ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я знаю, – отозвался Трол. – Я благодарен вам… тебе в особенности. Но…

Он не знал, как высказать то, что должен был сказать.

Лорна захлопнула книгу и пошла к люку, чтобы спуститься с башни. Джанин вздохнула и стала собирать свое вязанье. Потом, убедившись, что Лорна далеко, деланно спокойным тоном произнесла:

– Возрожденный, ты вскружил голову девушке.

– И что? – не понял Кола. Потом нахмурился и осторожно добавил: – Она не девушка, а принцесса.

– Верно, – согласился Трол, – я ей не подхожу.

– Я не это имел в виду… – горячо отозвался Кола. Как и все мужчины, он мало что смыслил во всяких любовных перипетиях, тем более если они не касались его самого.

– Именно это, – отозвался Трол. Помолчал, по-прежнему глядя в окно. – К счастью, все скоро кончится.

– Знаете, что я вам скажу, – обернулась Джанин у самого края люка, – оба вы дураки, благородные господа.

– О чем она? – спросил Кола. – Может, я чего-то не понимаю?

– Как ты думаешь, я смогу усидеть в седле фламинго? – спросил Трол. – К примеру, Доры, если, разумеется, не лететь через Кермаль, а осторожненько, потихонечку, вдоль берега?..

Кола посмотрел на Трола. Перед ним стоял высохший, практически без мышечной массы человек, которому любой посторонний зевака дал бы самое меньшее лет восемьдесят. Лишь прямая, как копье, спина и блеск глаз выдавали в нем бывалого и умелого бойца, каким Трол был… еще прошлой зимой, когда они только подбирались к замку Нахаба.

– Не знаю, – честно высказался принц. – Все-таки бой с Басилевсом дался тебе слишком тяжело.

– Тебе тоже, – хмыкнул Трол.

– Ну, мне еще надо где-то раздобыть себе королевство, – отозвался Кола и поправил меч на бедре, хотя его рука дрожала, а пальцы были бледными и морщинистыми. – Не забывай, я же младший сын.

– В этом отношении у меня забот меньше, – сказал Трол, с трудом переводя дыхание. – Мне нужно… всего лишь… спокойно умереть. – Он снова повернулся к окну. – Может быть, этот вестник и летит, чтобы предложить решение наших проблем?

Глава 2

Ринис поднялась из башенного люка уверенно, словно не один раз уже бывала тут. Возможно, она проверила, кто тут находится, сколько оружия, как стоит мебель, и вообще оценила ауру этого места. Башенная площадка, закрытая со всех сторон, чтобы тут можно было жить и зимой, ей не понравилась, она хотела бы поменьше простора и побольше удобств. Но Трол даже не стал оглядываться, чтобы понять, чем же именно было вызвано это неудовольствие. Он жил тут, а остальное никого, кроме него, не касалось.

Ринис поднялась в сопровождении Колы, видимо отвечая ему на ранее заданный вопрос:

– Нет, ужинать я не буду, если мы не договоримся… Надеюсь, в Кадоте хватает гостиниц, где я могла бы расположить своих птиц, если будет нужно?

– Гостиниц хватает, но этим ты нанесешь немалое… немалую обиду королевскому дому, членом которого я являюсь.

Ринис хмыкнула и наконец-то посмотрела на Трола. Тот, как обычно, стоял у окна, провожая последние огни солнца на широкой полосе чуть рябящей воды – это Аттельгир проявлял себя на более крупной зыби моря.

Трол вообще любил это время дня, тем более весной. Скоро должен был вспыхнуть кадотский маяк, а чуть позже начнет светить и маяк по ту сторону залива, обозначая всем морякам безопасный путь в этих водах. Когда-то эти маяки здорово помогли Тролу, но сейчас это было просто красиво.

– Приветствую тебя, Трол Возрожденный, – Ринис поклонилась в воинской манере.

Трол ответил ей тем же. То, что к нему прилетела именно Ринис, он почувствовал, еще когда она заходила на посадку перед Сеньорией – королевским дворцом Зимногорья, стоящим чуть в стороне от города. Это не вызвало у него интереса, он даже не стал обдумывать, что могло заставить юную дочь волшебника Нишапра пуститься в долгий и сложный путь до Кадота…

А впрочем, скорее всего следовало говорить уже об опытной волшебнице, потому что Ринис превратилась в зрелую женщину, с гладко зачесанными назад волосами, в которых проглядывали серые пряди, с морщинками у глаз, на подбородке и на руках.

