ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так значит это ты, — начал рыцарь, медленно прозревая правду, — это ты был в подземных пещерах Саламандра! Так вот что он хотел сказать! — Хорхе вспомнил предупреждения Черного рыцаря.

— Да, — отчаянно отозвался волшебник, — во время войны Огневик захватил меня в плен! Но это не я послал… — поняв, что сказал лишнее, он запнулся.

— Ну-ну, очень интересно, это не ты послал? — вкрадчивым голосом переспросила куница. — Кого? Что? Продолжай!

— Да, не я! — в порыве откровенности маг забыл об осторожности. — Не я создал и послал проклятого дракона! Меня обманул Огневик. Он создал чудовище. И мне пришлось, заключив договор с подземной тварью, бежать!

— Дракона, который меня убил, — побледнев, прошептала Ререна. — Это ты?

— И почему бы это Саламандр ни с того ни с сего стал создавать… — начала было куница, но волшебник торопливо прервал ее:

— Нет, не я. Огневик прочитал мои мысли, узнал о моей любви и хотел отомстить за измену и бегство. Я надеялся успеть, спасти Ререну, но не успел. Так же, как и он, — маг кивнул в сторону рыцаря. — Так в чем я виноват?

— Ты обманул меня, лгал мне все это время, — жестко сказала обманка. Она еще больше побледнела. — Ты говоришь, мне было неплохо в твоей Башне? Разве может быть хорошо бессильному пленнику и рабу? Вы оба обманули и предали меня.

Хорхе в растерянности молчал, не зная, как объяснить, как выразить то, что чувствовал.

— Но мы оба любим тебя. Ради тебя я пожертвовал большой частью своего магического искусства, — не сдавался волшебник. — Согласился на вечное проклятие. А что сделал он? Ничего. Так кого же из нас ты выберешь? У тебя есть выбор!

— Надеюсь, что у меня есть выбор, — согласилась Ререна, и обратилась к Ленивому рыцарю:

— Ты мой создатель, и я чувствую почти все твои мысли. Помнишь, когда-то ты думал дать мне свободу, разрешить самой выбирать свою судьбу?

— Да, — глухо ответил Хорхе. Он тоже прекрасно помнил терзания совести и принятое в тот страшный день решение. — Я хотел сказать тебе о своей любви, — он несколько мгновений помолчал, ожидая ответа, но пауза затягивалась, и рыцарь обреченно добавил: — И сказать, что ты свободна.

— Если ты действительно любишь меня, то пожелаешь для меня то, о чем я прошу, — напряженно сказала обманка. — Я хочу стать мальчишкой, мужчиной, и выбрать силу и свободу. И честно признаюсь, что, если ты выполнишь обещание, то я уйду на войну, чтобы стать героем, умеющим защитить себя и других, и, может быть, никогда больше не вернусь. Решай.

Она отвернулась, и невидяще уставилась на замершую на ветке куницу.

— Не соглашайся! — предупреждающе прошипел Марк. — Не смей. Дурак! Ты потеряешь ее навсегда!

— Хорошо, — сказал рыцарь. — Ты — Ререн, и ты свободен.

Обманка обернулась. Плечи ее распрямились, в черных глазах появился жизнерадостный мальчишеский блеск. Ресницы стали короче, черты лица жестче. Подхватив сброшенную Илькой полупустую сумку, Ререн легко забросил ее на плечо.

— Не спеши, — остановил обманку рыцарь. Он сунул в сумку пакет с припасами, захваченными утром в гостинице, но так и не пригодившимися в дороге, отдал мальчишке кошелек с несколькими монетами.

Хорхе действовал по велению сердца, не задумываясь. В уходящем существе неразделимо смешались образы девушки, которую он любил, и сына, которого он хотел бы от нее иметь, черноглазого самоуверенного мальчишки, вот так же уходящего на свою собственную войну. Его тоже нужно было спасти и защитить. Ленивый рыцарь снял пояс с волшебным мечом.

— Возьми, — сказал Хорхе. — Думаю, что не один раз этот меч поможет тебе выжить и победить.

Неблагодарный мальчишка молча нацепил пояс с мечом. Темные глаза блеснули почти враждебно.

— Ладно, — сквозь зубы нехотя выдавил он. — Если ты действительно любишь меня, то когда-нибудь, может, через год, может, через три, я все-таки вернусь. Конечно, если не обрету счастья в силе и свободе. И тогда, кто знает, возможно, я сделаю другой выбор.

