ЛитМир - Электронная Библиотека

Он не помнил, как добежал до башни, как подпрыгнул, схватился за шершавый алый пластик, как вскарабкался наверх.

Хикки пришел в себя на узенькой площадке на самой верху накопителя. Дальше подниматься было нельзя – их могли увидеть. Девушка, из-за которой Шанцев так рисковал, стояла на самом краю площадки, стиснув в ладони рукоятку смешного дамского бластера. Рядом с ней тяжело дышал белый как мел банкир. Этерлен уже перестал дымиться.

– Сейчас они перейдут сюда, – прохрипел он, – и тогда…

– Так что теперь? – с отчаянием спросил Хикки.

– Да вот – что!

Этерлен махнул рукой в сторону девушки. Хикки повернул голову следом, и сразу же понял, что тот имел в виду. Рубчатый пластик под ногами девушки был обломан: когда-то площадка продолжалась и дальше, чтобы заканчиваться перед небольшой дверью в стене накопителя, но сейчас край площадки и дверь разделяли как минимум два метра пустоты.

– Я допрыгну, – сообщил Хикки.

– Я тоже, – яростно фыркнул Этерлен. – А они?

«Приплыли, – подумал Хикки. – Вот если бы Лоссберг проснулся! А что, если его позвать?»

Советоваться по поводу этой идеи с Этерленом он не стал, заранее зная, что ничего, кроме мата, в ответ не услышит. В то же время, какая-то сумеречная, словно утренний туман, надежда, сверлила его мозг. И Хикки завопил – без слов…

– Надо подняться на самый верх, – услышал он голос Этерлена, – и попробовать занять оборону. Когда поднимутся коптеры…

– Коптеры? – не понял его Шанцев.

– Ну да, черт подери… там же полицейские коптеры.

Этерлену показалось, что банкир сейчас потеряет равновесие и рухнет вниз. На его лице появилось выражение такого отчаяния, что генерал ощутил необходимость подхватить мужчину под локоть.

– Это он, – прошептал Шанцев. – Ну, тогда все… тогда нам лучше прыгать вниз, так проще будет. Вы точно видели там полицию?

– Я сбил один гражданский, но за ним я видел еще два, явно полицейские. Сейчас они будут здесь.

Хикки неожиданно ощутил, как кто-то далекий, мудрый и бесконечно добрый кладет ему на плечо свою сильную руку, и в его сознании возник образ, – нет, то был не ангел, это вообще не имело лица и даже какой-то определенной формы: это было воплощение силы, несущейся ему на помощь. Голоса Шанцева и Этерлена отступили куда-то вдаль, а снизу явственно раздался негромкий свист двигателей. Не желая верить своим ощущениям, Хикки опустил взгляд и увидел, как во двор неторопливо вползает хищное черное тело; вот в его мозг ворвались частые и беспорядочные очереди. Уже приходя в себя, Хикки видел, что катер немного приподнимается над землей, в его остром носу одним ударом раскрываются невидимые до того орудийные клюзы, и сине-фиолетовые струи уходят куда-то туда, за башню, где притаились неведомые убийцы.

– Что это? – сипло спросил Шанцев, выкатывая из орбит глаза.

– Это легион-генерал Райнер Лоссберг, – ухмыльнулся Этерлен. – Один из лучших асов, между прочим. Сейчас у него кто-то долетается…

Но Лосси не стал кидаться в атаку. Он поднялся на уровень спасительной площадки и распахнул люк в борту.

– Давайте! – крикнул он из кабины. – Черт, как же вас тут много! Давайте, по одному!

Первой в кабину прыгнула девушка Шанцева. Следом за ней, стараясь не глядеть вниз, через пустоту перешагнул банкир. Когда Хикки и Этерлен почти одновременно всунулись в катер, сидеть в кабине было уже негде. Девушка оказалась на коленях у Шанцева, а Этерлен с Лоссбергом как-то уместились в одном пилотском кресле.

– Мочи их, сук! – азартно выкрикнул Этерлен, проявляя страстное желание схватить штурвал.

