ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прочь от одиночества
Понаехавшая
Дети 2+. Инструкция по применению
Сильное влечение
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Принца нет, я за него!
Брачный контракт на смерть
Рунный маг
Половинка

– Значит, мы его вычислим! – обрадовался Этерлен.

– Будем надеяться, – кивнул Йохансон. – Приятного аппетита.

… Дождь усилился. Прячась под капюшоном, Этерлен забежал под козырек подъезда и остановился, поджидая своего друга. Желтое здание, в котором располагался пансион «Эмден», было построено очень давно и раньше, без сомнения, служило хозяевам в качестве роскошной загородной резиденции. Со временем Сити разросся, поглотив пригороды, и вилла потеряла свой престиж и практический смысл. Теперь здесь был тихий частный пансион.

Йони прошел мимо Этерлена, толкнул массивную черную дверь и оказался в небольшом зальчике, украшенном креслами и мини-садиком в углу. За стойкой сидела молоденькая девушка с дамским журналом в руках.

– Джентльмены хотят остановиться у нас? – прощебетала она, когда дверь глухо бахнула за спиной Этерлена.

– Нет, – расплылся в улыбке Йони, – мы ищем одного нашего друга. Его зовут Хеннинг, мастер Лукас Хеннинг… надеюсь, он у себя?

– Мастер Хеннинг ушел с самого утра. Но он оставил адрес, где его можно будет найти… вы, наверное, знаете, – девушка зашарила под стойкой, вытащила какую-то карточку и близоруко поднесла ее к глазам: – вот, Риорита-драйв, 10. Он обещал быть там…

– Ах, ну да, – хлопнул себя по лбу Йохансон, – ну конечно же, конечно. Простите.

– Что там такое? – озабоченно спросил Этерлен, когда они вернулись под дождь. – Что это у тебя с рожей?

– Риорита-драйв, 10 – это «хитрый» кабак, где собираются таможенные чины. Простых смертных там не слишком любят.

– То есть ты хочешь сказать, что тебе туда путь заказан?

– Мягко говоря…

Этерлен раздраженно сплюнул и взялся за дверцу кара.

– Тогда посидишь в машине где-нибудь за углом. Это вообще далеко отсюда?

– Через весь город, – с тоской ответил Йони. – Отломают тебе там голову…

– Мне-е? – ощерился Этерлен. – Ну, знаешь… Поройся лучше в сетях: в регистрационном файле должна быть фотография этого самого Хеннинга. А то ведь мы даже не знаем, как он выглядит.

Йохансон обреченно вздохнул и запустил двигатель.

По мере приближения к западной части огромного города небо потихоньку светлело. Когда кар миновал высшую точку на висящем в воздухе ситивэе, тучи остались позади, и в глаза Этерлену плеснуло подзабытое солнце. Он удобно вытянулся в кресле и прикрыл глаза. Таможенная мафия, при всей ее немерянной крутизне, генерала не беспокоила. Пол Этерлен прошел через сотни поединков и мог постоять за себя в любой ситуации.

С Йони дело было хуже – он здесь жил и не мог рисковать собой без особой нужды. Этерлен прекрасно знал, что шутить шутки с жирными портлендскими котами в мундирах Йони не с руки: они могли достать его незаметным движением пальца. Не раскрывая глаз, Этерлен вытащил из кармана сигару и поморщился. Будь его воля, он разговаривал бы со всей этой публикой несколько иначе. Но вокруг него кипел Портленд! Здесь не принято было задумываться о каре за служебно-должностные преступления, а понятие коррупции просто отсутствовало в местном сленге. Кому-то это было выгодно… Этерлен даже знал, кому, но он давно уже привык к собственному бессилию в вопросах, так или иначе связанных с интересами «патрициев» Метрополии.

– Приехали, – сказал Йохансон.

Этерлен еще раз всмотрелся в спокойное лицо человека на экране и решительно распахнул дверцу кара.

– За углом налево, – объяснил Йони. – Я буду здесь…

Не слишком роскошное на вид заведение встретило генерала зеленоватым полумраком и парой красоток, вертевшихся вокруг традиционных хромированных столбиков. По всей видимости, номер подходил к концу, так как на обоих девицах не оставалось уже почти ничего. Посетители числом около десяти человек не обращали на стриптизерш особого внимания – почтенные мужи были поглощены в ужасно деловые беседы.