Она села в кресло, в котором обычно Лорна читала Тролу свои книги, и улыбнулась.

– Ты, кажется, даже не удивлен моим появлением. И у тебя нет вопросов, – она не спрашивала, она утверждала.

– Есть, – Трол старательно подавил дребезжание своего голоса. – Как тебе удалось на фламинго перелететь через Кермальское море?

– И это все? – Ринис немного напряженно расхохоталась.

– Трол, по случаю ее прибытия уговори ее на торжественный ужин в кругу… нашего семейства хотя бы, – предложил Кола, потому что эта встреча ему чем-то не нравилась. А может быть, он хотел устроить небольшой праздник, предоставить возможность королю Малаху расспросить Ринис, да и самому вспомнить прежние времена…

Ринис мельком посмотрела на принца, потом перевела взгляд своих лучистых глаз, как когда-то у Меды, на Возрожденного.

– Я всю жизнь занимаюсь фламинго. Неужели ты думаешь, я не могу заставить их летать, скажем, немного дальше, чем это получалось у вас? Тем более что магические приемы этого трюка разработал еще отец… Сейчас, при желании, я могла бы вообще не приземляться на этих птицах дня два. Только пришлось бы время от времени подкармливать их из специальной полетной торбы.

– Ты научилась пересаживаться с птицы на птицу? – спросил Кола. Он подумал и тоже сел в кресло, где обычно восседала Джанин. – Научишь?

– Этому сразу не научишься, особенно при твоих нынешних кондициях, – взгляд Ринис, которым она одарила Колу, был безжалостен, но справедлив. – Трол, тебя действительно не интересует, почему я здесь?

– Чтобы забрать Дору? – предположил Трол.

– Да, эта птица нам очень пригодилась бы, – согласилась Ринис. – Она умна, у нее богатая практика боев и дальних походов… Но это не главное. Я прилетела за тобой.

– Ринис, – Трол все-таки выдавил из себя улыбку, хотя понимал, что она выглядит странной на его морщинистом и выдающем постоянную усталость лице, – посмотри на меня. – Он подождал, а потом все-таки отвернулся от посетительницы и стал смотреть на неяркие еще маяки. – Ты пришла позвать меня в какой-то поход, но на это я не способен.

– Почему ты так решил?

– Просто у меня меняется психика, я становлюсь стариком, как бы этому ни сопротивлялся и что бы ни предпринимал… Старики не способны воевать.

– Тебе еще не исполнилось девятнадцати.

– Но я побывал в замке Нахаба, в котором умирают от старости менее чем за полчаса… Кажется, я провел там слишком много времени, хотя и торопился изо всех сил.

– Так, – Ринис сделала успокаивающий жест ладонями, словно заставляла собаку сесть у своих ног. – Давай тогда я расскажу тебе, как обстоят дела, а потом мы решим, что будем делать, идет?

– Это бессмысленно, – отозвался Трол.

Все разом замолчали. Даже напор, продемонстрированный Ринис, начал рассеиваться. Она посмотрела на Колу, тот вежливо улыбнулся ей, хотя сидел до этого с лицом, похожим на маску игрока за игорным столом. Он решил вмешаться:

– Ринис, как ни неприятно тебе это говорить, ты… тоже не выглядишь, как в прежние дни.

– Я жила в мире, из которого вы утащили янтарную скалу, – отозвалась Ринис, думая о чем-то своем. – Там время, как ты помнишь, идет гораздо быстрее, чем у вас. Поэтому у меня… практически, мне сейчас крепко за сорок.

– И что ты делала все эти годы? – невинным голосом, словно ничего важнее светской беседы не существовало на свете, спросил Кола.

– Училась, – чуть удивленная, должно быть, недогадливостью принца, отозвалась девушка. – Пожалуй, без лишнего хвастовства могу сказать, что умею сейчас почти все, что можно перенять у другого мага. Разумеется, этим магом был отец. Дальше мне предстоит учиться самостоятельно…

– Как поживает мастер Нишапр? – продолжил свой опрос принц.

– Хорошо… – Ринис наконец нахмурилась, она поняла, что ее слегка дурачат. – Трол, все-таки выслушай меня. Хотя бы выслушай, а потом решай.

2
{"b":"31844","o":1}