ЛитМир - Электронная Библиотека

Поддужный обратил к Тине белые от ненависти глаза. Рука его скользнула за пазуху – и, мгновенно поняв, что сейчас произойдет, она с неожиданным для самой себя проворством метнулась за автомобиль и припала к широкому, тяжелому колесу.

И вдруг послышался рев моторов, сквозь который прорвался отчаянный крик Поддужного:

– Аллах!

«Разве он мусульманин?» – мелькнула мысль, а в следующее мгновение Тину оглушил грохот автоматных очередей.

Полумертвая от ужаса, она сжалась в комок, пытаясь втиснуться разом и в землю, и в колесо, закрывая уши ладонями, но все равно слышала, как ревут моторы, визжат тормоза, грохочут выстрелы, кричат люди, все равно чувствовала, как содрогается, будто живой, спаситель-«Паджеро»…

Казалось, это длилось невыносимо долго – и вдруг все стихло. Только кто-то жалобно поскуливал рядом, будто брошенный щенок.

Не скоро осмелилась Тина поднять голову, разогнуться… не скоро поняла, что никакого щенка здесь нет: это она сама скулит и подвывает в животном отупляющем страхе.

Пыль висела в воздухе. Заходящее солнце мирно пронизывало ее своими лучами…

Тина наконец-то решилась высунуться из-за колеса – и вдруг встретилась взглядом с Поддужным. Отпрянула, слабо вскрикнув…

Он лежал на земле и смотрел прямо на Тину бесцветными немигающими глазами. Пальцы были сомкнуты вокруг рукояти пистолета. Уютно умостив голову на ноги Поддужного, лежал и Серый Папа. Он показался Тине странно длинным… Узнала она его только по шикарному пальто, потому что половина лица была разворочена пулями.

Тина вновь припала к знакомому колесу, и ее вырвало. А потом еще раз, и еще – когда она увидела, что весь двор завален трупами…

Все боевики Серого Папы полегли рядом со своим атаманом. Их количество было увеличено еще на две боевые единицы. Бритоголовый полусидел, свесив голову и привалившись спиной к изуродованному пулями «Форду». Рядом в луже крови валялся шофер Зои. Но она сама, а также «Ленд-Круизер» бесследно исчезли…

Слабо содрогаясь от спазмов в опустошенном, чуть ли не наизнанку вывернутом желудке, Тина стояла посреди этого кровавого ада и тупо озиралась.

Вряд ли одна Зоя могла устроить здесь такое кровавое побоище. Это уж слишком даже для нее… Да и с чего ей убивать своих? К тому же она не исчезла бы, не удостоверившись, что Тина тоже мертва. Скорее всего эта жуткая красавица, забыв обо всем на свете, панически бежала… от кого?

Да от тех, кто прикончил Серого Папу и всех его «братков»! Что это там говорили Гаврик и Поддужный, завидев на стройплощадке чужих? Конкурирующая фирма… и потом этот душераздирающий вопль: «Аллах!»

Что-то такое она слышала раньше: знаменитый глава татарской мафии Аллах… неужели он и его «пророки» нечаянно спасли Тине жизнь?!

– Аллах акбар… – пробормотала она, и вдруг ужас происшедшего, а еще больше – не происшедшего, начал доходить до нее.

Схватившись за голову, Тина метнулась к воротам, желая одного, только одного: оказаться как можно дальше отсюда. И замерла.

Нет, через ворота убегать нельзя. От них ведет единственная улица. Кто гарантирует, что сейчас по ней не возвращается знакомый «Ленд-Круизер»?

«Как узнать киллера? – По контрольному выстрелу!» – выплыл вдруг из памяти жуткий анекдот, и перед глазами возникло красивое холодное лицо с маниакально расширенными зрачками.

Зоя! А вдруг она вернется проверить, как там дела у ее бестолковой жертвы, и произвести этот самый контрольный выстрел?

Тина резко повернулась и побежала вдоль дощатого покосившегося забора. Не бывает таких строек, в заборе которых не нашлось хотя бы одной сломанной доски. Вот и она… вот она!

Не чувствуя острых заноз, Тина скользнула в щель – и едва не сорвалась в овражек, полный рыжеватой глинистой мути.

Осторожно обошла его и по узенькому проулочку ринулась бежать, оставляя позади зловещий забор и все, что за ним скрывалось.

Она шла и шла, путаясь в переплетении переулков, то упираясь в тупики, то вновь выбираясь из них. Было еще светло, и Тина надеялась, что выберется отсюда до темноты.

