ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лотар мельком посмотрел на сотрапезников. Особенно ему не понравилась Мало. Она была одной из немногих, кто уцелел в драке, признав свою условную смерть после трех тычков: в висок, в межключичную ямку и в печень. Сейчас она сидела серая, как невыбеленное льняное полотно.

– Мы потеряем тебя, – сказала она наконец.

Лотар усмехнулся:

– Мы можем потерять кого угодно и когда угодно. Таковы наши судьбы.

– Только не тебя! – попросила Мало, но, осознав, что ее словам не придают никакого значения, поднялась, поклонилась и быстро ушла.

Рубос проводил ее взглядом, полным сострадания.

– Она права, мы потеряем тебя.

– Главное – не смерть, – ответил Лотар. – Главное – достижение цели.

– А твоя цель какова – наиболее эффективно покончить с собой?

– Я давно думал, как устранить из этого мира архидемона. – Желтоголовый слабо усмехнулся. – Думал-то давно, да вот никак не мог признать, что пора действовать. Надеялся подработать то прием, то связку, то отшлифовать какую-нибудь комбинацию… Сегодня мне стало ясно: я готов. – Он повернулся к Стаку, который снова сел на свое место. – Вы помогли мне в этом.

– Если бы я знал… – Стак беспомощно развел руками.

– Нет, нет, все правильно. Вы оказали мне серьезную услугу.

– Подождите! – закричал Сухмет и поднял руку вверх. – Это не просто трудно, это невозможно. Понимаешь, господин, это невозможно!

– Почему? – Лотар спокойно повернулся к старику. Тот не стал сразу отвечать. И тогда Желтоголовый продолжил: – Он устроил нападение на Западный континент, который медленно, но верно – не без моей помощи, могу признать, – освобождался от засилья его слуг. Мы разрушили его планы и даже устранили Жалына. Тогда он послал цахоров. Они истребили большую часть моих учеников, и мы победили такой ценой, которая и сейчас заставляет меня…

Он опустил голову.

– Это понятно, – сказал Рубос. – Мы все это знаем.

– Он враг мне и моему делу, – сказал Лотар, справившись с собой. – Мы – враги, и что может быть естественнее, чем выяснение отношений между врагами в прямом поединке? – Ему никто не ответил. – Вот почему я подготовился и намерен отправиться туда, где он находится. И если Кроссу будет угодно, я убью его. Пришла пора ему умереть.

– Это невозможно, – твердо сказал Сухмет. Теперь он справился с волнением и стал так же холоден и рассудочен, как Лотар.

В уголках глаз Лотара появились крохотные морщинки.

– Ну хоть признай, что это очень трудно.

– Невозможно, – вдруг отчеканил Ди. – Дело в том, что Нахаб не живет на одном месте, и ты не можешь к нему отправиться, Учитель. Он живет в замке, который перелетает с места на место каждую полночь. И следующее место его появления не может предсказать даже Яйцо Несбывшегося.

Лотар повел подбородком влево:

– А если я просто вызову его на бой?

– Тоже нет, господин мой. В мире столько претендентов на его место… Если бы они имели привычку принимать каждый вызов, то архидемоны менялись бы раз в неделю. Ты представь себе тех, кем он повелевает, представь его слуг, и тебе все станет ясно.

Сухмет был убедителен, как никогда.

– Хорошо. Тогда нужно идти в этот его летающий замок…

– Неужели ты не понимаешь, что это тоже защита от претендентов? И притом самая эффективная. – Он нервно постучал пальцами по столу, дернул за золотой ошейник раба, который, если говорить честно, давно носил не по праву, а в память о своем первом господине – легендарном Харисмусе.

– Погоди. Как я понимаю, архидемон управляет или пытается, по крайней мере, управлять всем миром зла. Он должен получать информацию, чтобы отдавать приказы…

– Чтобы выслушивать доклады, нет необходимости принимать гонцов. Он может принимать их, используя дальнослушание, или, что вернее, у него есть коммуникационные машины, которые накапливают в его замке всю информацию, а он выуживает оттуда все, что ему нужно, принимает решения и ведет дела, – веско сказал Ди.

