совершил уголовное преступление, похитив молодую девушку, родители которой с таким радушием и гостеприимством приняли его в свой дом и окружили всевозможными попечениями.

Часто угрызения совести мучили его, и он, упрекая себя за недостойность поведения, давал слово загладить свою вину, но страсть часто бывает сильнее рассудка.

Увлечение капитана было так сильно, что осуществление своего доброго намерения он всегда откладывал на будущее время.

В настоящую минуту он горько раскаивался в этом колебании, так как оно было причиной крайне затруднительного положения, в котором он находился теперь.

Вот как это произошло.

Было невыносимо жарко, когда капитан Грифитс, отправляясь в Сопору, ехал вдоль берега Рио-Браво, направляясь к Пасо дель Порте.

Он был один.

Опустив поводья, он предоставил полную свободу лошади, которая шла медленным, ленивым шагом, с опущенной головой и дремля под влиянием зноя.

Направо развернулась широкой лентой желтоватая и мутная Рио-Браво; на левой стороне поднимались расположенные на вершине холма высокие, окаймленные зубцами стены великолепной асиенды; на горизонте, на левом берегу реки, кокетливо выглядывали выбеленные домики Пасо дель Порте; со стороны мексиканской виллы, на правом берегу, виднелся в густом тумане город Тексиен, недавно основанный Франклином, где капитан намеревался остаться ночевать.

Было около двух часов пополудни, когда он проезжал мимо довольно густых кустарников, часто встречаемых по дороге в Сопору, как вдруг лошадь его бросилась в сторону, и в ту же минуту из кустов выскочили четыре разбойника с свирепою наружностью и с яростью напали на него со всех сторон разом.

Странно, что капитан нисколько не испугался такого внезапного и зверского нападения, он быстро стал в оборонительную позицию и храбро начал защищаться.

К несчастью, он имел дело с настоящими мошенниками.

После долгого сопротивления ему удалось избавиться от двух противников, которые упали у ног его мертвыми, но зато другие два атаковали его с остервенением, и через несколько минут капитан, потеряв сознание, упал на землю.

Когда он очнулся, то с удивлением увидел себя лежащим на постели в роскошно меблированной комнате; его окружали несколько лиц, которые, казалось, с нетерпением ожидали его возвращения к жизни и смотрели на него с чувством глубокого сожаления.

Их было четверо: мужчина средних лет, по-видимому хозяин дома, монах, совершенно занятый попечениями о нем, и две дамы — как видно, мать и дочь.

Последняя была семнадцати или восемнадцати лет, замечательной красоты.

Ему рассказали, что слуги хозяина дома, в котором он находится в настоящую минуту, проезжая около кустарников, нашли его там в обмороке, лежащего рядом с трупами двух бандитов; они сжалились над ним и привезли в асиенду дона Сантьяго Леона де Кастелар.

Раны капитана хотя и были не опасны, однако заживали медленно и заставляли его оставаться довольно долго в асиенде, в кругу доброго, гостеприимного семейства, члены которого наперерыв старались оказать больному как можно более внимания.

Капитан с первого же дня страстно влюбился в донну Долорес, дочь дона Сантьяго де Кастелар.

Молодой девушке и в голову не приходила мысль, что она любима капитаном, но тем не менее она выказывала ему самое дружеское расположение, которое, впрочем, еще более усиливало страсть молодого человека; ее участие к гостю, как говорится, подливало масла в огонь.

Между тем капитан совершенно выздоровел; некоторые, довольно важные дела требовали его немедленного отъезда, но так как разбойники ограбили его совершенно, то он послал в город Франклина, откуда ему привезли платье, деньги, оружие, белье и лошадь.

Отъезд его был назначен на следующий день.

Дальнейшая нерешительность была немыслима, он должен был объясниться как можно скорее.

Гуляя по одной из аллей роскошного сада асиенды, капитан с донной Долорес и ее матерью вели самый обыкновенный разговор; в конце аллеи они свернули в тенистую рощу и сели на скамейке.

В это время к ним подошла горничная и просила сеньору де Кастелар в асиенду для некоторых необходимых распоряжений, требующих ее присутствия.

Капитан и молодая девушка остались одни.

Настала минута, которой следовало воспользоваться, и капитан открыл свою любовь прекрасной собеседнице.

Донна Долорес внимательно выслушала его, печально опустив голову на грудь.

Когда он кончил, она отвечала ему немного дрожащим голосом, но совершенно спокойно.

Молодая девушка откровенно сказала ему, что давно уже любит другого, с которым обручена, что ее свадьба, отложенная по некоторым домашним обстоятельствам, должна состояться через два месяца.

— Мой жених, — продолжала она, — дон Пабло Гидальго, которого я люблю и кроме которого никогда никого не буду любить. Что же касается вас, — прибавила она, протягивая к нему свою крошечную руку, — я буду любить вас как брата, потому что в моем сердце нет уже места для другого чувства.

Капитан стоял бледный, расстроенный; он не ожидал такого тяжелого удара.

Холодно поклонившись молодой девушке, он удалился.

— Она будет принадлежать мне или никому! — прошептал он, направляясь к асиенде, между тем как в голове его теснились один за другим самые разнохарактерные планы.

Вечером капитан простился с семейством де Кастелар.

Со времени свиданья в роще он не обмолвился с молодой девушкой ни одним словом.

При прощании она подарила его взглядом, заставившим его вздрогнуть.

На следующий день утром капитан сам оседлал свою лошадь и уехал.

— О, я отомщу! — пробормотал он, бросая угрожающие взгляды в ту сторону, где находилась комната молодой девушки.

Прошло два месяца.

В среду, за три дня до свадьбы донны Долорес и дона Пабло Гидальго, которая была назначена в субботу, донна Долорес отправилась в Пасо дель Порте, чтобы сделать некоторые покупки для своего свадебного туалета.

К пяти часам вечера она возвращалась в асиенду в сопровождении горничной и двух слуг.

Когда они приблизились к тому месту, где некогда был атакован капитан Грифитс, их внезапно окружили несколько человек, лица которых были скрыты под масками из черной материи; все они были в костюмах индейцев.

Нападение было так быстро, что слуги не успели опомниться, как уже были опрокинуты и связаны; горничная подверглась той же участи.

Что касается донны Долорес, то на нее набросили плащ и, взвалив на плечи, отнесли в лодку, скрытую в кустах.

Дружным ударом весел лодка отчалила от берега и через минуту уже скользила по гладкой, зеркальной поверхности реки.

Четверть часа спустя они достигли противоположного берега и находились на территории Соединенных Штатов.

Там ожидали их несколько лошадей, на одну из которых посадили донну Долорес, и похитители поспешно удалились.

1
{"b":"31491","o":1}