– Да погоди, – отозвался Лоссберг. – Кто там, что за люди?

– Там сучья полиция, мать их размать!!! Мочи этих гандонов, или дай, я сам!

– Мочить полицию? Ты что, ранен?

Лоссберг скептически покачал головой и легонько тронул штурвал. Катер поднялся на уровень плоской крыши башни, потом еще чуть выше, и на экране появились три желто-синие машины, облепившие крышу какого-то цеха напротив. Для них появление боевого катера было неприятной неожиданностью, но у кого-то, по всей видимости, что-то заклинило в черепе…

Впоследствии Хикки не раз думал, что же именно могло заставить полицейских бросаться на них. И каждый раз останавливался на одной и той же мысли: они не смогли идентифицировать редкую машину и решили, что это какая-то новая гражданская разработка. В пользу этой версии говорило и то обстоятельство, что раздолбай Лоссберг закрасил кресты на килях, приказав намалевать поверх них свой талисман, шаловливую рыжую красотку.

И все же во всем этом была какая-то мистика.

Они атаковали катер все втроем, едва только успели набрать высоту, необходимую для захода. В эти секунды Лоссберг спокойно ждал, не веря в то, что полиция может вот так вот, запросто, начать расстреливать катер военно-космических сил. Полицейские коптеры взвились в воздух, развернулись носом к башне, – и по острому носу разведчика затарабанили импульсы их «стационаров».

Лоссберг отшатнулся от экрана и в первое мгновение совершенно потерял контроль над окружающей его действительностью. Ему показалось, что рядом с ним что-то рухнуло: наверное, то был его привычный мир… Это состояние длилось какую-то долю секунды, и сидящие рядом с ним люди не успели отметить замешательство астронавта.

Придя в себя, Лоссберг рванул штурвал на себя, сразу поднявшись на несколько сотен метров, выжал педаль ориентировки и бросил катер в крутой вираж, облетая завод и висящих над ним полицейских.

– Давайте лучше отсюда уходить, – сказал он. – К чему нам неприятности?

– Какие неприятности! – взорвался Этерлен. – Ты что, издеваешься над нами? Ты понимаешь, что все это значит? Эти люди – люди Жирного, они прилетели сюда вовсе не для того, чтобы кого-то там задержать или что-то еще… так не задерживают! Это бандиты, которых пригнали, чтобы всех нас укокошить!

– Все хуже, – добавил Хикки. – Если они доложат, что от них удрали на каком-то катере, то начнется такой переполох… или мы их убьем, или они устроят нам веселую жизнь. Вали их, а потом нужно тщательно обработать завод, чтобы убрать снайперов.

– Нет там больше никаких снайперов, – мрачно отозвался Лоссберг, – после двух залпов, ну кто там уцелеет? А тебе не кажется, что они уже давно обо всем доложили?

– Вот если они привезут хозяевам видеоконтроль, тогда…

– Хватит трепа, – жестко прервал дискуссию Этерлен. – Легион-генерал Лоссберг, к атаке! Цель – тройка коптеров сине-желтой цветовой гаммы, огонь!

Лоссберг куснул губу и откинулся на спинку кресла.

– Мы в одном и том же чине, – ответил он. – Я не нахожусь в твоем прямом подчинении, Пол. С другой стороны, по некоторым причинам я не могу тебе помешать. Вперед.

Катер заканчивал первый круг. Полицейские коптеры уже перестроились для новой атаки и, задрав носы, полезли вверх.

Этерлен решительно взялся за штурвал. По его движениям Хикки видел, что опытным пилотом генерала не назовешь – но летать он, разумеется, умел. Развернув катер к атакующим – полицейские уже окрыли огонь, – он нажал алую клавишу на пульте управления носовым оружием. Первая очередь ушла в небо. Этерлен нервно выругался, но сумел взять себя в руки. Через мгновение нос катера занял позицию атаки. Дальше целиться было ни к чему. Все три полицейские машины взорвались в воздухе, не доходя до таинственного черного катера нескольких сотен метров.

70
{"b":"31908","o":1}