ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Значит, так, без еды разговор не получится.

Азмир еще раз выкрикнул что-то со злобой. Их отвели в тот же подвал, но часа через два принесли свежеиспеченные лепешки, сыр и пучок странноватой, но удивительно вкусной зелени. Даже вода в кувшине стала чуть лучше.

А совсем за полночь Азмир уже один, без мальчишек с луками, спустился к ним, чтобы поговорить. Оглядев стены и зябко дернув плечом, он присел на ближайший пук соломы, которую пленным бросили вместо постелей, и проговорил:

– После нашего разговора во дворе моего дома я много думал.

– И к чему это тебя привело? – обеспокоенно спросил Рубос.

– Вот что меня удивляет… С самого начала удивляло: почему вы не бились? Вы ведь не испугались даже?

Лотар почувствовал мгновенное напряжение Сухмета. Это он навязал им правила игры, предложив не пускать в ход оружие. А так как Азмир обращался к нему, безошибочно посчитав его главным, Желтоголовый ответил:

– Мы ищем путь к центру мира, дали обет не применять оружие, пока не найдем его.

Азмир удивился:

– Разве так можно – не применять оружие? А для спасения своих жизней?

– От вас, что ли? – с презрением спросил Рубос.

Но Лотар осадил его взглядом и ответил:

– Мы и без оружия сильнее, чем вся твоя кодла с мечами. Это ведь только крестьянам кажется, что меч делает воина.

Азмир вытер вдруг выступивший на его бровях пот.

– А разве не так?

Лотар рассмеялся:

– Ну, вот ты и ответил на свой вопрос.

Азмир подумал. Потянулся, отхлебнул из глиняного кувшина, в котором пленным принесли воду.

– А что находится в центре мира?

Это было уже по части Сухмета. И старик произнес:

– Ничего, а может быть, что-то.

Азмир посмотрел на него. Его восточные, чуть навыкате глаза блеснули как темные драгоценные камни в свете единственной масляной плошки, которая больше коптила, чем светила.

– Я слышал, что неподалеку от центра стоит дворец Повелителя царей. Колдуна, которого никто не видел, – Хиферу. Но я там был раз двадцать и никакого дворца не увидел. Хотя, что и говорить, странное это место. Иногда таких… шайтанов встретишь, что потом не можешь спать по ночам.

Сухмет сразу заинтересовался:

– Мы, собственно, ищем колдуна, которого зовут Хифероа. Без сомнения, это тот же человек, которого ты величаешь Повелителем царей. Ты знаешь это место?

Азмир думал о чем-то другом и не сразу понял:

– Какое?

– Центр мира, – пояснил ему Рубос тоном, от которого хотелось встать по стойке, как на плацу, и отрапортовать громко и внятно.

– От деда узнал, другого и быть не может. – Азмир подумал немного, а потом сам спросил: – А кто сказал, что я вас отпущу?

Глаза Лотара стали спокойными, как будто он любовался прудом в тихий осенний день.

– Не будешь же держать? Вы нас всей деревней не прокормите.

– Ну, я могу заставить вас отработать все, что вы сожрете. – В голосе Азмира появилась запальчивость.

– Отработать? Как? – Рубос даже наклонился, чтобы в скудном свете увидеть лицо предводителя разбойников.

– Вы все вполне сможете быть разбойниками…

Хохот в четыре здоровые глотки заставил стражников заглянуть в подвал. – Нет, – покачал головой Сухмет, – разбойниками мы не будем. Да и тебе не советую.

Азмир от этого смеха насупился, но ругаться не стал.

– Почему?

Лотар пояснил:

– Плохо кончишь, удача пока была с тобой, но теперь скорее всего все кончится.

Азмир стал подниматься по вырубленным в глине ступеням. Рубос прокричал ему вслед:

– Сам посуди, какой из тебя разбойник? Ты даже меч держишь, как грабли…

Укладываясь спать, Сухмет спросил, ни к кому особенно не обращаясь:

– Может, мы зря его так? У него есть самоуважение, а мы с ним, словно с мулом в ярме?

– У него-то самоуважение? – переспросил Рубос. – То-то он занимается грабежом…

Лотар хмыкнул:

– В тебе говорит бывший охранник караванов, Рубос. Ты не считаешь бандита за человека. А для большинства на этих землях грабеж – нормальная хозяйственная деятельность, и многие женщины даже рассчитывают на это как на законный приработок своих мужей.

