ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ребята, а мы не на Марсе, а?

Пестель даже хрюкнул от досады.

– Не валяй дурака, там то же Солнце. А тут…

– Да что тут? – Никто Антону не ответил. – И где это – тут?

– Чтобы это понять, нужен Перегуда, – ответил Ростик. – А он не торопится обсуждать свои гипотезы.

– Нет, в нем просто осторожность серьезного ученого говорит, – попытался защитить астронома Пестель.

Внезапно Дондик, который до этого мирно сидел на сиденье рядом с водителем, полуобернулся и, перекрикивая шум двигателя, спросил из низкой дверки кабины:

– Кто такой Перегуда?

Он все слышал. Для ребят это оказалось открытием, им-то казалось, что они полностью изолированы. Это впечатление создавалось давлением ветра в лицо, свистом в ушах, пылью, летевшей в глаза. Ростик пояснил:

– Директор обсерватории.

Дондик разочарованно покрутил головой.

– Он темнит что-то, не говорит того, что думает.

Пестель, которому Перегуда определенно нравился, снова вступился:

– Товарищ капитан, он просто не любит говорить о том, в чем не уверен. У него такая школа, такая выучка. Тем более…

Внезапно машина ухнула вниз, потом, резко задрав нос, рванула, как самолет, в серо-бурое небо. Мотор отчаянно взревел, заскрежетал… Сзади, громыхнув металлом, упал чей-то автомат. И машина заглохла. Ее колеса, зашуршав по мелким камешкам, поехали вбок. Потом она встала окончательно.

– Догазовался, Чернобров? – спросил Дондик.

Ростик все еще не понимал, прозвище это или фамилия. За такие брови в самом деле можно было и фамилию дать.

– Да ерунда, капитан, – ответил водила. – Посмотрю, что с задними колесами, и дальше полетим.

Он хлопнул дверцей и спокойно, будто они остановились на шоссе недалеко от города, вылез из машины.

Пыль, догнав их, стала оседать на гимнастерки, на лица, на борта машины еще плотнее. Ростик огляделся. Накренившись, они стояли на покатом галечном берегу неглубокой речушки. На Земле речки тут не было. Она вообще «выпрыгнула» на них слишком неожиданно, или водила в самом деле чересчур разогнался на красном такыре.

Пестель выдернул из захвата свой автомат.

– Я сейчас. – Он подошел к дверце, устроенной сзади, и решительно раскрыл скобочный замок.

– Ты куда? – удивился Дондик, оборачиваясь.

– Он правильно делает, – отозвался Антон. – Водилу прикрыть нужно.

Подхватив автомат с пола – оказалось, это он закрепил оружие не вполне надежно, – здоровяк пошел к дверце. Не смог устоять и Ростик.

Сначала земля странно подрагивала под ногами, потом Ростик понял, что это обманчивое впечатление, оставшееся от слишком быстрой езды по пересеченной местности. Через полминуты это прошло.

Пестель тем временем уже спустился к речке. Мелкая и прозрачная, она текла деловито, как на Земле. Пестель наклонился над ней, и отражение солнца от водяных бликов осветило всю его фигуру. Потом он спокойно зачерпнул воду ладонями, посмотрел в нее и вылил себе на лицо.

Ростик даже зубами заскрипел, так ему захотелось пить.

– Боец! – заорал Дондик. Потом, осознав, что орать причины нет, спросил уже потише: – Ты чего?

– Так вкусно же, – отозвался Пестель и улыбнулся.

Антон тоже вошел в воду до половины пыльных, давно не чищенных сапог. Наклонился, выбрал струйку почище, зачерпнул пилоткой и выпил.

– Ничего. А мы в окопах пьем черт-те что.

Убедившись, ко всеобщей радости, что выкладывать фашины под колеса не придется, заправившись водой, как только было возможно, двинулись дальше.

Снова водила Чернобров летел вперед, не выбирая дороги. Снова ветер бил в глаза, а пыль догоняла сзади. И вся эта новая земля расстилалась перед ними. И жизнь становилась почти такой же ясной, как и прежде, до Переноса.

Пестель отчетливо внушал капитану:

– Теперь уже ясно, что богомолы эти собрались только у нашего периметра, не исключено, именно потому, что мы начали с ними войну. Да, теперь это понятно, именно мы начали войну, а не они…

– Ну, ты хватил, – отзывался капитан. – Безопасность прежде всего… Чернобров, сколько мы уже отмахали?

