ЛитМир - Электронная Библиотека

Олег вздрогнул. Вот черт, и кто Тараса за язык тянул? Вечно болтает! Олег считал свое увлечение делом сугубо интимным, никакая реклама ему была не нужна.

– Это преувеличение, – сказал он.

– Нет, правда, вы зря скромничаете, – сказала Неля, довольная тем, что разговор больше не о ней. – Здесь же все свои, показали бы!

– Вам прямо сейчас? – Олег насмешливо поднял бровь. – Или есть возможность немного подождать?

– Олежка, ну не сердись! – Вера шутливо дернула его за руку и виновато улыбнулась. – Все мы знаем твою скромность, но ведь ты же талант, и всем очень хочется посмотреть твои работы. Мы даже нашу Илсу заманили сюда, обещав ей встречу с великим художником. Лешка показал нам рисунок, который ты ему подарил в прошлом году, и теперь все как больные сидят. Олег действительно подарил Тарасу один из своих рисунков. Вернее будет сказать, тот так долго клянчил, что Олегу пришлось быстренько набросать ему что-то в стиле фэнтези. Он уже и не мог вспомнить, что нарисовал, но еще раз пожалел о сделанной уступке. Чуткая Вера вовремя уловила возникающую напряженность и, опередив события, повернулась к единственной не представленной гостье. Взяв девушку за руку, она подтолкнула ее к Чернову.

– Вот, Илса, знакомься, это тот самый обещанный Олег, – сказала она.

Олег почти не слышал, что говорит Лешкина жена. Он оторопело смотрел в огромные серые глаза и думал: все, теперь он уж точно пропал. Он просто не сможет отвести глаз и будет вот так стоять как последний идиот и молчать. Хорошо еще, что хоть Вера не молчала.

– Илса моя школьная подруга, но ты ее раньше не видел, они с мамой только недавно вернулись из-за границы, – продолжала она, мастерски исполняя роль хозяйки дома. – С их отъездом из Испании тамошний дипломатический корпус сразу же опустел, но зато ко мне вернулась моя подруга. Ну вот и все, теперь все в сборе, все представлены, прошу за стол! Давайте, давайте, Лешка, ну приглашай, а я сейчас…

Вера убежала на кухню, но гости не спешили следовать приглашению и продолжали знакомиться друг с другом. Кое у кого на уме было нечто иное, а праздничный стол отошел на второй план.

– Так, девочки, первой Олег будет рисовать меня. – Карина уверенно взяла художника под руку и, прижавшись к нему упруго-мягким бедром, заглянула в глаза. – Я первой его заметила.

– Вы ошибаетесь, – сказал Олег, больше всего желая прекращения этого разговора. Он не отстранялся от девушки, но голос его звучал холодно и отчужденно. – Я не пишу портретов.

– Судя по тому, что нам здесь показали, ваш стиль фэнтези, это так? – поспешила заменить хозяйку Лена.

– Значит, фэнтези…

Это сказал Анатолий, программист. Было непонятно, то ли он спрашивает, то ли утверждает, а потому Олег лишь неопределенно кивнул головой. Даже если этот Анатолий и хотел спросить, он все равно не станет отвечать. Как они не поймут, что он не хочет быть заказным портретистом?! Он вообще не умеет рисовать на заказ. Разве люди поймут, если Олег им скажет, что, садясь перед чистым листом, он еще не знает, что на нем будет. Не знает, и все. Просто душа… или, может, еще что-то требует, чтобы он дал выход своей энергии в рисунке. В такой момент он просто не может не водить стержнем шариковой ручки по бумаге. Авторучка заменила ему кисть. Он сам не знал почему, но рисовать мог только ею. И как рисовать! Штрихи, тонкие и четкие, ложились так, что буквально в течение нескольких минут изображение приобретало выпуклость, объемность… Кое-кто из немногочисленных счастливчиков, видевших его творения, говорил потом, что рисунки сделаны в цвете, хотя на самом деле это было не так. Чернов использовал только двухцветные комбинации: белая бумага, черный стержень.

– Я не готов определять свой стиль. Я не зарабатываю этим деньги, а потому могу не ограничивать себя рамками какого-либо жанра… – Олег мягко высвободился из рук Карины и обвел взглядом стоявших около него девушек. Он почувствовал, что разговор принимает слишком серьезный характер, и решил перевести все в шутку:

– Да и зачем, если действительность краше? По крайней мере я вижу, что природе удалось создать шедевры, не подвластные кисти художника. Такие красавипы, какие собрались здесь, просто не заслуживают того, чтобы мы говорили о каких-то жалких копиях. Смотрите на оригиналы и наслаждайтесь!