В переступившего порог Этерлена уперлись несколько настороженных взглядов, но к этому он был готов: перед тем как войти, генерал тщательно размазал по физиономии маску заблудившегося-простака-желающего-пива. Дружелюбно и рассеянно зевнув, он направился к стойке.

По лицу бармена было ясно, что маска работает как надо. Этерлен забрался на высокий стул у края стойки – так, чтобы легко контролировать все пространство зальчика и вход – и попросил себе кружку светлого.

– Мясца? – предложил бармен. – У нас из хорошей коптильни.

Этерлен радостно кивнул.

Хеннинга в зале не было.

* * *

Дождавшись, когда все в пещере погрузятся в сон, Хикки надел шлем, запахнулся в куртку и выбрался на воздух. У тесного лаза, настороженно глядя в темное небо, сидел Джерри Ругач. При виде Хикки он испуганно вытаращил глаза:

– Вы куда, командир? Что случилось?

– Пойду проветрюсь, – махнул рукой Хикки. – Что-то сегодня мне не спится. Не переживай, я буду через пару часиков.

– Но ведь…

Не слушая штурмана, Махтхольф перелез через сложенный из камней бруствер и резво затрусил вниз. Умная электорника, спрятанная в его шлеме, выдавала четкую картинку местности, и он не боялся свернуть себе шею.

После того, как летающий блин едва не отъел ему голову, Хикки уверовал в собственную неуязвимость. Шлем, наплечник и бронекомбез надежно защищали его от любых неприятностей со стороны каких-либо хищников, а встреча с вооруженным противником в темное время суток ему не грозила. Хикки не помнил ни одного случая, чтобы орти проявляли ночную активность без острой на то нужды – ночами они всегда спали, спрятавшись по норам.

Шагая между валунов, он размышлял о том, как бы поскорее убраться с этой не слишком гостеприимной планеты. Имея при себе обнаруженный в пещере ящик, Хикки мог расчитывать на солидное, весьма солидное вознаграждение. Правда, для того, чтобы его получить, нужно было попасть на какую-нибудь имперскую территорию…

До ущелья, посреди которого мертвой глыбой возвышался старый корварский танк, он добрался без всяких приключений. Еще раз поглядев на сожженную машину и отметив, что трупы уже стали пищей для местных пожирателей падали, Хикки нашел нору, в которой прятался от налета. Тюк с сейфом находился на своем месте.

Некоторое время Хикки неподвижно сидел перед ним на корточках. Ему адски хотелось вскрыть запечатанный мешок с документами, но он понимал, что делать этого не следует – пусть все остается так, как есть, пусть печати останутся нетронутыми, тогда никто не сможет обвинить его в краже чего-либо… или просто в излишнем любопытстве. Хикки знал, что архив, находящийся перед ним, имеет бессрочный гриф секретности – и даже тысячи лет не могли этот гриф снять. Перед ним был таинственный архив генерала По, свидетеля загадочной гибели росской колонии Эон. Фрегат «Робур», снявшись с Эона в самый последний момент, так и не дошел до Империи. Он пропал – а вместе с ним пропала истина, вокруг которой ломали копья целые поколения историков. Дальней связи в те времена практически не существовало – ретрансляторы, с помощью которых любой корабль в галактике всегда мог связаться со всем миром, появились значительно позже, а башни Эона умолкли, едва успев передать набор бессвязного бреда…

Хикки куснул губу и снял с пояса миниатюрную складную лопатку. За час работы ему удалось вырыть в песчаном полу пещеры яму, вполне достаточную для того, чтобы спрятать в ней тюк с сейфом. Как следует уперевшись, Хикки своротил сейф на дно и принялся засыпать его.

Наконец, порядком уставший, он разметал лишний грунт по всей пещерке и выполз наружу.

«Интересно, – подумал он, сидя на обугленных останках складного домика, – каким чертом их занесло в это ущелье? И почему ключ был у того мертвого корварца?»

Ответа на эти вопросы не было. Впрочем, в данный момент они интересовали Хикки лишь постольку поскольку, из чистого любопытства. Большое всего его волновал вопрос, что делать дальше. Он чувствовал, как пониже спины разгорается давно знакомый зуд – хотелось действовать, делать хоть что-нибудь. Под воздействием этого зуда полковник Махтхольф был способен на любые безумства.

28
{"b":"31908","o":1}