Рыцарь кивнул, и Ререн, насвистывая веселую песенку, пошел по тропинке прочь. Дойдя до поворота, мальчишка обернулся, нашел взглядом куницу и небрежным жестом позвал за собой. Илька торопливо скользнула по ветвям.

Медведь подался вперед, как будто собираясь что-то сказать, но не нашел слов. Куница догнала мальчишку и удобно устроилась на свободном плече. Рыцарь, маг и медведь молча смотрели им вслед, пока обманки не исчезли за поворотом.

Банку вишневого варенья рыцарь с медведем съели вдвоем, удобно устроившись возле медвежьей берлоги и не обращая никакого внимания на собирающегося куда-то волшебника.

— И как же ты теперь без меча? — первым заговорил медведь.

— Как-нибудь, — равнодушно ответил рыцарь. — И без мечей люди живут.

— Ну-ну, — удивленно помотал головой Доминик. — А как же твоя служба? Как ты будешь охранять город и лес?

— Не станет Саламандр вести сейчас нечисть на север, — нехотя объяснил Ленивый рыцарь. — Ты же слышал — Огневик ждет от меня помощи.

Ему нужно вернуть обманку. А кто еще может угрожать Северу теперь, когда Черный рыцарь тоже исчез?

— Ну, тебе лучше знать, — согласился косолапый.

— А что ты теперь собираешься делать? — поинтересовался Хорхе.

— В спячку, наверное, залягу, на полгода, — угрюмо буркнул Доминик.

— И правда, неплохая идея, — одобрил рыцарь. — Может и мне тоже попробовать?

— А сумеешь? — с сомнением спросил медведь.

— Может, и сумею, — Ленивый рыцарь взял в правую руку синий камень. — Стоит попытаться — все равно в реале мне делать больше нечего Тебе это дело привычней, так что в случае чего проследишь? — привычно попросил он друга.

— Если что, прослежу, — согласился Доминик.

— Осталось только попытаться уснуть, — вздохнул Ленивый рыцарь. Одним глотком он допил остатки зелья из склянки, сжал ладонь и закрыл глаза.

Эпилог

Пожар в лесу

Встреча с директором фирмы была назначена на три часа, и поэтому в четверг с утра Юрка решил сходить по грибы. Мать просила пожарить пирожки с грибами и с картошкой, да и просто хотелось отвлечься от мыслей о новой работе. После полугодовой безработицы деловое предложение показалось очень заманчивым, но ждать было нетерпеливо, а прогулка по лесу помогла бы отвлечься от назойливых «а вдруг?» и «а что, если?»

Соседи напугали, что вечером выпадет снег. Но снег не выпал, а в лесу Юрия ожидали неожиданные приключения.

В девять часов парень неторопливо пересек улицу, направляясь в лес. Он шел медленно, поглощенный мыслями о сегодняшнем собеседовании, и лишь время от времени пиная попадавшуюся под ноги еловую или сосновую шишку.

— Нам очень нужен хороший программист, — сказал директор вчера по телефону. И зарплату обещал немаленькую. Но многое определит сегодняшняя встреча, личное впечатление.

Утро было ясное, прогулка приятная, и Юрка быстро отвлекся от навязчивых мыслей. В районе Химиков ему попались первые грибы: это были несколько ежовиков и петушков. За Молочной речкой, в опятном месте у бывшего лагеря имени Гагарина, нашлось довольно много одиночных опят, но не слишком удачных — пришлось брать только шляпки, зато удалось набрать еще и несколько синявок-боровушек.

Спешить было особо некуда, и, пересёкая Гайву по железному мосту, Юрка остановился и долго любовался прозрачностью воды. Рыбы он, правда, не увидел, но ее под тем мостом никогда и не водилось. Дно было замечательно видно, хотя глубину парень определил метра в три: у правого берега поглубже, у левого помельче. Несколько минут Юрка, не отрываясь, смотрел на коряги, покрытые водорослями. Водоросли слегка колыхались, и жёлтые листья берез плавали по воде.

Берёзы стояли рыжие, а некоторые, на северных склонах, уже облетели. Белизна березового светлолесья немного поднадоела, но Юрка, как обычно, с сочувствием поглядывал на голые липы и осины. Иногда у него даже возникало глупое желание снять куртку и укрыть от холода дрожащее хрупкое деревце, но, опомнившись, он оправдывался тем, что одной куртки на всех все равно бы не хватило.

17
{"b":"315314","o":1}