Тут Олег спохватился, что несет что-то не то, и пустил в ход свое обаяние, которого у него было в избытке.

Высокий, метр восемьдесят девять, широкоплечий, он брился наголо, но при этом оставлял рыжеватую бородку, которая прекрасно шла к его светлым серо-зеленым глазам на узком лице. С мощным, сухим, без единой жиринки, торсом на длинных, подвижных ногах, он мог показаться кому-то немного тяжеловатым, но, если бы этот «кто-то» так подумал, он скоро бы убедился в том, что ошибается. Чернов был очень подвижен и гибок. Все, кто видел его в спортзале, отмечали удивительное сочетание быстрой, практически мгновенной реакции с известной всем силой. Ко всему этому надо было прибавить легкую походку, грациозные, по-кошачьи мягкие движения. В общем, Олегу Чернову было совсем нетрудно производить впечатление опасной личности, впрочем обманчивое. Хотел Олег того или нет, но именно это неотразимо действовало на слабый пол. А его остроумие и уверенность в себе помогали объекту, на который он нацелил свое обаяние, расслабиться и поддаться чарам искусителя, то есть даже не поддаться, а оправдать в собственных глазах неудержимое желание сдаться поскорее и броситься в объятия этого гиганта с пьянящими глазами…

Необходимо добавить, однако, что Олег вовсе не был коварным соблазнителем. Нет, он искренне любил своих «богинь» и с удовольствием поддерживал с ними дружеские отношения, даже когда их связь уже давно кончилась. Что, впрочем, совсем не означало, что она не начнется вновь… Но одно было неизменно – все девчонки признавали, что им с Черновым было легко и уютно и они на него не в обиде.

– Олежек, не скромничай! А то получается как-то странно. Тут Лешка тебе такую рекламу устроил, девчонки заинтригованы, а ты начинаешь отнекиваться, – со смехом сказала, войдя в комнату, Вера. Она-то знала, что означал огонек в глазах Олега. Уже не с первой подругой его знакомила в надежде, что он наконец угомонится и женится, но все бесполезно. Поставив на стол очередное блюдо, Вера улыбнулась. – Вижу, сегодня даже у тебя голова закружилась. Такой выбор! Но ты соберись, соберись! Я бы на твоем месте момент не упустила.

– А в каком стиле ваше творчество? – Неугомонная Карина, ясно и недвусмысленно заявляя о своих намерениях, вновь взяла его за руку. Она приняла слова хозяйки квартиры на свой счет и решила закрепить свои права на Чернова. – А это правда, что вы рисуете только шариковой авторучкой?

– Да, именно так, – подтвердил за Олега Игорь. – Причем все выходит так, что некоторые люди эти рисунки за фотографию принимают.

– Не может быть! – усомнилась Неля. – Шариковой авторучкой? А как же краски, как же цвета, нюансы, оттенки… Нет, такого не может быть. Пока не увижу, не поверю.

Олег внутренне усмехнулся. Ну вот, еще одна готова хоть сейчас ехать смотреть картинки. Прямо хоть групповуху устраивай. Вот только не лежит душа к вам обеим, не вы нужны…

– Я не люблю краски, – сухо сказал Олег. – И вообще, здесь кормят или нет? Я сегодня весь день на ногах!

– Кормят, наш большой мальчик, конечно кормят! – отозвалась из кухни Вера. Олег всегда удивлялся, как она умудряется всюду поспевать – и с гостями поговорить, и у плиты постоять, и стол накрыть. – Уже несу… Давайте, гости дорогие, садитесь за стол, я сейчас… И вообще, пора и за именинника выпить!

– Ага, – добавил Игорь вполголоса, – всем, кроме самого виновника.

Олег укоризненно посмотрел на товарища, но тот лишь улыбнулся. Все равно все видели, что виновник торжества уже слегка подшофе, так чего кокетничать?

Празднество стало принимать более организованный характер. Гости начали рассаживаться, при этом ловкая хозяйка, заметив, что Олег то и дело поглядывает на Илсу, устроила так, что они оказались рядом. Олег с благодарностью посмотрел на Веру и, поймав ответный понимающий взгляд, не сдержал улыбки. Он даже не заметил, что это не ускользнуло от Карины, которая недовольно поджала губы. Вера, по ее мнению, поступила нехорошо: видела же, что Карина первая положила глаз на этого гиганта. Это нечестно! Ну да ладно, еще не вечер… вернее, не ночь, еще посмотрим, чей верх будет… Или низ, не важно, главное – с кем.

6
{"b":"317","o":1}