ЛитМир - Электронная Библиотека

Окончив рассказ, Лотар долго смотрел в сторону. Потом решился и поднял взгляд на Рубоса. В глазах воина отражалось пламя свечи. Почему-то Лотару не хотелось сейчас читать его мысли.

– Ты говоришь, это осталось в тебе?

– Да. Я могу делать все, что хотел сделать со мной Гханаши, только по собственному желанию. Но я не оборотень, Рубос, и даже не колдун. Я человек и могу это доказать.

– Как?

– Пока не знаю.

Рубос вытянул вперед руку и сжал запястье Лотара.

– Знаешь, я даже немного завидую тебе. Так драться… – Он огляделся. – Если бы я не объелся, можно было бы попробовать на заднем дворе.

– Что попробовать?

– Ну, ты показал бы мне какие-нибудь из твоих новых ухваток. Ведь все прежние я знал наизусть. – Рубос поморщился. – Они были очень уж щенячьими. Так что я замечу любой из новых приемов…

Рубос не успел даже мигнуть, как кинжал Лотара, который до этого лежал на блюде с остатками мяса, был приставлен острием к его горлу. Рука, которая сжимала кинжал, была та самая, которую Рубос перед этим придерживал и, казалось, полностью контролировал. Рубос окаменел.

– Это тебя убеждает? – спросил Лотар и убрал кинжал в ножны.

– Клянусь Живой, такую шутку я бы не позволил сыграть с собой даже тебе, если бы…

– Вот именно, если бы мог хоть как-то противостоять.

Рубос вытер пот со лба.

– Не нужно было так много есть, а еще вернее – столько пить. Это вино, оказывается, слишком крепко для моей старой головы.

– Это не вино, Рубос, – покачал головой Лотар. – Но все равно, я утверждаю, что я человек.

Рубос задумался на мгновение.

– Знаешь, я не совсем понял, что ты сделал со слонихой.

Сначала дрогнули губы Лотара, потом улыбнулись глаза, потом он рассмеялся по-настоящему.

– Она же спасла меня. Кроме того, у нее был такой голос… Собственно, я до сих пор не понимаю, как она могла говорить, и если не она произносила те слова, то чьи же предупреждения спасли меня? Но сейчас я не о том. Чтобы отправить ее в места, где она могла бы выжить со своим детенышем, я хотел сначала вырасти до гигантского размера, подцепить их обоих и перенести через те двести лиг, которые отделяли оазис от ее родных лесов. Это ей не понравилось, она боялась, что, став драконом, я забуду о цели превращения и сожру ее с малышом.

– Капризная особа, – проворчал Рубос.

– Как настоящая женщина, – усмехнулся Лотар. – Мне пришлось расчистить один из ходов, которые оставались в развалинах дома Гханаши. И по нему мы дошли до места, где все было по-иному.

– Как по-иному? И что представлял собой этот ход?

– Я не все понял в этом колдовстве. Идешь по коридору, все похоже на обычный дом, а оказываешься за двести лиг от места, где вошел в него.

– Ну а назад можно пройти?

– Можно, я ведь так и сделал. – Лотар помолчал, глядя в пламя свечи. – Этот коридор пришлось расширять, чтобы она могла пройти. А самое трудное было – затащить ее в дом Гханаши. Она очень упиралась и пошла только после того, как Джирда пробежал туда и стал звать ее уже от другого выхода…

– Кто такой Джирда?

– Слоненок.

– Он ей трубил?

– Нет, звуки там не проходят. Такой коридор – вообще неприятное место. Я не очень даже и сердился на нее за то, что она упрямилась. Тем более что в какой-то момент понял – все кончится наилучшим образом.

– Удивительно, как ты с ней управился.

– Она возмущалась, как будто я замыслил нечто бесчестное. Но я был тверд, и она подчинилась. Да и Джирда помог, вот уж кто не дрогнул ни на мгновение. – Лотар сделал глоток воды, так приятно было пить воду сразу же, как только возникала мысль о воде. – Но когда мы перешли на ту сторону, мои хлопоты не кончились. Оказалось, это место занято другими слонами, и они не хотели принять ее.

– Скажи пожалуйста, – удивился Рубос, – слоны, а компанию выбирают, как спесивые ибрийские дворяне.

– Пришлось заставить их предводителя защитить ее.

– Значит, ты дрался со слоновьим вожаком?

