A
A
1
2
3
...
17
18
19
...
22

Наконец и Тагир услышал, что по пожарной лестнице кто-то поднимается. Наверное, это один из тех, что приехали по вызову. По металлической конструкции лестницы ударило чем-то массивным.

Монстр забеспокоился. Он бросил быстрый взгляд на голема, но, видимо, решив, что тот не представляет для него опасности, вновь перевел его туда, где вот-вот должна была появиться голова лезшего на крышу.

Рука Манчестера сама нашла язычок замка куртки и незаметно потянула его вниз. Это, однако, не укрылось от монстра, он оскалил зубы, но, не видя прямой угрозы, не стал ничего делать. Скорее всего, жаннавар боялся спугнуть еще одну жертву. Он хотел дождаться, пока в ловушку попадет следующий противник, и только потом приняться за дело.

Рукоять мощного автомата приятно легла в руку. Теперь оставалось выхватить его и передернуть затвор. А уж в том, чтобы попасть, проблем не было. С такого расстояния и таким оружием Манчестер попадет в кого угодно!

– Твою мать! – услышал он возглас за спиной. Наверное, тот, кто пришел, увидел монстра и опешил.

Да нет, не так чтобы и опешил. Выучка у сотрудника милиции оказалась неплохая. Тагир, все еще не смевший повернуться, услышал характерный лязг передергиваемого затвора «калаша». Жаннавар, судя по всему не знакомый с таким оружием, удивленно вздрогнул, и этого хватило Калоеву. Прыжок в сторону, – он открыл сектор обстрела милиционеру, – передергивание затвора собственного автомата и выстрел слились практически в одно движение!

Манчестер едва успел заметить, что попал, как вдруг веер пуль, выпущенный перепуганным милиционером, ударил по нему самому. Последнее, что увидел голем, было пламя, вспыхнувшее в его мозгу…

– Иващенко, что там у тебя? – закричали снизу, и полдесятка пар ног застучали по асфальту.

Не прошло и двадцати секунд, как первый из спешивших на помощь оказался на крыше. Это был Симоненко, начальник убойного отдела.

– Валера, что тут у тебя? – спросил он растерянного подчиненного. – Ты чего стрелял?

Ивашенко молча кивнул. Симоненко, держа «Макарова» наготове, подошел к Калоеву.

– Ну ни черта себе! – проговорил он. – Валер, да ты же его наповал! Прямо в затылок!

Не услышав ответа и стараясь не смотреть на то, что осталось от головы, – это только в фильмах показывают маленькие аккуратные дырочки, на самом деле все гораздо грязнее и крови бывает значительно больше, – оперативник перевел взгляд ниже. Увидев «агран 2000», он удивленно присвистнул. Оружие явно криминального характера! По крайней мере, Симоненко не слышал, чтобы оно было на вооружении хотя бы одной из спецслужб.

– Валер, как все произошло? – спросил он. Ответа не было.

Оперативник сделал еще несколько шагов и увидел еще один свежий труп. Только этот был не застрелен, а убит каким-то тупым и очень тяжелым предметом. Вместо головы какая-то каша.

Симоненко вытер выступившую на лбу испарину. Господи, да что они сегодня, сговорились без голов оставаться?

– Валера, а этого ты видел? – еще раз спросил Симоненко.

Но Иващенко и в этот раз промолчал.

– Валентин Григорьевич, что там у вас? – раздалось снизу. – Помощь нужна?

– Нет! – крикнул в ответ Симоненко. – Посмотрите все вокруг, а мы пока здесь… сами разберемся. И толпу разгоните! Чтобы ни одной души возле дома я не видел!

Валентин Григорьевич подошел к Иващенко.

– Валера, что здесь произошло? – Симоненко понимал состояние молодого сотрудника, но от этого было не легче. Надо было срочно найти выход из сложившейся ситуации, но как это сделать без помощи Иващенко? Тут информация нужна, а он стоит столб столбом и ни тпру ни ну. – Валера, очнись, мне нужно знать, что здесь произошло! Понимаешь? Молодой опер вздрогнул и невидящими глазами посмотрел на начальника.

– Этот… с документами полковника… – произнес он заплетающимся языком. – Он мне там внизу…

– Что?!!! – опешил Симоненко. – Какого… к матери полковника?

– Который лежит… которого я подстрелил… он показывал мне свое удостоверение. Полковник Калоев, – монотонным, безжизненным голосом пояснил Иващенко. – Он стрелял в монстра, а я… я не хотел. Григорьич, правда, я тоже целился в монстра.

