ЛитМир - Электронная Библиотека

Карина почувствовала, как по телу пробежал озноб. Картина была настолько реалистично прописана, настолько выверена была каждая черточка изображения, что ей на миг показалось, что это фотография, а не рисунок. Значит, ребята не врали, когда рассказывали об этом.

– Как же ты смог придумать такого… – Девушка запнулась, не зная, как назвать монстра. – Олег, я не понимаю. Чтобы так нарисовать, нужно же видеть его!

– А я видел, – с улыбкой ответил Олег, и было непонятно, шутит он или говорит серьезно.

Карина, ожидая продолжения, посмотрела на рисунок, но Олег молчал. Нет, от него просто так ничего не добьешься. Тогда попробуем по-другому. Карина непринужденным движением бросила листки на стол и потянулась, заложив руки за голову. Немного постояла так пусть неблагодарный полюбуется ее фигурой, потом, слегка покачивая бедрами, подошла к постели и, наклонившись над Олегом, зазывно посмотрела ему в глаза и многозначительно улыбнулась.

* * *

Проснувшись, Олег первым делом посмотрел на часы. Без четверти час! Он же должен был в десять быть у Илсы! Тут он вспомнил о Карине. Господи, только этого не хватало. Объясняй теперь ей, что ты торопишься к другой… Но… где же она?

Не поворачиваясь, Олег пошарил рукой по тому месту, где должна была лежать ночная гостья. Пусто! Олег резко повернулся. На постели осталась только вмятина, все еще хранившая формы роскошного тела… Может, она в ванной? Олег прислушался – в квартире стояла полная тишина.

Обеспокоенный, Олег вскочил с постели и, не одеваясь, выбежал в коридор. Ни обуви, ни одежды ночной гостьи не было. Значит, она ушла. Хоть бы его перед уходом разбудила. Хотя нет, это как раз хорошо. Как говорится, самое красивое у женщины – это спина, когда она утром уходит. Молодец, и тут оказалась на высоте!

Ладно, все это хорошо, но как же быть с обещанием, которое он дал Илсе? Она надеялась… Нужно хотя бы позвонить, извиниться…

Олег поискал в джинсах бумажку с номером телефона. Так, вот она! Набрал семь заветных цифр и замер. Один гудок, второй, третий… После восьмого стало ясно, что трубку на том конце не поднимут. Или ушла, или обиделась и не подходит к телефону. Скорее, второе… А может, самому поехать к ней? По крайней мере это будет порядочнее, чем сидеть и ждать, пока она поднимет трубку.

Олег быстро собрался, благо с тех пор, как отпустил бородку, бритье перестало отнимать время по утрам. Хотя какое сейчас утро? Машина стояла там же, где он ее оставил ночью, – прямо у подъезда. Угонщиков он не боялся. Стихийные здесь не появляются, а среди своих, местных воров желающих связываться с Черновым не было.

Быстро доехать не удалось. В это время дня улицы Москвы забиты машинами, повсюду пробки. Пришлось прибегнуть к старому способу и пробираться переулками и дворами. Но на пересечении с Садовым кольцом все равно застрял, и надолго. В Москве, если уж попадешь в пробку, вылезешь нескоро.

К дому Илсы Олег подъехал лишь в половине третьего. Он долго жал кнопку звонка, надеясь, что Илса если уходила куда-то, то уже успела вернуться. Но все было тщетно. Эта чертовка Карина рассчитала все точно, обвела его вокруг пальца. Как же можно было так лопухнуться? Хоть бы будильник поставил. Олег вспомнил, как они с Кариной ввалились в его квартирку. Какой там будильник! Разве ему до этого было? Вот и думай теперь, как оправдаться.

Олег почесал затылок. А что, если Вере позвонить? Илса ее подруга, может, она что знает? Да, пожалуй, это мысль.

Таксофон удалось найти только через три квартала.

