ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
#Лисье зеркало
#Карта Иоко
Смотри в лицо ветру
Рубеж атаки
Угадай кто
Арктическое торнадо
Черное пламя над Степью
Крампус, Повелитель Йоля

Но, в конце концов, должна же она была как-то объяснить свое присутствие.

Тут, кстати, она заметила, что Юрий стоит рядом с хозяином, Франком Виссенбергом, и что-то говорит. Извинившись перед своей собеседницей, Лиза подошла к ним.

Она сразу поняла, что это и есть тот разговор, о котором предупреждал ее Юрий. Его лицо по-прежнему было открытым, жесты – непринужденными, но она почувствовала, как переменился его взгляд, какое пристальное внимание появилось в глазах.

Юрий уже представлял ее советнику раньше, и теперь Лиза просто присоединилась к разговору; впрочем, ей пришлось только переводить. Сначала Виссенберг и Юрий говорили на самые общие темы, и Лиза переводила без затруднений, но, когда разговор коснулся дел фирмы, ей пришлось напрячься, чтобы не упустить его нить.

В гостиной Нойбергов в Кельне ей приходилось говорить о литературе, много рассказывать о России, но никогда еще ее собеседники не говорили на какие-нибудь специальные темы. Она старалась дословно перевести все, что говорил Юрий, и, мгновенно догадываясь, когда он перестает понимать немецкую речь Виссенберга, почти незаметно переводила слова советника на русский. Уже через десять минут она почувствовала себя спокойнее, успевая следовать за разговором. К счастью, они беседовали недолго – все-таки это был дом советника, а не бюро – и вскоре разошлись, по-видимому, довольные друг другом.

– Все нормально? – спросила Лиза.

Тут только она поняла, что, занятая переводом, даже не уловила сути разговора.

– Да, отлично. – Юрий посмотрел на нее с благодарностью. – И, кажется, – все, кончена работа. Слушай, да ведь ты совсем не ела! – вдруг заметил он. – А там десерт подали. Погоди, сейчас я тебе принесу.

С этими словами он исчез в соседней комнате. Лиза присела на полукруглый угловой диван, наблюдая за гостями. В основном здесь были иностранцы – немцы, англичане, бельгийцы. Среди них Лиза сразу угадывала русских, хотя внешне они мало чем отличались от остальных. Но она давно уже заметила, что даже у самых элегантных ее соотечественников нет той внутренней непринужденности, которая чувствуется в каждом жесте европейцев.

Ей давно уже было интересно: а как она сама-то выглядит со стороны? Лиза не чувствовала себя скованной, но ведь наверняка и она двигается и говорит так же, как другие русские. Впрочем, эти размышления не угнетали ее. Даже лучше, когда люди разные, на них интереснее смотреть.

Юрий вернулся через несколько минут, держа в каждой руке по вазочке клубники со сливками. Они пересели за один из столов, накрытых белоснежными скатертями, Юрий придвинул бокалы. Девушка тут же подошла к ним.

– Что вы будете пить, господа? – спросила она.

– Хочешь розового вина? – Юрий вопросительно посмотрел на Лизу. – Давай ты вина выпьешь, а я «Мартеля» немного, да?

– Но ты же за рулем? – удивилась Лиза.

– Ничего, я чуть-чуть, пока поедем, все уже выветрится, – успокоил ее Ратников. – Не бойся, пьяным я не езжу, это исключено.

– Юра! – услышала вдруг Лиза. – Столько народу, я все никак до тебя не доберусь!

Рядом с ними стояла дама лет тридцати в черно-сером переливчатом платье. Ее длинная шея была украшена широким колье из серого жемчуга.

– Я думала, ты не один, – протянула дама, глядя тем не менее прямо на Лизу. – А Юля где?

– Юля в Париже, – ответил Ратников. – Мою спутницу зовут Елизавета Успенская. А это Наташа Кизилина, подруга моего детства, ныне жена бельгийского дипломата.

«Все они одинаковые», – подумала Лиза.

Ей тут же вспомнилась Рита, подруга детства Виктора Третьякова, которая вот точно таким же высокомерным взглядом окидывала ее, когда они собрались в его подмосковном особняке.

Впрочем, теперь Лиза чувствовала себя совсем иначе, чем два года назад. Тогда она не знала, куда руки девать, провалиться была готова под этим презрительным взглядом, теперь же просто кивнула Наташе Кизилиной, не переменившись в лице.