– Нет, конечно. Просто вошел в его сознание и сказал, что новенькая будет отличной подругой его старшему сыну.

– Ну и правильно. – Рубос кивнул, громко глотая, допил вино, потом спросил: – Что будем делать завтра?

– Прежде всего я верну тебе долг. Потом пригласим цирюльника, сходим в баню, я и забыл, что такое горячая вода, потом…

Дверь трактира задрожала от бешеных ударов с улицы. Зычный, привыкший к командам голос заревел:

– Именем короля Конада, духанщик, приказываю открыть дверь! Считаю до десяти, а потом, если дверь не будет открыта, я прикажу выломать ее.

Испуганный духанщик прибежал, путаясь в длинном ночном халате, когда дверь уже ломали. Вместо того чтобы открыть ее, он стал бестолково бегать по комнате, натыкаясь на скамейки. Когда дверь рухнула, подняв клубы пыли, в духан сразу вломилось не менее десятка стражников. Среди них Лотар без труда узнал Мазота с Элирахом. Вперед, важно покручивая ус, выступил толстяк в смешных доспехах, но с холодным выражением глаз, выдававшим задиру.

– Духанщик, почему не открыл? – Зычный голос толстяка так не вязался с его обликом, что Рубос улыбнулся.

– Не успел, господин Зерес. – Духанщик кланялся как заведенный. – Все случилось так быстро…

– Я тебе покажу, что такое быстро… – Неожиданно затянутый в тугую кожу кулак капитана сбил духанщика с ног.

Стражники словно ждали этого. Они выхватили оружие и стали атакующим полукругом перед Лотаром и Рубосом. Старый вояка из Мирама вскочил, опрокинув табуретку, присел в боевой стойке, выставил вперед руки, готовый к драке.

Лотар внимательно осмотрелся. Главное – как защитить Рубоса. Скорее всего, Лотару удастся прикрыть его от арбалетчиков, замерших у противоположной стены. Сразу-то они стрелять не будут, им помешают свои, а это, что ни говори, шанс… Нет, так рисковать нельзя. Если существует хоть малейшая угроза его жизни, следует быть послушным. Пока.

Капитан неистовствовал:

– Без глупостей, идиоты! Я могу сделать с вами все, что захочу, и ничего мне не будет, поэтому… Меч на стол, ты, молокосос!

– Ты всегда такой смелый, когда тебя прикрывает десяток медных лбов? – холодно усмехнулся Рубос.

Капитан размахнулся и ударил Рубоса, но наемника нельзя было достать так же просто, как духанщика. Неожиданно кулак капитана оказался в огромной руке Рубоса. Все затаили дыхание. Послышался треск суставов, и Рубос оттолкнул капитана. Тот, кусая губы от боли, принялся растирать раздавленную кисть. Мечники подняли оружие.

– Мы сдаемся, господа. – Лотар достал Гвинед из-за спины и положил его на стол. Потом добавил к нему кинжал. – Только обращайтесь с этим мечом аккуратно, господин капитан, ему цены нет.

– Стану я… – Мучительное выражение не сходило с лица капитана.

– Я еще раз прошу обращаться с этим клинком аккуратно, – сказал Лотар и понял, что, пожалуй, этого будет достаточно. Перегнув палку, он добьется обратного.

– Да, кстати, дружок, – добродушно, с деланной пьяной расслабленностью спросил Рубос, – ты забыл сказать – мы арестованы или как?

– Я должен разоружить вас и доставить во дворец. – Капитан подошел и взял Гвинед так осторожно, словно он был раскален докрасна. После этого злость снова вспыхнула в его воспаленных глазах. – А там вас, скорее всего, вздернут на дыбу как бродяг и разбойников.

Лотар повернулся к духанщику и приказал:

– Наши кровати, добрый человек, оставь за нами. За них заплачено.

Допив из кружки воду, чтобы она не пропадала зря, Лотар, поеживаясь от тычков в спину, впрочем, довольно деликатных, вышел из духана. Рубос, переругиваясь с капитаном, топал сзади.

ГЛАВА 4

За крохотным окошком под потолком стояла темень, как будто никогда не существовало ни звезд, ни даже факелов. В камере было прохладно, и Лотар с удовольствием разлегся на каменном, довольно чистом полу, отдав свою подстилку Рубосу. Впрочем, наемнику не сиделось, он расхаживал из угла в угол. Его шаги отдавались в коридоре щелкающим, гулким эхом.

4
{"b":"31836","o":1}