ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я дельфин
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Боевой маг. За кромкой миров
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Непрожитая жизнь
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Небесная музыка. Луна
Айн Рэнд. Сто голосов

Размещение в гостинице могло дать ответ на загадку поведения Леры. Могло, но не дало. Переводчица предпочла одноместный номер. Свенсон тоже, а обоим бывшим военным достался простой двухместный номер. Узнав это, Герман облегченно вздохнул. Бог с ней, с неизвестностью, ее и потерпеть можно. Зато сохранялась надежда на то, что начатое в Краснодаре можно будет продолжить в Махачкале.

– Нравится? – оторвал его от раздумий голос Геннадия.

Герман вздрогнул и повернулся к Панаме. Тот с восхищением смотрел вслед идущей к лестнице Валерии.

– Хороша, стерва, – пробормотал Геннадий.

– Почему стерва?

– Ага, значит, нравится, – сказал, улыбаясь, Геннадий. – Мне тоже, между прочим. А стерва, потому что не подпускает к себе никого.

Герман опешил. Как это никого? А он? У него-то с Лерой что было?

– А Мартин? – спросил он, не утерпев. – Уж ему-то она не откажет, наверное?

– Да хрен его знает, откажет или нет! – Геннадий продолжал смотреть на лестницу. – Но, как мне кажется, дело в том, что швед ее об этом не просит… вот и отказывать не приходится!

– Как это не просит? – удивился Герман. – Он… что, вообще… или…

– Не знаю, что ты имеешь в виду под словом вообще, но не или! – Панама повернулся к Александрову. – Мальчики Свенсона тоже не интересуют. Не замечен, по крайней мере.

– А она? – выдавил из себя Герман и замер.

– Что она?

– Она замечена? В чем-нибудь…

– Да что я ей… муж, что ли? – разозлился Геннадий. – Или слежу за ней? Ладно, чего стоять, пошли в номер, мне здесь нужно одному парню позвонить!

Парнем оказался товарищ одного московского знакомого Панамы по имени Магомед. Как потом узнал Герман, Магомедов в Дагестане оказалось великое множество, но этот был к тому же и Магомедовичем. Это отчество невольно наводило на мысль, что и фамилия махачкалинца окажется соответствующей, но здесь Александрова ждало разочарование, потому что вопреки его ожиданиям фамилию знакомый Панамы носил другую – Абдурашидов. Но откликался и на прозвище Мамуч. Дагестанец был владельцем самого модного в городе магазина детских игрушек и с удовольствием откликнулся на звонок. А узнав, от кого приехали гости, заявил, что бросает все дела и едет прямо в гостиницу.

Не успел Геннадий передать Герману свой телефонный разговор, как в дверь постучали и в номер влетел тот, кого они ждали. На вид посетителю было около сорока лет, он был немного выше среднего роста, с заметными залысинами и длинным острым носом. Правда, Герман уже стал понимать, что на эту деталь в Дагестане лучше не обращать внимания – носы здесь можно было наблюдать любой формы и размеров.

– Меня зовут Магомед. Можно Мага, – представился вошедший. – Я правильно попал, это вы мне звонили?

Дагестанец говорил с акцентом, да еще так быстро, что больше приходилось полагаться на догадливость, чем на слух. И все же общий язык удалось найти на удивление быстро. Традиционно поинтересовавшись, как гости доехали и есть ли у них проблемы, Мага попутно выяснил, что сегодняшний день у них ничем не занят. Лучше бы Панама об этом не говорил!

Шум, который поднял Магомед, был сравним только с созданной им же суетой. Еще не совсем понимая, чего от них хотят, Панама и Герман незаметно оказались вовлечены в процесс беспорядочных сборов. Продолжая громко говорить одному только ему понятные слова, Мамуч увлек их за собой, и только в коридоре выяснилось, что они едут на пикник, который состоится на берегу моря.

– Мага, подожди! – взмолился Геннадий. – Мы здесь не одни! Нужно Мартина предупредить.

– Мартина? – удивился дагестанец. – А это что за гусь такой?

– Это не гусь, это наш шеф, – пояснил Александров. – Швед.

– Какой еще швед? – не понял Мамуч. – Хоккеист, что ли?

– Почему хоккеист? – теперь пришел черед удивляться Герману. – При чем здесь хоккей?

– Ну, там же шведы играли! – Мага даже растерялся от такой непонятливости гостей. – А чего он не едет?

– Куда не едет? – ошарашенно спросил Геннадий. – Кто не едет?

– Этот ваш… хоккеист?