Олег набрал по памяти семь цифр. Но и на этот раз, кроме длинных гудков, ничего не услышал. Судя по всему, никого нет дома. Да и в самом деле, кто в такое время дома сидит? А рабочего телефона Веры он не знает. Может, позвонить Тарасу? Да, а что он ему скажет? Мол, дай служебный телефон… Черт, сегодня же Илса в отгуле… Наверное, лучше всего будет подождать ее у подъезда. Рано или поздно она появится. А что ждать придется, так кто в этом виноват? Илса тоже, наверное, ждала и нервничала…

Олег вернулся к знакомому подъезду. Чтобы не бросаться в глаза, свою «восьмерку» он поставил немного в сторонке. Потом слегка опустил спинку кресла и приготовился к длительному ожиданию. Ладно, подождет, спешить все равно некуда. Солнце светит, воробьи чирикают, очень даже неплохо. Жаль только, не купил чего-нибудь попить, а то совсем хорошо было бы…

* * *

Когда Олег проснулся в третий раз, дело шло к вечеру. Народ валом валил от станции метро и от автобусных остановок домой. Кто к кастрюлям, кто к телевизору, а кто к припасенной загодя бутылочке пива! Ах, хорошо бы сейчас банку колы, да из холодильника. А еще лучше минеральной воды. В пересохшем рту стоял неприятный привкус. Да, надо обязательно попить и пожевать жвачки. А то нехорошо…

Олег припарковал машину у ближайшего киоска, выпил залпом банку пепси, бросил в рот подушечку «Дирола», потоптался на месте, рассеянно глядя по сторонам. И вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Он резко обернулся. На противоположной стороне улицы стояла Илса и смотрела на него.

Олега как будто кольнуло в сердце. Как он мог променять эту леди… нет, королеву, на какую-то Карину? Надо же быть таким ослом! Господи, сделай так, чтобы она его простила.

Олег бросился вперед, лавируя между застрявшими в пробке машинами, и через считанные мгновения стоял уже рядом с Илсой.

– Илса, извини, пожалуйста, я проспал! – брякнул он с ходу. Нет чтобы сказать, мол, перепутал адрес, забыл номер телефона… – А потом звонил, приезжал, а тебя нет…

– Мама, знакомься, это Олег. – Девушка повернулась к стоявшей рядом хорошо одетой пожилой женщине, которую Олег поначалу не заметил. То, что дочка пошла в маму, было ясно как день – одно лицо, одинаковый рост, только у матери сеть морщинок в уголках губ и у глаз. Да еще эти самые глаза… Как будто одинаковые, серо-голубые, но нет, разные. У Илсы они теплые, а у матери холодные, колючие. И взгляд пронзительный, так и буравит. – А маму зовут Алла Рихардовна… – сказала Илса. – Я ее только что встретила, и… вот приехали домой.

– Вы меня извините, я действительно виноват… Но я сейчас все быстро сделаю! – торопливо продолжал говорить Олег, почти не слыша Илсу. – Я прошу вас, пойдемте посмотрим, что у вас сломалось.

– Мама, может, действительно пойдем? – поддержала его Илса. – Олега все хвалят, говорят, отличный мастер…

– Вы нас извините, Олег, – вежливо, но твердо произнесла Алла Рихардовна. – Давайте лучше как-нибудь в другой раз. Дело в том, что я сегодня жду гостей. – Она повернулась к дочери:

– Я совсем забыла тебе сказать, через полчаса к нам приедут… пациенты. Так что сама понимаешь… Простись со своим знакомым и быстро домой. Я тебя жду. До свидания, Олег.

Алла Рихардовна, даже не взглянув в сторону Чернова, направилась к переходу.

Олег оторопело застыл. Странная какая-то. Может, она думает, ему деньги нужны?

– Вы не думайте, я не из-за денег, я бесплатно все сделаю! И быстро! – торопливо проговорил он ей в спину. Алла Рихардовна остановилась и повернулась к нему.

– Нет, Олег. – Женщина покачала головой. – Я ничего не имею против тебя… Но за тобой… Нет, не надо, просто не нужно, и все. Может, потом… Не знаю, не знаю…

– Мама, что с тобой? – растерянно воскликнула Илса. Олег обиженно насупился. – Мама, Олег порядочный человек, и то, что он проспал…

– Он не просто проспал, – отрезала мать, повернулась и пошла дальше. Было слышно, как она бормочет:

– Но ее уже нет… Если хочешь… спроси у него…

Илса устремила непонимающий взгляд на Олега. Чувствуя себя так, словно его уличили во лжи, что, кстати, наполовину так и было, он с разобиженным видом махнул рукой и со словами: «Я просто хотел помочь и все. Мне ничего от вас не нужно» – пошел к «восьмерке». На полпути он остановился, решив, что называется, оставить дверь открытой:

– Ладно, если понадоблюсь, найдешь меня через Веру.

10
{"b":"317","o":1}