– Нет, я так думать не могу, – ответил Рубос, подумал и добавил: – И другим не советую. Видишь ли, Лотар, мир меняется.

Ди сухим смешком дал понять, насколько мало он в это верит. Ему, фою, представителю и выученику цивилизации, пережившей за три тысячи лет разное, это было простительно.

Поутру дверь наверху снова заскрипела. И послышался шепот Азмира:

– Вставайте, стражников я отпустил.

Лотар, а за ним и Рубос быстро, по-военному, поднялись к разбойнику. Он держал собранные в охапку мечи, дорожные сумки, даже одеяла и фляги для воды.

– Берите оружие и давайте отправляться в путь. Только скорее, пока никто не проснулся. Я вас провожу.

– Куда? – не понял Рубос, с удовольствием затягивая на себе перевязь с огромным гурхорским ятаганом.

– К центру мира.

– А что ты скажешь своим людям? – спросил нежданного освободителя Лотар, с не меньшим удовольствием, чем мирамец, ощущая за плечом тяжелое, мерное покачивание Гвинеда, а у пояса – дружескую твердость Акифа.

– Им вообще знать ни о чем не нужно.

– А деньги? – спросил Сухмет.

– Нет, деньги я взять не смог, они останутся тут. Иначе будет погоня.

– Я не о том. Все-таки ты тут предводитель, у тебя должна быть казна.

– Какая казна, едва на хлеб хватало. Кстати, за то, что я вас провожу, вам придется кормить меня.

– Кормить? – удивился Рубос. – А чем? Что ты нам оставил?

– Я выполню свою работу, а вы – свою, – вздумал упорствовать Азмир.

Лотара это вполне устраивало.

– Хорошо, не спорьте. Найдем, как прокормиться. Ди, ты готов?

Но он мог бы и не спрашивать. Фой уже стоял за плечом Сухмета и поправлял своему учителю ворот халата. На миг блеснуло золото старого ошейника. Глаза Азмира чуть не вылезли из орбит.

– Как же так? – Он оглянулся на Лотара.

– Видишь ли, – проговорил Сухмет, – чтобы не искушать понапрасну, я сделал его невидимым.

– А ты и купился, – поддел разбойника Рубос.

– Все к лучшему, – завершил дискуссию Лотар. – В путь, мы и так тут изрядно задержались.

Глава 5

Горы, снег и постоянный свистящий ветер – вот каким оказался подход к центру мира.

Лотар даже не ожидал, что ему придется так разочароваться в себе, он чувствовал головокружение, странные спазмы в животе и слабость в руках. Сухмет пояснил, что это признаки высокогорной болезни, но Лотар уже не раз во время своих скитаний поднимался очень высоко в горы, и почти всегда такие приступы бывали слабее, а тут… Это были скорее всего признаки какого-то магического испытания, вроде колокольчиков, которые предупреждают об угрозе. Вот только ничего угрожающего пока не было заметно.

Впрочем, колокольчики тоже тренькали. В первый раз Желтоголовый услышал их, когда путники переправились через бездонный узкий каньон, образованный, вероятно, рекой. Но саму реку путники не увидели, она была закрыта то ли туманом, то ли облаком мельчайшей водяной пыли.

Но и после переправы колокольчики не стихли. Лотар озирался по сторонам весь день до самого вечера, но так и не понял, почему они звенят. И лишь темнота выдала причину – белые волки. Большая, голов в сорок, стая зверей с глазами, горящими от голода и предчувствия драки, шла по их следу.

Лотар тут же послал сигнал предупреждения Сухмету. Восточник обследовал нежданных противников и их ауры и объявил, что нападать они решили под утро. Это развеселило Рубоса. Его позабавило, что им известно о намерениях хищников, которые даже и не предполагают, на кого собираются напасть. Конечно, это была реакция усталости. Тяжелеющий, мало тренирующийся в последнее время Рубос попросту стал незаметно сдавать.

Лотара стая волков вдруг задела за живое. На первой же относительно ровной площадочке, по колено засыпанной снегом и обдуваемой всеми ветрами, он сел в позу медитации и попробовал войти в сознание какой-нибудь из этих зверюг. Ему попалась очень мощная, весом фунтов в четыреста, самка с тяжелыми челюстями. Волчица всякого повидала на своем веку, умела выжить в любых передрягах и горела неистовым, слепым желанием защитить свою стаю, в которой многие были ее детьми или потомками ее детей. Такого зверя ничто не могло остановить, только смерть.

7
{"b":"31861","o":1}