ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Николай Басов

Собаки из дикого камня

Глава 1

Лотар поднял голову и попробовал разглядеть хоть что-нибудь за решеткой квадратного окошка. Ничего. Только серая, упругая, как плотная ткань, пелена тумана. Довольно густого тумана. Было странно, что при такой ограниченной видимости они вдруг встретились с каким-то другим судном. И не менее странно, что их недоверчивый, суровый капитан вдруг решил лавировать, сходиться, а потом долго о чем-то негромко переговаривался с капитаном другого корабля.

Лотар повернул голову к койкам Рубоса и Сухмета. Старик, конечно, не спал, его взгляд двигался по потолку в такт шагам капитана, который расхаживал по мостику у них над головой, выкрикивая команды для разведения кораблей. По всей видимости, Сухмет искал в его перемещениях какую-то закономерность, думая о том же, что и Лотар.

– Что скажешь?

– Мне кажется, мой господин, нет нужды гадать попусту. Мы скоро все узнаем, не выходя из каюты.

– Что узнаем?

– Что-то, что касается нас.

– Ты пытался подслушать их разговор? – Лотар недоверчиво хмыкнул.

– Нет, это было бы неразумно – без нужды растрачивать энергию на глупые предосторожности. Нет, я просто заметил, что мы изменили курс и идем, кажется, к берегу. Скорее всего это из-за нас, потому что других причин оказаться в этих водах у капитана Ингли нет.

– Может быть, капитан выяснил, что он в тумане прошел мимо порта?

– Что угодно, только не это. Возможно, эти люди не прочь провезти тюк-другой контрабанды, но в неопытности я бы их не заподозрил. Могу только сказать, мой господин, что это неопасно. – Он помолчал, потом нехотя, но все-таки довольно твердо добавил: – Пока.

С этим уже приходилось считаться.

– Ты полагаешь?..

Договорить Лотар не успел. Решительные шаги капитана пророкотали над их головами к лестнице, ведущей вниз, потом прошаркали по ступеням и наконец затихли перед дверью их каюты – лучшей каюты на корабле.

– Входите, капитан! – крикнул Лотар.

Дверь открылась. Капитан Ингли, вытирая крохотные капли влаги с лица, вошел. Он даже не пытался улыбаться.

– Никак не привыкну, что вы всегда ко всему готовы.

– Я просто слышал ваши шаги, – примирительно сказал Лотар.

– Дело в том… – Капитан помедлил, потом добавил, словно подавился: – Сэр, мы не можем по неизвестной мне причине войти в Мирам. Я понимаю, уговор есть уговор. И если я обещал, что высажу вас в порту этого города, в котором, кстати, бывал не раз, то так и должно быть. Но сейчас я вынужден признать – это невозможно. Я не пойду туда. – Он помолчал, посмотрел в окно и вздохнул: – Я готов вернуть вам часть платы за проезд, чтобы хоть как-то компенсировать доставленное неудобство.

Ингли был настоящим морским капитаном и очень нравился Лотару. К тому же на Алдуине, где они вынуждены были сделать пересадку, чтобы продолжить путь на север, достаточно надежные люди не раз им говорили, что это едва ли не лучший парусник, управляемый лучшей командой на всем побережье. И за время плавания Лотар убедился, что это были не пустые слова.

– Никто не побеспокоит вас таким пустяком, как компенсация, капитан. Но я должен знать, что вам сказал капитан судна, с которым вы только что встретились.

Капитан облегченно хмыкнул. Шагнул вперед, повернул к себе стул и сел, вытянув натруженные вахтой ноги.

– Значит, вы и это слышали? Тем лучше. – Он сложил руки на коленях и с мрачной решительностью выпалил: – Это был мой друг, мы не раз пускались вместе на рискованные дела, и он ни разу меня не подвел. Он сказал, что за последние два месяца ни один корабль не вышел из Мирама.

В каюте некоторое время царило молчание.

– Как это понимать? – внезапно подал голос Рубос. Он, оказывается, тоже не спал.

Капитан повернулся к нему. Лотар давно заметил, что капитан считается с Рубосом больше, чем с ним или с Сухметом, – вероятно, из-за золотого ошейника Сухмета, какие на Южном континенте обычно надевают рабам. Пусть дорогим, ученым – но все-таки рабам.

