ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В декабре 2006 года в Ираке была создана группа под названием «Люди армии Эль- Накшбанди Пути» (Jaysh Rajal al-Tariqah al Naqshbandia){2} . Сами вожди группы заявили, что создание данной вооруженной группы для борьбы против американских войск было ответом на казнь Саддама Хусейна. На основании самого названия группы можно предположить ее идеологическую близость с суфистским орденом «Накшбанда», основанным в 1389 году шейхом Мухаммедом Баха аль-Накшбанди. В январе 2007 года группа приступила к ведению боевых действий в нескольких провинциях Ирака.

Одной из ключевых задач, которые вынуждены были решать страны коалиции во главе с США, являлось привлечение на свою сторону суннитов. В этом им удавалось достичь определенных успехов. Так, в 2006 году американцы смогли нанести «Аль-Каиде» серьезный удар, переманив на свою сторону деньгами вождей суннитских племен, создав милиционное формирование «Сыновья Ирака» из бойцов перешедшего на их сторону суннитского блока «Союзы Пробуждения» (англ. – Awakening Councils) численностью до 100 тысяч человек. Однако с победой на выборах 2009 года шиитов, в ходе которых были допущены многочисленные фальсификации против суннитов, эта милиция осталась не у дел, и обещания по трудоустройству ее бойцов в армию и полицию оказались невыполненными. В итоге вожди суннитских племен оказались между двух огней.

Как результат, бойцы милиции «Сыновья Ирака» вступили в Багдаде в бои с правительственными силами (главным образом, МВД), пополненными шиитами, когда они решили разоружить данное формирование.

Отказ суннитов от входа в правительство Ирака сделал армию США слишком зависимой от одних только шиитов. Ситуацию усугубил отказ руководства МВД Ирака, где шииты также имеют большее влияние, нежели сунниты (и то в основном офицеры армии Саддама), принимать в свой состав суннитское ополчение «Сыновья Ирака», созданное американцами для борьбы с «Аль-Каидой». Данный отказ, по сути, подставил под удар «Аль-Каиды» племенных вождей суннитов, одобривших в 2006 году отказ от поддержки «Аль-Каиды» и переход на сторону армии США.

Лишь под давлением американцев правительство Ирака позже согласилось принять 20 тысяч человек из милиции «Сыновья Ирака» в ряды армии и полиции, а остальным пообещало найти гражданскую работу. Однако вместо этого «Сыновей Ирака» начала арестовывать полиция.

После выборов в начале 2009 года напряжение в стране выросло. Несмотря на то, что Малики, как и Муктада ас-Садр, был шиитом, он, по мнению ас-Садра, слишком сблизился с США, а в ходе выборов были допущены многочисленные нарушения. Однако еще более резко выступили против признания результатов выборов вожди суннитских племен в провинции Анбар, бывшие союзниками США в борьбе против «Аль-Каиды». В результате в стране увеличилось количество терактов, которые были направлены, главным образом, против шиитского населения и представителей органов власти (шиитов).

В январе 2009 года в Багдаде прошла церемония передачи в руки иракского правительства так называемой «Зеленой зоны» (англ. – Green Zone), которая находилась в центре Багдада и являлась символом американской оккупации Ирака. В результате контроль над безопасностью в стране перешел в руки иракских военных и полицейских.

После 30 июня 2010 года, когда армия США прекратила патрулирование иракских городов и приступила к закрытию ряда своих военных объектов, гражданская война в Ираке между суннитами и шиитами стала разгораться с новой силой.

Ситуация усугублялась и нерешенностью «курдского вопроса». Поскольку в ходе американской оккупации не была решена ни одна из проблем между курдами и арабами, то быстро вспыхнули конфликты из-за нефтяного района Киркука, где имелись большие запасы нефти, лежащие близко к поверхности. В то же время арабы, переселенные в данный район Саддамом, не желали терять нефтяные месторождения и уступать их курдам.

Политические представители арабских общин – как сунниты, так и шииты – в Киркуке проявили редкое единодушие и, пока в остальном Ираке шииты и сунниты убивали друг друга, в Киркуке они потребовали, чтобы американская армия не уходила из города. Такое решение было вызвано страхом перед курдскими воинскими формированиями «пешмерга».