– Очень приятно, – протянула дама. – Юра, можно тебя на пару слов? Извините, мы с мужем редко бываем в Москве, давно не виделись с Юрой, – бросила она Лизе, увлекая Ратникова за собой.

Вечер шел к завершению, видно было, что все уже переговорили друг с другом, что уже отдан долг и вежливости, и искренней приязни. Один за другим гости стали подходить к хозяевам, прощаясь.

– Мне было очень приятно познакомиться с вами. – К Лизе подошла жена немецкого коммерсанта. – Когда вы снова посетите Германию, мы с мужем будем рады видеть вас у себя.

Она улыбнулась и протянула свою визитку. Простившись с ней, Лиза огляделась. Где же Юрий, не пора ли и им уходить?

Она тут же увидела его через прозрачную балконную дверь. Юрий прощался с каким-то высоким мужчиной – наверное, с мужем Наташи, которая тоже стояла рядом.

«Что за удовольствие эти люди находят в том, чтобы кого-то унизить? – подумала Лиза. – Ну что я сделала этой Наташе, почему ей так хотелось продемонстрировать мне свое превосходство?»

– Извини, – сказал Юрий, вернувшись в гостиную. – Мы действительно сто лет не виделись. Хотя я, правду сказать, не очень по Наташке скучал, – улыбнулся он. – Не грусти, не обращай внимания. Нам, кстати, уже и идти пора.

Потом они прощались с хозяевами, потом Юрий помог Лизе одеться, и они спустились из подъезда прямо в подземный гараж. Культур-атташе Великобритании приветливо помахал им рукой из окна черного «Мерседеса».

– Хороший вечер был, правда? – спросила Лиза, когда Юрий вырулил на набережную.

– Ничего, – пожал он плечами. – Неутомительный, во всяком случае. И результативный – благодаря тебе. – Он бросил быстрый взгляд на Лизу, помолчал. – Послушай, – спросил он через минуту, – а сколько тебе лет, если не секрет? То есть я к тому, что ты выглядишь слишком молодо по сравнению с тем…

– С чем? – заинтересовалась Лиза.

– По сравнению с тем, как держишься, – объяснил он. – Инга говорила, ты два года назад приехала из какого-то городка в Белоруссии. Трудно поверить.

– Из Новополоцка, – подтвердила Лиза. – И действительно два года назад. Просто эти годы были довольно… разнообразные.

– И Наташка тебя не смутила, – продолжал он. – Хотя она вела себя просто по-свински.

– Ну, это я после Германии, – улыбнулась Лиза. – Хотя там таких не было, конечно, но именно после Германии. Мне трудно объяснить почему.

Юрий кивнул.

– Не понимаю, что ты делаешь у Инги, – сказал он, еще помолчав. – Неужели ты не можешь найти ничего поинтереснее?

– Юра, странно от тебя это слышать! Ну что я могу сказать, устраиваясь на работу? Я такая-разэтакая, только вот без прописки и образования, но возьмите меня, не пожалеете? И как ты думаешь, что мне предлагают?

Он усмехнулся.

– Вот именно. А если я не хочу посещать с шефом сауну? Так что не задавай глупых вопросов.

Они уже ехали через мост у Белого дома. Неожиданно Юрий сказал:

– Слушай, а давай ты будешь работать у меня? По-моему, у тебя отлично получится. И платить я буду больше, чем Инга. Соглашайся, а? – Поймав недоверчивый Лизин взгляд, он добавил: – Со мной не надо ходить в сауну, честное слово.

– Давай… – медленно произнесла Лиза. – Спасибо, Юра…

– И тебе спасибо! – Он оживился. – У меня отличный работает народ, тебе понравится. Запиши-ка мне свой телефон.

Лиза записала номер телефона в прикрепленную перед ней книжечку с отрывными страницами.

«Может быть, он еще раздумает, – мелькнуло у нее в голове. – Слишком уж быстро он это решил…»

Впрочем, она уже догадывалась, что Ратников многое решает быстро. Она не стала спрашивать, что будет делать. Скорее всего, будет переводчицей, а вообще-то он ведь объяснит ей это потом?

По вечерним улицам машина неслась быстро. Юрий уже вел ее по пустынному Рождественскому бульвару. Он въехал в узкий Лизин двор, остановился у подъезда.

– Счастливо, Лиза, – сказал он, помогая ей выйти. – Которое твое окно? Я здесь покурю, пока ты поднимешься. Уж больно подъезд у тебя мрачный.

19
{"b":"31897","o":1}