– Я не знаю. Возможно, в Мираме эпидемия и власти не выпускают корабли, чтобы не разносить заразу. Но тогда вообще-то о болезни знали бы в других портах. Не бывает так, чтобы в одном месте была зараза, а рядом никто ни разу не заболел, ведь откуда-то она должна была появиться? Или в городе вполне могли возникнуть беспорядки. Тогда власти порта наложили секвестр на какие-то корабли. Но и в этом случае… Два месяца – слишком долго для любого порта. А Мирам слишком велик, чтобы обходиться без торговли. – Капитан хлопнул себя ладонями по колену. – Но так или иначе сейчас в Мирам не ходят. И я не пойду. Ваш черед делать выбор, господа.

Рубос обеспокоенно посмотрел на Лотара.

– Все-таки, мне кажется, нужно идти в Мирам.

– А сколько до него осталось, капитан? – спросил Сухмет ласковым голосом, потому что Ингли не всегда удостаивал раба ответом.

– Уже недалеко. По берегу не больше трех десятков миль.

– Морских или обычных? – быстро спросил Сухмет.

Капитан нахмурился. Ему почудилась в этом вопросе насмешка.

– Это не имеет значения, – сказал Лотар.

Капитан встал.

– Так что вы решили, сэр?

– Высадите нас на берегу. Мы дойдем до города на своих двоих.

Капитан кивнул и чуть заметно улыбнулся:

– Я так и думал. Я уже приказал повернуть к берегу и подготовить шлюпку.

Глава 2

Первый помощник капитана Ингли, молодой, румяный и смешливый, как девица на посиделках, поднял руку, что-то прокричал и сел на кормовую банку. Моряки сразу дружнее взялись за весла, и шлюпка поплыла к кораблю, мерно вскидывая на волнах круглый нос.

– Что он сказал? – спросил Рубос, поудобнее устраивая поклажу на плечах.

– Пожелал удачи, – ответил Сухмет, поднимая с земли свою часть груза.

– Нет, он сказал что-то еще.

– Сказал, может быть, увидимся.

Рубос помолчал. Вздохнул. Проверил, как вынимается меч из ножен.

– Мрачно звучит.

– Он думал, что этим выразил надежду. Я, честно говоря, тоже надеюсь, что еще увидимся.

– Надежда нужна только тем…

– Вы здесь случайно не на ночевку остановились? – вмешался Лотар.

Они медленно пошли, увязая в крупном, промытом до ослепительной чистоты прибрежном песке. Солнце стояло уже довольно высоко, от тумана осталась только мрачная полоска на самом горизонте.

Деревья встретили их шуршанием листвы и звоном птичьих голосов. Это подняло настроение путникам, но ненадолго. Под невысокими, изуродованными ветрами деревьями стали появляться кусты. Через сотню шагов они уже сплелись в плотную зеленую массу, а еще через десяток саженей Рубосу пришлось доставать свой меч, чтобы прорубаться вперед. Его тюк по очереди несли в руках то Лотар, то Сухмет.

Через милю кустарник кончился, и они попали в обычный лес юга средней полосы. Лотар с удивлением заметил, что вспоминает многие деревья и радуется им, как старым приятелям. Идти стало совсем легко, под ногами у них, как дорогой ковер, стлалась плотная, без единого просвета, упругая трава. Свет падал сверху косыми лучами, и солнечные зайчики играли на стволах тисов, буков, акаций и диких каштанов.

Рубос расправил плечи и вдохнул воздух полной грудью. Лотар посмотрел на него – великан смеялся. Кажется, раньше таким Лотар не видел его ни разу.

– Оказывается, давно пора было вернуться, – сказал Рубос, заметив этот взгляд.

Они прошли не больше пяти миль, когда Сухмет предложил устроить привал. Позавтракали на залитой солнцем поляне с травой до колен. Чтобы устроиться поудобней, пришлось переместиться ближе к лесу, да и то Сухмет довольно долго расхаживал, приминая непослушные стебли.

– Нужно было подстрелить кого-нибудь, – сказал Рубос, набивая рот сухарями и солониной. – Свежатина пришлась бы в самую пору.

Сухмет вдруг поднял голову и прислушался.

– Что случилось? – спросил Лотар.

1
{"b":"31855","o":1}