ЛитМир - Электронная Библиотека

— Отлично. Разделимся на три сектора поиска. Мирмель, лети вон туда. Сюарель, а ты туда. Я полечу поперёк, а остальные сами разбирайтесь. Встречаемся снова в этой точке.

И эльфы начали обыскивать окрестности камня.

Зелёный Игель летел в коконе. В теле слегка покалывало, но эльф уже знал, что это космические лучи. И что если изловчиться, то из них можно даже черпать ману. Он даже попробовал как-то так и сделать, но мана оказалась ужасно колючей. Сейчас она могла бы очень пригодиться.

Вы когда-нибудь жевали крапиву? Съедобная трава, но голой рукой не возьмёшь. Вот так и мана для эльфов. Всё же Игель наловчился, хотя следы прошлых уколов чувствовались и побаливали. Один раз эльфа тряхнуло — это метеорит врезался в кокон. Метеорит отскочил и полетел куда всё — вниз, к Камню. Но и эльф в коконе полетел туда же. Кувыркаясь.

Кувыркающийся кокон врезался во что-то. Зелёный Игель обрадовался, увидев, что это что-то — тот самый Всемогущий Эльф Творец Камня.

Творец был без сознания. И падал, падал, падал. Как и вся вселенная. На камень. А по телу чужака ползли, рассеиваясь, остатки магического кокона.

Диагноз был ясен. Издержки всемогущества. Игель поспешно включил могущественного эльфа в свой кокон. «Хорошо, что я колючей маной запасся!» — подумал он.

Кокон двух эльфов был значительно больше кокона одного Игеля. Но он мало отличался от кокона создателя Камня. Игель попытался было привести того в сознание, но почувствовал, что сил не хватает. И тогда он потащил пациента в условленную точку встречи.

Тащить было трудно, потому что в гору. Иногда эльф останавливался для отдыха, и они снова падали. Но вновь и вновь он упрямо продолжал тащить незнакомца вверх, чувствуя себя спасителем Вселенной.

В условленной точке Зелёный Игель остановился. Первой вернулась Сюарель, затем Синий Синиель. Постепенно подтянулись и остальные.

Очнулся камнетворец раньше, чем все собрались. Сюарель осталась на месте встречи, а Зелёный Игель, Синий Синиель и всемогущий эльф полетели в общем коконе.

— Тебя как зовут-то? — спросила Сюарель.

— Меня вообще-то не зовут, я обычно сам прихожу, — начал объяснять эльф. Но спохватился и смущенно добавил: — Вермисель, вообще-то.

Можно просто Сель.

— Так вот, Вермисель, посмотри, что творится! Пора прекращать безобразие, вообще-то, — передразнила Сюарель.

— А я разве не переспрашивал, действительно ли вы хотите такой камень?

— Не придирайся к словам, — строго сказала Мирмель. — Пора уже лесной народ от твоего камня спасать. Ежиков, медведей. И этих, как их, пингвинов. Или павлинов? Забыла, как называются. Ну, в общем, птичек. Ты ведь всё можешь?

— Постараюсь, — неуверенно ответил Вермисель. — Но мне придётся поднять собственный камень. А смогу ли я это сделать?

— Сможешь, Вермисель. Сможешь. Ты же сам говорил, что можешь всё.

— Отлично. Но вы подстрахуйте, если что. А теперь берегитесь — я ныряю!

Кокон полетел вниз с такой скоростью, что будь это пуля — она бы расплавилась о воздух, а потом испарилась. Но здесь нечему и не обо что было плавиться.

Вермисель по пути непрерывно наращивал кокон. Игель ловил ману. Сюарель, в принципе, ничего не делала, но готова была помочь тому, кто вдруг слишком устанет — например, развлечь разговором.

Кокон, созданный Вермиселем, жадно опоясывался вокруг Камня. Вернее, не вокруг, а во шар. А может быть, и в гипершар.

Чувствовалось, как спадает напряжение. Камень постепенно уменьшался. Линии звёзд выпрямлялись и укорачивались. А кокон таял.

Когда камень уменьшился до размеров обычного планетного спутника, кокон растаял весь. И тут, как обычно слишком поздно, подоспела подмога. Сверху.

Эльфы если кого оттуда и ждали, то только десятку своих, оставшихся в условной точке друзей. Но тот, кто прилетел, был намного крупнее и отличался обликом.

— Везёт же нам сегодня на пришельцев! — произнесла Сюарель.