Сам Киркук когда-то был полностью курдским, но затем Саддам Хуссейн начал выселять курдов в центр Ирака, переселяя на их место арабов. Положение усугублялось наличием большой туркменской общины, чьим покровителем себя считала Турция, которая также была враждебно настроена по отношению к курдам.

Хотя в полиции Киркука в 2009 году было всего 11 500 полицейских, из которых 35% – арабы, 35% – курды, 28% – туркмены, а 2% – христиане, в городе существовали восьмитысячные курдские вооруженные группы. Следовательно, существовала возможность переброски в Киркук отрядов курдской «пешмерги» из самого Курдистана, тогда как двенадцатитысячный контингент армии Ирака (в основном арабы-сунниты и шииты) Ирака находились вне города.

В самом Киркуке теракты были редкостью, но все же происходили, как, например, 30 июня 2010 года, когда в ходе взрыва автомобиля-бомбы погибло 24 человека.

Курдская «пешмерга», по существу, представляла собой самостоятельную вооруженную силу в Ираке, но при этом была разделена между партиями Талабани и Барзани. Эти формирования принимали участие в боевых действиях против суннитских племен в соседнем «суннитском треугольнике», и со временем участились инциденты в провинции Дияла в 2009-2010 годах между отрядами «пешмерги» и подразделениями армии Ирака, состоявшими здесь в основном из арабов- суннитов.

В шиитской среде, по сути, произошло прямое вооруженное вмешательство соседнего Ирана. Иранский Корпус стражей исламской революции едва ли не открыто действовал на юге Ирака, при, мягко выражаясь, странной пассивности британского командования, контролировавшего четыре южные провинции.

Американцы после победы поддерживали стремления шиитов к политической власти. Так, под их контролем оказалось МВД, тогда как заново создаваемая армия в первое время пополнялась шиитами, и лишь после 2006 года в нее в массовом порядке стали возвращать суннитских офицеров армии Саддама Хусейна.

Однако тут возникло препятствие «природного» характера, заключающееся в склонности самих шиитов не просто к конфликтам, но и к взаимоистреблению. Сам Ирак был наводнен оружием, и на руках гражданского населения были десятки тысяч «стволов», так как весной 2003 года целые бригады, а то и армейские корпуса (как это было в Мосуле) расходились по домам, прихватив с собой оружие. В Ираке сразу же после падения Саддама Хуссейна возникло несколько шиитских группировок, вступивших во взаимную политическую, а потом и вооруженную борьбу.

Первую группировку возглавил аятолла Аль-Систани, иранец по национальности, но сделавший свою карьеру в Ираке при Саддаме Хуссейне и возглавлявший группу шиитских исламских богословов из школ в Наджафе, Самарре, Кербеле. Данная группировка продолжила привычное для нее сотрудничество с властями, в данном случае – оккупационными. Группа установила партнерские отношения с партией «Дава» нынешнего премьер-министра Ирака Нури аль-Малики. Хотя «Дава» и проповедует введение религиозного метода правления, тем не менее, со времен своего нахождения в эмиграции и вооруженной борьбы против Саддама Хуссейна она тесно сотрудничала с США, но в первую очередь с Великобританией и после оккупации Ирака стала проводником как раз британского влияния.

Созданная им партия «Объединенный Альянс Ирака» при поддержке британцев и американского посла в Ираке Залмая Халилзада, победила на выборах в декабре 2005 года. Однако в силу начавшихся трений с курдами и суннитами представитель этой партии, премьер-министр аль-Джаафари, как слишком радикальный элемент, был смещен с поста премьер-министра указом президента Талабани (курда по национальности), и 22 апреля 2006 года Джаляль Талабани назначил Нури аль-Малики премьер-министром Ирака. Вместе с тем Нури аль-Малики сотрудничал с Ираном в ходе своей эмиграции, однако Иран далеко не монолитная среда, что и было показано беспорядками 2009 года.

2
{"b":"315189","o":1}