– Да не хоккеист он! – решил внести ясность Герман.

– Хоккеист! – вдруг поддержал нового знакомого Панама. – Свенсон действительно бывший хоккеист! Даже на чемпионате мира играл!

– О! – радостно воскликнул Мамуч. – Я же знаю, что говорю! Ты меня слушай! Ладно, давайте вашего Мартена и поехали!

– Мартина! – поправил Герман.

– Ну Мартина! – добродушно согласился Магомед. – Где он?

– У себя в номере. И давайте сделаем так. – Геннадий решил, что лучше вмешаться в процесс сборов. – Вы с Герой идите к машине, а я беру наших и спускаюсь.

Не дожидаясь ответа, оператор развернулся и пошел назад. Герман и Магомед вышли на улицу. И сразу же в лицо пахнуло жаром раскаленного асфальта. Прямо перед входом в гостиницу стоял темно-синий «Вольво 940».

– Вот видишь, и у нас есть свой швед, – пошутил Мамуч и открыл машину. – Садись, чего стоять!

– Жарко у вас, – посетовал Герман. Он подошел к «Вольво», но садиться не стал. – Печет как в Сахаре.

– Это что! – Мага улыбнулся. – Старые люди говорят, что раньше еще жарче было!

– Глобальное потепление? – То ли спросил, то ли показал свою осведомленность Герман.

– А кто его знает?! – Мамуч пожал плечами. – А ваш хоккеист… он зачем приехал?

– Мартин? Фильм будет снимать. О Дагестане. – Герман усмехнулся. – Туристов хочет привлечь. Хотя я сомневаюсь… Пока идет война в Чечне, кто сюда поедет?

– Надоели они уже со своей войной! Власти эти… безмозглые. – Магомед выругался. – Столько вреда людям…

Он оборвал себя на полуслове и выпучил глаза. Герман удивленно вскинул голову, и, посмотрев туда, куда был устремлен взгляд дагестанца, и сам потерял дар речи. Из дверей гостиницы вышла… Валерия. Господи боже мой, ну говорил же ей, чтобы скромнее одевалась. И вот пожалуйста – все те же легкомысленные шорты размером меньше иных плавок и легкая, почти прозрачная кофточка – вот и весь наряд! Хорошо еще под кофточкой купальник, да что с того? Вот сумасшедшая! Нашла, где свою раскрепощенность демонстрировать!

Следом за блондинкой в дверях появились Свенсон и Пономарев. Взяв Валерию под руку, оператор весело сбежал по гранитным ступеням и подвел ее к машине.

– Ну что, все поместимся или возьмем наш «додж»? – спросил он.

– Конечно поместимся! – Глаза Магомеда не отрывались от Леры. – Бросайте ваш караван-сарай здесь, нам он там не понадобится. А этот громила и есть ваш швед?

– Именно, – подтвердил Геннадий. – А Лера его переводчик…

– Ты знаешь шведский? – Мамуч повернулся к Герману. – А говорил, водитель!

– Не я переводчик, а Лера! Валерия! – Летчик кивком головы показал на блондинку. – А я Герман. Сокращенно – Гера. И всего-навсего водитель.

– Ничего не понял! Лера… Валера же мужское имя! – продолжал допытываться Магомед. – А Гера…

– Его зовут Герман! – вмешалась в разговор переводчица. – Герман! А меня… Лера! И все! Без всяких Валер!

– А… понятно! – заулыбался Мага. – Ну что, поехали?

Промчавшись по проспекту Ленина, причем Мамуч показал, что он в лихачестве не уступает самому Герману, машина вылетела на широкую дорогу, ведущую на юг. Ехали они минут сорок, затем свернули к одному из домов отдыха, пустующих по причине отсутствия туристов, и подъехали почти к самому морю.

– Вот здесь мы и будем отдыхать, – сообщил Мага. – Располагайтесь, здесь вас никто не потревожит.

Сказав это, Мамуч мгновенно исчез. Никто даже заметить не успел, куда он делся, но, так как его машина оставалась на месте, решили все же послушать совета. Тем более что чудесный песчаный пляж, море и жара просто не оставляли другого выбора.

Дагестанец объявился минут через десять. Сгрузив охапку дров, он вытащил из багажника сумки с закуской и выпивкой и все это поставил на один из пустующих столиков. Махнул рукой гостям, прокричал что-то малопонятное и вновь исчез.

Панама и Герман переглянулись. Кажется, они уже начали понимать, что простым купанием им не отделаться.

6
{"b":"316","o":1}