Лотар внимательно посмотрел на него:

– Чтобы принимать доклады, да еще с помощью дальнослушания, летящий замок – не выход. Ты просто не сможешь каждый день сообщать даже жизненно важную информацию, если меняются условия связи, меняется место. Для надежной связи нужны стационарные, раз и навсегда отработанные каналы. Кроме того, я думаю, он не обходится рассеянной сетью своих соглядатаев и исполнителей. Должны быть еще и гонцы, дублирующие наиболее сложные послания, должны быть склады и магазины, куда свозят материальные средства его власти, нужны лаборатории, где проводят магические эксперименты, и нужны тюрьмы, где обрабатывают непокорных… Я некоторое время был администратором и могу сказать, что это непросто. Если учесть масштабы его деятельности, мало города, подобного Лотарии. Но главное все-таки – информация, сведения, доклады, архивы и самая рутинная канцелярщина. Полагаю, для этого должно быть постоянное место, и оно у него есть. Иначе слишком велика возможность ошибок и сбоев.

Фой чуть растерянно посмотрел на своего учителя – Сухмета. Старый восточник вздохнул и вмешался:

– Ты прав, рассеянной сетью с меняющимися каналами он не обходится. Нужна канцелярия, и такое место действительно есть. По одной довольно старой легенде, в центре мира существует замок, где последние семьсот-восемьсот лет сидит некогда очень сильный серый волшебник Хифероа. Он как раз был мастером по информационным и коммуникативным машинам, и именно они получают, накапливают, обрабатывают, а потом уже пересылают обработанную информацию дальше, на приемники замка Нахаба.

– В центре мира? – переспросил Рубос. – Это там, где сходятся четыре континента и вздымаются горы, на которых не тают снега?

Сухмет по-фойски кивнул:

– Именно там. – Он подумал, потом добавил: – По легенде, когда-то Нахаб был именно тем существом, которое построило эту крепость. Потом он решил сам править, сверг предыдущего архидемона и принял этот титул по праву сильнейшего. Но чтобы с ним не повторилась та же история, сделал свой новый замок летающим и недосягаемым.

– Но входы в этот замок существуют? – спросил Лотар. – Что-нибудь подобное транспортационным каналам, только гибким, чтобы они прорастали на каждое новое место, куда в полночь переносится этот его замок?

– Каналов нет. Чтобы не было искушения, Нахаб замуровал последний, по которому прошел сам.

– Но пища, вода, топливо для каминов, наконец! – не выдержал Стак.

– Время от времени замок попадает в такое место, где все это для него заготовлено. И поверь мне, ему переправляют не только топливо для каминов, но и многое другое, что делает жизнь Нахаба приятной и очень удобной. – Сухмет вздохнул: – Этим объясняется, в частности, исчезновение из нашего мира многих и многих шедевров искусства, да и просто редких вещиц. По мнению старых летописцев, Нахаб был страшным барахольщиком, не думаю, что его характер изменился за те три тысячелетия, которые он правит.

– И он никогда оттуда не выходит? – спросил для верности Рубос, который любил по армейской привычке все не раз переуточнять.

– Никогда, – подтвердил Ди. – В этом просто нет надобности.

– А птица Сроф? – спросил Лотар.

– Птица выполняет роль единственного гонца, который может безошибочно прилетать туда, где этот замок появляется.

– Значит, если проследить… – начал было Лотар.

– Это невозможно. Птица Сроф – самое быстрое существо в мире. Она способна облететь наш мир за сутки и даже быстрее. К тому же она далеко не безопасна и безусловно предана своему господину. Это, повторяю, единственный гонец, специально задуманный и выведенный для того, чтобы, как ты, господин, сказал, дублировать самые важные послания и донесения.

– Если она так уникальна, как ты говоришь, – задумчиво проговорил Лотар, – странно, что она оказалась тогда в Ашмилоне.

– Значит, исход твоего поединка с Нуриманом интересовал архидемона, – отозвался Сухмет.

– То есть он знал о моем появлении из пустыни? – спросил Желтоголовый.

3
{"b":"31861","o":1}