Разболелась голова. Ничего страшного! Болит – значит, Тина еще жива.

Она с трудом верила в это и порой вдруг начинала лихорадочно ощупывать себя руками, как бы удостоверяясь, что все на месте. А иногда плакала – тихо, обиженно, негодуя на судьбу, которая вдруг ни за что ни про что ввергла ее в этот кошмар. Нет, в самом деле, – ну почему все это должно было случиться именно с ней?!

Потом слегка успокаивалась – и думала, что все могло быть хуже, нельзя гневить Бога (или Аллаха?)…

Разумные доводы помогали, но ненадолго: страх все крепче сжимал вокруг Тины свои удушливые кольца.

Наконец впереди замаячило просторное шоссе, но вместо того, чтобы радостно броситься вперед, Тина нерешительно замялась на обочине.

Она не могла заставить себя выйти из плена лабиринта, дойти до остановки, сесть в автобус, поехать домой. А если Зоя уже поджидает ее там?

Может быть, прямиком в милицию? Нет… еще неизвестно, поверят ли ей. И, во всяком случае, душу вытрясут, выпытывая все подробности разборки, свидетельницей и даже участницей которой она стала. Вновь окунуться в жуткие воспоминания? Да и вообще Тина как-то не была расположена выдавать своих нечаянных спасителей, а без упоминания Аллаха вряд ли обойтись.

Она прислушалась. Что-то не вспарывают воздух милицейские сирены! Похоже, никто в соседних со стройкой домах не поспешил сообщить о случившемся, последовав принципу «моя хата с краю». А не последовать ли и Тине этой проверенной веками мудрости?

Она затравленно огляделась – и ахнула, увидев болтающийся на столбе грибок телефона-автомата. Надо позвонить Виталию, вот что надо сделать! Он небось не знает, что и думать, ждет ее, ищет, беспокоится. Надо попросить его приехать, забрать ее. В конце концов, именно он виноват в неприятностях, свалившихся на Тину. Брякнул где не надо про ее сон – и вот вам результат! Кстати, Виталий и сам теперь в опасности. А вместе им будет легче выбраться из этой истории.

Тина кинулась к автомату.

О чудо! Телефон работал, и вдобавок был из старых, бесплатных. Какое счастье, что цивилизация еще не добралась до этого уголка!

Так… 199-43-26. Как долго не соединяется! Ну вот – занято. И опять занято! Виталий, ну как ты можешь с кем-то болтать, когда, быть может, жизнь Тины (и не исключено, что твоя собственная!) зависит от этого звонка?

О господи, а вдруг он уже вернулся домой и отключил телефон? Нет, вот наконец-то нормальные гудки. Слава богу! Слава богу!

– Алло? Алло? – Голос Виталия – нетерпеливый, настороженный. – Слушаю!

– Ви… Виталий, – пискнула Тина. – Это я…

– Ти-на? – выдохнул он хрипло. – Ты? Нет, правда?!

– Конечно. А что тут такого?

– Привет! Да я тут уже два часа бегаю вокруг твоего дома, как верный пес. Второй вечер подряд! Как бы в привычку не вошло. Что, опять твоя «маршрутка» перевернулась?

– Ох, если бы! Со мной такое было! – Она задохнулась, попыталась откашляться – и вдруг поняла, что не может сказать о случившемся ни единого толкового слова. Из горла вырывались бессвязные звуки, Тина вся дрожала, заново переживая непрекращающийся кошмар этих суток. Кажется, начиналась истерика…

– Тина, Тина! – наконец-то расслышала она сквозь свои рыдающие хрипы усталый, отчаянный голос Виталия. – Ты где? Откуда ты звонишь?

– Не знаю! – всхлипнула она – и вдруг зашлась мелким, неостановимым смешком. И в самом деле – откуда-то звонит, но не знает, где находится. А вдруг этого места вообще нет на свете? И ее самой – тоже нет? Может быть, ее все-таки убили там, на стройке? Или – что еще интереснее! – никакой перестрелки вовсе не было, а погоня за Зоей и все прочее – лишь бред, рожденный в ее ушибленной головушке: такой же бред, как ночная «газовая атака»?..

– Тина, ты меня в гроб вгонишь! – яростно взревел ей в ухо Виталий. – Ты что, со вчерашнего вечера пьянствуешь? Такое впечатление, ты уж извини. Ну-ка, посмотри вокруг, сориентируй меня на местности, я за тобой приеду.

17
{"b":"31774","o":1}