ЛитМир - Электронная Библиотека

Хотя, с другой стороны, они уже жили в совершенно новых условиях – не тех, которые навязал им и всему народу России Ельцин со своими остолопами-реформаторами, да и последующие горе-президенты. Они жили после Завоевания Земли отлично организованной цивилизацией пришельцев, и если уж к ним привыкать, то начинать следовало именно с этого – проверить свои возможности в новой системе и, если получится, использовать их для себя и своих близких.

Тем более что чуть в стороне от основной, исторической части города стали возводить совсем новый, ничуть не похожий на прежние район. Там и дома выглядели иначе, как-то даже не по-русски, а словно бы с картинки про Австралию какую-нибудь, где каждая семья проживала в собственном коттедже, где в достатке оказывалось и магазинов, и прочей обслуживающей инфраструктуры. Как стало известно, при возможности и желании немного подождать именно в этом районе могли поселиться Том с Ларисой и ее дочкой.

Это окончательно приучило Ларису к мысли, что переезд – дело решенное, даже при ее привязанности к центру города. Вот только людей там собирались селить тоже не вполне обычных. Очень много было явных чужаков – например, кавказцев и немцев с поляками. Лучше всех из этой новой для города волны иммиграции были немцы. Они всегда держались вежливо в контактах с русскими, даже возникало подозрение, что они этих самых контактов слегка побаиваются. Поляков Том не очень понимал, те выглядели действительно чужими, и в то же время в некоторых реакциях в них проглядывало что-то на редкость родное, славянское. И к кавказцам в городе привыкли. Прежде они, правда, торговали на рынках, зато ныне многие из них стали обеспеченными, даже богатыми, причем настолько, что свободно и расковано держались только с теми, кого признавали ровней себе, с остальными же были подчеркнуто небрежны или грубы.

Потом стало известно, что, помимо произошедшей тарификации, необходимо ввести под кожу какой-то электронный чип, который будет определять и положение человека, и его тариф, и обеспечит легкое считывание прочих личных данных. На это, если верить слухам, церковь согласия не дала, кажется, даже призвала к откровенному отказу от подобной операции. Но, с другой стороны, без этого было уже нельзя. Стали поговаривать, что всех, кто не имеет такого чипа, через год-другой не будут пускать в поезда, а со временем – даже в городской транспорт. Что уголовники и прочие, кто решил вырезать эти чипы, потому что именно на зонах и в концлагерях впервые эту операцию и провели массовым порядком, ничего хорошего не добились.

Конечно, заговорили, что можно при желании и за изрядные деньги эти чипы как-то подменить, что-то с ними сделать, чтобы не «засветиться», если хочешь этого избежать… Но вдруг выяснилось, что практически этого сделать не удается, что это даже более трудное и опасное дело, чем печатать фальшивые деньги. Кстати, и расплата за фальсификацию, по слухам, была очень жесткой. Кажется, отщепенцев даже не судили – они просто исчезали, и никому особо не хотелось гадать, куда они могли деться.

По телевизору изо всего сверхизобилия каналов Извеков неожиданно для себя выбрал всего пять – новостной, художественно-развлекательный и три образовательных, где почти не было назойливой телерекламы. В образовательных программах было немало информации о новой энергетике, которую привезли с собой захватчики. Рассказывалось о приливно-отливных станциях, небольших и вполне надежных реакторах холодного термояда, солнечных батареях и даже геотермальных станциях, которые были куда эффективнее, чем бесконечные поля ветряков где-нибудь в Голландии. Какие-то вещи Том не вполне понимал, но смотрел, учился и иногда приходил к мысли, что кое-что – например, энергоемкие и компактные инструменты, – мог бы придумывать и сам. Вот только не знал, нужно ли будет что-то патентовать, как-то оформлять авторское право и регистрировать лицензию, чтобы получать за свои идеи еще и некий доход.

А потом, уже когда и первые снега легли, Извеков обратился в некий институт, занимавшийся именно патентными делами, и в коридоре, когда спешил на встречу с каким-то служащим этого института, впервые увидел… мекафа. Сначала Том даже не понял, что это такое. Почему-то решил, что это один из человекоподобных роботов, каких в это заведение приводили разные изобретатели.

