ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне кажется, господин мой, чем скорее ты это увидишь, тем лучше.

Сухмет, одеревеневший от долгой медитации, действительно побаивался, что его открытие исчезнет, что он просто не удержит его, потому что сил у старика осталось уже немного. А удерживать в самом деле было что.

Вместо горы над ними возвышался странный, вырубленный из цельного каменного монолита замок – с башенками, окнами, портиками, резьбой и скульптурами. Ничего подобного Лотар еще не видел. Он постоял, оценивая эту невидаль, потом положил руку на плечо восточника, стараясь выразить ему всю меру своего восхищения, и спросил:

– Как тебе это удалось?

Сухмет улыбнулся, его заиндевевшие брови шевельнулись на потемневшем от усталости лице.

– Сам не знаю. Вдруг понял, что следует смотреть на мир так, как смотрит ребенок, который еще ничего не постиг. И это открылось… Я даже подумал, уж не в иллюзию ли впал?

– Ну, теперь, когда и я вижу, можно утверждать: это не иллюзия.

Сухмет улыбнулся немного поживее:

– Ты не очень много знаешь об иллюзиях, господин. Иногда они бывают такими сложными, что…

Слушая неторопливую речь восточника, Лотар оценивающе всматривался в ворота замка. Они располагались на высоте двухсот ярдов от той точки, куда можно было при самых благоприятных условиях забраться нормальному человеку.

Вдруг стало понятно, что потерять картинку от недостатка внимания они уже не могли, потому что рядом стоял Ди, который смотрел на замок еще точнее и яснее, чем Лотар. А к ним уже подходили Рубос и Азмир.

Возможно, когда исчезнет эта волна, которую создал в своем сознании Сухмет, когда они отведут глаза и забудут странное состояние внимания именно к этой скале, они снова не смогут увидеть этот замок, но сейчас Лотар видел его не менее отчетливо, чем если бы он не был скрыт никакой магией. Он сумел даже пробиться через передние заслоны магии и камня и вглядеться в него проникающим взором.

Лучше бы он этого не делал. Потому что ему вдруг стало ясно, что скала, которую они видели перед собой, изнутри была источена, изрыта ходами, приспособлена для жизни и подвода тепла прямо от горячего дыхания земли. И вели эти ходы из такой дали, что входить в них следовало за сотню миль от центра мира.

– Кто устроил этот подземный город? – спросил Лотар шепотом.

Сухмет, прихлебывая горячий травяной чай, который ему подал незаменимый Ди, прочитал в сознании Лотара причину вопроса и ответил:

– Маленький народец гор – никто другой не мог бы проделать ничего подобного. Они и сейчас, вероятно, трудятся на нижних этажах замка, но до них не доходит наше внимание.

Лотар кивнул. Он знал, что проникающий взор не всегда вскрывает строение замка. Что уж говорить о цельной скале, с лабиринтом, уходящим вниз на тысячи ярдов и на сотни миль вдаль?

– Значит, они подвозят питание и всякие прочие предметы по этим ходам?

Сухмет пожал плечами:

– Вероятно. Ворота наверху явно сделаны для летунов.

Рубос, который вдруг тоже все увидел, ахнул и от возбуждения начал водить перед собой руками, словно пытался рассеять невидимую пелену, висевшую в воздухе. Наконец он спросил:

– Как же мы туда попадем?

Сухмет кивком поблагодарил Ди, который налил в его кружку еще чаю, и небрежно ответил:

– Ну, в этот замок проходит только тот, кто может.

– Сверху? – поинтересовался Лотар.

– Не думаю. – Сухмет обжег губы и подул в кружку. – Мне кажется, сверху замок еще лучше защищен.

Лотар присмотрелся в ином спектре, практически на пределе своих магических способностей. Так и есть: над горой, словно радуга, висела разноцветная пленка мощного силового поля. Разумеется, и в нем был проторен путь к воротам, но он был неверным, хитроумным и извилистым, как лабиринты в скале под замком.

– В силовом поле пройти сложно, поневоле обозначишь себя, – продолжил Сухмет. – А мне это кажется бессмысленным – рассеивать ауру, а потом трезвонить о себе на полмира.

Рубос вдруг уверенно сказал:

– Ну, если мы вообще попадем туда, трезвона будет не меньше, чем на полмира.