– Километров пятьдесят, я думаю, через полчаса будем на месте.

– Значит, тут около семидесяти?

– Ага.

Тогда капитан начальственно отрекомендовал:

– Тогда давай потише. Техпомощи тут нет, если сломаемся, придется пехом…

Полкилометра проехали чуть медленнее. И это вдруг оказалось кстати. Антон сказал:

– Как дома.

Вдруг из-за невысокой, торчащей, словно обломанный палец гиганта, скалы выплыли жирафы. Это были именно жирафы, с теми же шеями, теми же пятнами в виде размытых коричневых клякс. Только у них на загривке отчетливо виднелись горбы, и шли они строгим рядом, словно караван. БМП едва не врезалась в них.

Но все же не врезалась, Чернобров успел затормозить, в очередной раз подняв тучу пыли. Подождали, пока недрогнувшие звери прошествуют мимо. Тогда Дондик негромко ответил:

– И все-таки не дома.

Его поддержал Эдик.

– Да, такого никто и придумать не мог. Где же мы? Как мы тут оказались, зачем все это?

Прямо перед ними, меньше чем в десятке километров, на холмике стоял неизвестный, незнакомый город с крепостными стенами, башнями и крышами, виднеющимися из-за стен. И никто Эдику не ответил.

Глава 8

Подъезжали осторожно, с опаской. И чем ближе, тем яснее становилось Ростику, что стены были не очень высокими, а часть из них и вовсе рассыпалась. Та же печальная участь постигла некоторые башни.

Внезапно Пестель заорал, захлопав по броне кабины, как по крыше грузовика:

– Стойте!

Водила тут же затормозил, так что колеса заюзили. Потом он спросил:

– Что? Где?

– Да не где, а именно что! – таинственно ответил Пестель и, забыв про автомат, выскочил из машины.

Ростик догадался подхватить его оружие и бросился следом.

Тем временем Пестель зашел по колено в какую-то траву, присел, стал растирать стебли, потом подул и то, что осталось на ладони, сунул себе в рот.

– Ты отравишься когда-нибудь, – сказал подошедший Дондик.

– Эксперимент все равно необходим, – беспечно ответил Пестель и пояснил: – Это пшеница, кстати. Мы стоим на поле, окружающем этот город. Только она немного мутированная, или…

– Или всегда была такой, – подтвердил его догадку Ростик. – Вообще, похоже, этот город был перенесен сюда так же, как Боловск. И в своем обычном виде.

– Что в своем виде, как раз неудивительно, – ответил Пестель. – Гораздо важнее, что довольно давно. Нам просто повезло.

– В чем? – спросил Дондик.

– Мы выясним, какие ошибки не следует совершать, – пояснил Ростик.

Он чувствовал, что с этим капитаном можно договориться, хотя он и из ГБ. Только следовало многое объяснять, чтобы голубопогонник «врубался».

– Гораздо существеннее, если мы сейчас выясним… – Пестель, не договорив, повернулся к машине. – Антон, принеси лопату.

Лопата, как и положено по штату, входила в снаряжение машины. Антон, покряхтывая, с удовольствием поприседал, прежде чем снял лопату с борта и принес ее Пестелю. Тот, не обращая внимания на автомат, который держал Ростик, принялся копать. Спустя пару минут он нагнулся и произнес:

– Есть.

– Клад? – спросил подошедший Чернобров.

– Лучше. Смотрите, – Пестель опустился на колени, провел пальцем по стенке сделанной ямки, – видите, корни этой пшеницы опускаются ниже плодородного слоя. Он тут вообще – не очень, у нас – раза в три толще.

Ростик оглянулся, да, некоторые части поля выветрились, и обнажился краснозем, на который глаза за месяц боев уже устали смотреть.

– Ну и что? – спросил Дондик.

– Это готовый семенной фонд, капитан, вполне приспособившийся к нынешним условиям и режимам. Прямо хоть сейчас собирай и сей. – Потом он смутился, словно сказал какую-то нелепость, хотя никто его на этом не поймал. – Ну, конечно, еще нужно выяснить сезонный ордер, но с этим, я надеюсь, все будет нормально. Эта пшеница многое доказывает.

10
{"b":"31850","o":1}