– Какого еще монстра? – разозлился Симоненко. Что за детский сад! Тут выкручиваться нужно, а он Ваньку валяет! То полковник, то монстр… Выезжали на банальное самоубийство, а попали на тройное убийство, причем одного завалил свой сотрудник. Да еще, как он уверяет, полковника… непонятно каких сил. Нужно будет глянуть его удостоверение, что это за полковник такой. Если тот, что внизу был, то слишком он молод для такого звания. Да и оружие у него весьма подозрительное.

– Валера, я тебя прошу, – Валентин Григорьевич подошел вплотную к подчиненному, – кончай дурака валять, расскажи, как все было?

– Ну так я же говорю! – В голосе Иващенко зазвучали нотки раздражения. – Я… услышал шаги… По крыше бежал кто-то. Я подбежал, полез наверх. Только выбрался, смотрю, а этот полковник стоит перед монстром. Тот уже замахнулся на него… дубиной такой… Знаешь, как в фильмах старинных были… про Илью Муромца…

– Ты, придурок, я тебе такого муровца устрою! – разозлился Симоненко. – Мало мне полковника с монстром, так ты еще и муровцев приплел! Да им-то откуда здесь взяться?

– Ну в натуре монстр был! – возмутился Иващенко. – Здоровый такой! Метра три ростом! А полковник как прыгнет… Я и выстрелил! Он исчез!

– Кто исчез? Вон трупы лежат!

– Монстр исчез!

– Какой, к чертям, монстр! – Симоненко скрипнул зубами. Сдать бы этого идиота, так ведь потом весь отдел прессовать будут! Год, а то и два только и будут, что это убийство вспоминать. – Валера, кончай бодягу… Кто завалил того, который там подальше лежит? Полковник или… Нет, ты бы не успел… Черт, а кто же третий труп нам сварганил? Никак этот самый полковник?

– Не-а! – замотал головой Иващенко. – Он на монстра прыгал! Нет, вернее он в сторону прыгнул и выстрелил! А я тоже выстрелил! Монстр исчез!

– А кто тогда там лежит? – чуть не завыл Симоненко. – Это кто такой?

– Где? – удивился Валерий. Симоненко, схватив подчиненного за шиворот, потащил его к третьему трупу.

– Это кто? – прорычал он. – Монстр? Иващенко ошеломленно посмотрел на начальника.

– Валентин Григорьевич, мамой клянусь, это не я!

– Да ясно, ясно, что не ты! Кто… кто это сделал? – Симоненко в гневе тряс несчастного опера. – Кто вот этого убил? Полковник?

– Нет! Полковник прыгнул…

Симоненко заревел и отшвырнул Иващенко от себя. Подбежав к трупу неизвестного, он потянул его к краю крыши и сбросил вниз. Тело с глухим стуком ударилось о землю.

– Значит так! – зло прошипел он. – Ты залез на крышу как раз в тот самый момент, когда этот… полковник бросал вниз свою вторую жертву. Ты приказал ему остановиться, а он выстрелил в тебя из этого. – Валентин Григорьевич показал носком туфли на «агран». – Ты выстрелил в ответ и убил его!

– В затылок? – удивился приходящий в себя Иващенко.

– Вот черт, пуля действительно попала в затылок… – Симоненко задумался. А, ладно, скажешь, что он выстрелил из-под руки, не оборачиваясь. Да и в темноте как определишь, где у него рожа, а где… Автомат со следами свежей стрельбы есть, следы пороха с руки снимем… Да хрен кто докажет, что это не он обоих порешил. Сам же слышал, никто из жильцов дома его раньше не видел и появился он как раз после того, как образовался первый труп. Каким чертом его сюда занесло, если он не сам их и порешил? А ты «монстр, монстр»… Если решил на дурку косить, так хотя бы со старшим товарищем посоветовался! Все, пошли, вниз… с тебя поляна. И чтобы никому ни гугу!

ГЛАВА 7

– Родя, слышал? – в тревоге спросил Сартов.

– «Калаш»! – уверенно ответил голем. – Но сначала…

– «Аграм»! – закончил за него Георгий. – Значит, что-то случилось. Тагир просто так не стрелял бы. Так я побежал, а вы здесь…

– А уж если выстрелил, то одним трупом стало больше! – не без гордости проговорил Колчанов. – Манчестер бьет без промаха. Зря, что ли, снайпером был? Как Тагир стреляет, можно в цирке показывать.

18
{"b":"315","o":1}