По коридору двигалось нечто… трудновообразимое. Позже, вспоминая эту встречу, Том решил, что это был какой-то скафандр – глухой, полужесткий, в котором что-то отчетливо плескалось. Помимо прочего, он был еще и полупрозрачным, и через его мутные пластины просвечивало нечто густое, пропитанное почти по-человечески красной кровью… Или не кровью, но все равно. Более всего это смахивало на внутренние органы, выставленные зачем-то на обозрение.

За этой фигурой, имевшей почти привычную конфигурацию – две руки, две ноги, торс и голову, хотя и была эта самая голова закрыта совсем непрозрачным забралом, – двигалось ни много ни мало пятеро охранников, причем двое с автоматами. Все щеголяли в почти человеческих темно-красных костюмах – пиджаки, рубашки и пурпурные галстуки на шее.

Позже, вспоминая тоскливое чувство, которое охватило его при виде мекафа, Том даже не мог бы уверенно сказать, не вызвала ли у него наибольшее отвращение именно группа охранников?.. Все-таки вид красных двубортных костюмов был поразителен, как если бы кто-то вырядился в средневековый костюм с галунами, штрипками и… что там у них еще было?

Но самое удивительное, по телевизору Том почти подряд трижды напоролся на передачи, которые воспевали эстетическое совершенство мекафов. Он даже не поверил своим ушам, когда впервые услышал текст, который сопровождал какие-то кадры, фотографии и рисуночные схемки. Он подумал, что сбрендил… Разве такое могло хоть кому-то показаться красивым?

Но потом Извеков попал на какое-то заседание, где издали мог еще разок полюбоваться на это чудище, а потом еще раз… И решил, что это – новая идеологическая кампания, которую проводили, чтобы захватчики своим видом не испортили… неплохо начатое Завоевание Земли. Оказывается, эти монстры были не чужды компанейщины и подготавливали почву для того, чтобы люди психологически приняли их.

Или тут было что-то другое. Но что именно, разумеется, за недостатком сведений, Томаз не догадался. Как не догадывался пока, что истина на самом деле была еще хуже, чем все, что он при виде захватчиков почувствовал и подумал.

8

Тому давно хотелось посмотреть, что получается из схем, которые он рисовал теперь на ватмане, выполняя различные заказные проекты. Поэтому, когда он получил приглашение на встречу, то отправился по указанному адресу пешком. Впрочем, на повестку это письмо никак не походило, оно выглядело намного презентабельней – с адресом, написанным красивым почерком, в хорошем конверте с обратным штампом какого-то отделения администрации города, и с вежливо сформулированной просьбой явиться в заданное время. Прежде Том изрядно насторожился бы, но как-то незаметно прошли те времена, когда он настораживался из-за пустяков.

Улицу, где Извеков оказался, состоящую из стареньких особнячков, безжалостно раскурочили. По замыслу тут должен был возникнуть небольшой парк, а вокруг него – дома для тех, кто хотел жить с комфортом, с видом на реку и не в удручающей новостройке, от которых за километр несло долговременной строительной грязью, шумом и прочими неудобствами. Некоторые дома были рассчитаны на очень богатых людей. Собственно, Извеков даже не понимал, зачем нужен такой уровень энергопотребления, но его предупредили, что дома должны появиться, вот он и сделал.

Да, все это строилось по той схеме, которую придумал он и которую, кажется, утвердили. Что в ней оказалось такого уж толкового, что позволило переиначить чуть не всю планировку старых районов, Том не знал. Нет, на самом-то деле предложенные им схемы были логичнее, целенаправленнее, в них не было и следа той хаотичной застройки, которая возникла, когда город еще только пытался осваивать силовые кабельные проводки. И ведь было это всего-то лет сто назад или даже меньше… Да, определенно меньше, наверное, где-то в двадцатых-тридцатых годах прошлого века. А вот поди ж ты – и ста лет не прошло, как все приходилось менять.

13
{"b":"31858","o":1}