— Вот это да! — произнёс Вермисель, — а я и не думал, что ангелы существуют!

— Надо же, почти как эльф, только крылья другие, — произнёс Зелёный Игель.

— А у меня крыльев вовсе нет, — заметил Вермисель. — Но я всё равно эльф.

— Будут, — сказал ангел. Затем достал из кармана швейную иголку и спрятался на её кончике. Иголка медленно начала падать.

— Эй ты, прекрати фокусы! Ты ведь помогать прилетел? Так что же насчет ёжиков и медведей? — спросила Сюарель.

Ангел вылез из острия иглы и сказал:

— Мы, ангелы, вообще-то больше заботимся об охранении и спасении людей, а не Ежей.

— Людей? Разве люди существуют? — удивилась Сюарель.

— Существуют, — подтвердил Вермисель. — Я сам видел человека. Один раз.

— Не врёшь? Так ведь можно договориться и до того, что существует Бог!

— Существует, — авторитетно подтвердил ангел. — Я видел. Неоднократно. Вот как с вами рядом с ними стоял.

— А вот я, например, не верю! — встрял Зелёный Игель. — Бог не существует, потому что не может быть.

— Почему это?

— А потому что бог по определению всемогущ. А теперь ответьте: может ли Бог создать камень настолько тяжёлый, чтобы он сам не мог его поднять? Если даже Вермисель не смог?

— Не знаю, — вздохнул ангел. — Вопрос о камне у нас до сих пор не решён.

Хотя Вермисель-то как раз и смог. Но вот только зачем?

— Да, кстати, а что будем делать теперь с этим камнем? — поинтересовался Вермисель.

— Да пусть себе летает. Когда-нибудь совсем уменьшится и свалится. Одним метеоритом больше, одним меньше…

— Нет, я всё-таки его уничтожу!

— Не смей! Тебе предстоит другое дело, — строго сказал Ангел.

— Понятно. Ну и что же это за дело?

— Да так, спасителем поработать, сейчас попробуешь спасти ежей, барсуков и медведей — как сумеешь, конечно. Вот только крылья возьми. — Ангел взмахнул руками, из-под них вылетела новая пара белых птичьих крыльев. Они довольно аккуратно приладились к плечам Вермиселя.

— Спасибо, конечно, но не странноваты они для эльфа? Великоваты, — пожаловался новичок.

— Полетай пока на таких. Не понравится — потом сменишь, — обиженно буркнул ангел, улетая.

Сель неловко взмахнул крыльями, и белые перья осыпали лес, поляну и речку. Мир был спасен.

Над полянкой, окружённой стройными елями, кружился хоровод из двенадцати небольших эльфов. Над ними порхал одинокий эльф с птичьими крыльями. А над ним — хоровод крылатых Ежей. Один из них обернулся и кому-то хитро подмигнул. Любопытная Сюарель, проследив за ним взглядом, ахнула и громко закричала:

— Смотрите, Человек! Самый настоящий, живой. Вон там, возле елки стоит. Человек есть! Значит, и Бог есть! Нужно только хорошо поискать!

Человек поднял руку, помахал кому-то из летучих Ежей, и, размахнувшись, швырнул сверкающий синий камень в смешного эльфа с крыльями, как у птицы.

Тот исчез. И человек тоже исчез.

Мир вернулся к нормальному состоянию.

Глава пятая

Враги

— Не знаю, что за существо ты нашел в стране грез, — буркнул разочарованный бургомистр, когда Хорхе пришел в себя. — Но Оберон был очень счастлив. Сказал, что он твой вечный должник, оплатил Саламандру сон и уехал, не дожидаясь твоего пробуждения.

— А Вермисель? — с искренней заботой поинтересовался рыцарь, с симпатией вспомнив чудика, возглавлявшего хоровод летучих Ежей. — Я хочу сказать, то существо, которое я привел, было ли оно счастливо?

— Не знаю, — ответил мрачный бургомистр равнодушно и добавил: — Но ты в любое время можешь посетить западные края и убедиться сам, если тебя так волнует его судьба. Оберон сказал, что с сегодняшнего дня ты навсегда почетный гость страны эльфов Запада. Вот что он оставил.

Городской глава протянул Хорхе белоснежное птичье перо. Ленивый рыцарь печально улыбнулся и осторожно прикрепил подарок к лежащему рядом шлему. Теплое чувство, навеянное коротким легким сном, впервые за несколько дней после исчезновения обманки привело стража в хорошее настроение.

11
{"b":"315314","o":1}