– Это еще вопрос, – ответил Ди, как всегда, очень спокойно.

– Не понимаю, – нахмурился Рубос. – Придется же рубиться, кого-то убивать… Это, по-твоему, можно проделать незаметно?

– Наша задача – узнать что-нибудь о входе в замок врага. Драться, может быть, и не придется. – Ди подумал, еще раз посмотрел на Рубоса. – Хотя для этого, конечно, нужно сознательно избегать драки, а это уже проблема.

– Что ты имеешь в виду?

– Драка сейчас не самое главное, – согласился с фоем Лотар. – Главное – попасть в замок.

Рубос еще раз смерил взглядом вздымающуюся над ними скалу.

– Лотар, помнишь, как мы поднимались по башне вот этого гаврика в Ашмилоне?

Сухмет вдруг насупился:

– Это была не моя башня, а Нуримана.

Но Лотар покачал головой:

– Нет, Рубос, так не пойдет. Веревкой тут не поможешь. Да ее и не зацепишь – наверху такие сигналки расставлены, они даже паутину обозначат, не то что веревку. Вот если…

Он подошел к скале и попробовал так изменить сознание, чтобы можно было утапливать в камень руки и ноги и ползти по нему, как по липкому болоту… Гранит, оказалось, был тверже, чем требовалось для такого трюка, но и с ним можно было сладить. Лотар посмотрел вверх.

Скала почти отвесно уходила в серое низкое небо, клубящееся тучами. И в общем вполне можно было представить ее ровной поверхностью, поддерживающей тело, не дающей ему соскользнуть вниз, в пропасть… Но что это?

Где-то очень далеко впереди – или высоко, если смотреть глазами обычного человека, – виднелись ровные, как рисунок на блюде, слои другого цвета – желтоватого, синего и фиолетового. Они не переливались, они окружали скалу по периметру, почти как карниз, на котором путники сейчас стояли. Лотар отвлекся от всего, что его окружало, забыл даже о друзьях – он попытался представить, что будет, когда он поднимется и попытается преодолеть эти цветные кольца… Нет, это было невозможно. Колокольчики в сознании сразу затрезвонили, и он увидел перед глазами такую ослепительную вспышку, что затряс головой. Сухмет, придерживая его за плечо, о чем-то спрашивал.

Оказалось, что он отскочил от скалы и сидит на заснеженном камне, а в лицо ему заглядывают Сухмет и Ду-Лиа. Ее волчьи глаза светились холодноватым, жестким светом. И, не спрашивая ее ни о чем, Лотар понял, что по камням он наверх не поднимется, просто не пройдет эти трехцветные ровные кольца.

«Нет так нет», – решил он. Поднялся, снова подошел к скале. На этот раз он пытался проверить, как близко подходит к поверхности скалы пробитый маленьким народцем ход. Ближайший из ходов оказался все-таки слишком далеко, до него нужно было пробиваться почти три сотни футов.

Сухмет прочитал в его сознании то, что он обдумывал, и запаниковал:

– Нет, господин мой. Я не пущу тебя. Это верное самоубийство. Можно ползать по каменной поверхности, можно, меняя сознание, превращаться в родственный камню магимат. Но невозможно пройти через каменную толщу в несколько сотен футов и уцелеть. Масса, которая будет давить на тебя, попросту раздавит слабое нечто, которое некоторые люди называют Лотаром.

– Но я уже раза два проходил через кладку, – попробовал возразить Желтоголовый.

– Если кто-то способен нырять в пруду, это не значит, что он может собирать жемчуг на дне моря.

Ди, который, без сомнения, тоже вычитывал основные идеи из сознания Лотара, кивнул:

– Мой учитель прав. Прошу тебя не спорить.

Рубос и Азмир выглядели слегка ошарашенными. Они не понимали, что происходит.

Лотар провел рукой по коротким волосам.

– Но что-то делать нужно? Может, устроим взрыв? Сухмет, ты ведь занимался пиромагией?

Сухмет поднял очи горе, потом поправил ошейник и ответил:

– Еще в Лотарии, господин мой, ты согласился, что будет лучше, если противник не сразу нас засечет. А взрыв…

Он махнул рукой и отошел к краю площадочки, на которой они ночевали.

10
{"b":"31861","o":1}