ЛитМир - Электронная Библиотека

Хаген опустил свой коптер на широкой площадке в нескольких десятках метров от угрюмой стале-стеклянной сорокаэтажки, втиснутой строителями между двумя ее островерхими гранитными сестрами. Неровно освещенная улица была похожа на зловещее каменное ущелье, полное муравьев, озабоченно снующих меж ломаных теней высоких фасадов. Роберт усмехнулся: картинка живо напомнила ему привычные джунгли небольших городков, прилепившихся к необъятной кормушке центрального космопорта его родной планеты. Здесь он чувствовал себя как рыба в воде, дымная атмосфера финансовых махинаций, сомнительных сделок и откровенно-поспешных развлечений с детства впиталась в его кровь.

– Перестрахуемся, – решил Роббо, – давай, Сет.

Рудель разомкнул замки своего чемодана и вытащил самый обычный фон. Обычным, правда, он был только с виду: хитрая начинка аппарата выходила на любую случайную ячейку личной связи из числа свободных в данный момент – и определитель абонента засекал вызов со стороны совершенно постороннего человека, исключая таким образом возможность вычислить реального пользователя.

– Никого, – сообщил Сет через минуту, – терминал опять советует обратиться после девяти утра.

– Хорошо, – улыбнулся Роберт, – тогда пошли.

Выбравшись из коптера, они прошли вдоль улочки и нырнули под светящийся колпак центрального подъезда нужной башни. Холл здания был практически пуст, лишь пара чем-то озабоченных джентльменов хмуро беседовала возле одного из трех лифтов. Офис ЭПК находился почти под крышей, на тридцать восьмом этаже – глухо подвывающий лифт неторопясь поднялся вверх и замер, мокро чавкнув дверями.

Здесь было пусто, пыльно и почти темно: хозяева здания, экономя на освещении, оставляли на ночь лишь пару дежурных плафонов на весь этаж. Роберт прошелся по вытертому ковру коридора и остановился перед высокой дверью с золотистой табличкой «Эдгар Продакшн».

– Приехали, – сказал он, доставая из кармана сигару.

Рудель был уже рядом: в руках его чуть слышно попискивал небольшой плоский приборчик.

– Не мешайте мне, милорд, – попросил он, отстраняя Роберта от двери.

Коротко кивнув, Роббо отошел к противоположной стене и щелкнул зажигалкой.

– Господи, – выдохнула Кэтрин, – незаконное проникновение… статья сто пятая, пункт второй.

– Спокойно, – ответил Роберт. – Сет – лучший специалист по проникновениям не только бесшумным, но и бесследным. Ему приходилось взламывать самые навороченные защитные системы, и уходить, не оставляя никаких следов своего присутствия. Сейчас он отключит дежурный мемеограф – и, значит, ни одна собака на свете не сможет нас опознать… а в идеале хозяева конторы вообще не заметят, что мы здесь побывали.

Много времени Руделю не понадобилось, замки тяжелой двери глухо клацнули менее чем через две минуты после его появления.

– Готово, – распахнув дверь, взломщик нырнул вглубь помещения.

Роберт молча кивнул Даричу и Хагену и последовал за ним. Рудель уже возился с дверями кабинета босса, расположенными в глубине просторного секретарского зала.

– Довольно банально, – заметил он, пряча в кофр кодграббер, – этой системе лет двадцать, я такие в детстве ломал.

– Беспечность безнаказанности, – кивнул Роббо, входя в кабинет. – Я думаю, что у этих ребят хорошая крыша – хорошая настолько, что бояться им вроде как некого. Поглядим, что у них в терминале, Сет. Меня интересуют закрытые складские материалы. Внутренние, Сет. Соображаешь?

Рудель понимающе хмыкнул и уселся за широкий письменный стол. Его тонкие пальцы, затянутые в черную кожу дорогих перчаток, стремительно заплясали на сенсорах информационной панели.

– Сколько у нас времени? – спросил он спустя минуту.

Роберт молча пожал плечами.

– Ясно. – Сет вытащил из кофра очередную электронную отмычку и принялся тыкать в кнопки, настраивая ее на частоту инфорбокса. – Здесь не самый простой код, – сказал он, – у меня такое ощущение, что за ним действительно что-то есть: для невооруженного глаза этот том архива просто невидим. Ерунду, как вы понимаете, так не прячут.

– С другой стороны, с этой ерундой приходится постоянно работать, – добавил Роббо, – иначе ее не стали бы вводить в операционную сеть. Сломаешь?..

– Ломать нельзя, милорд. Если сломаю – это будет видно, причем сразу же. Ничего, сейчас мы ее аккуратненько откроем… так, еще пару минут…

Прибор в его руках пискнул, и по иллюзорной плоскости голографического экрана поплыл, разворачиваясь, желтоватый древний свиток.

– Заставка, – объяснил Рудель. – Все, садитесь, архив открыт.

Роббо поспешно сел на его место, коснулся клавиатуры и поднял голову: взломщик, поймав его взгляд, понимающе кивнул и отошел в угол комнаты. Голодисплей засветился синим светом… руки Роберта замерли, дымящаяся сигара застыла в углу рта. Кэтрин, наблюдавшая за ним с просторного гостевого дивана у окна, перестала дышать: прищуренные глаза лорда-наследника стремительно бегали по невидимому ей экрану, и лицо его медленно вытягивалось. Он работал с терминалом не больше минуты – свернув архив, Роббо поднялся из-за стола и посмотрел на Руделя:

– Ставь все на место, Сет. И постарайся, ради Бога, срубить наши хвосты начисто. Все гораздо хуже, чем я думал, – вполголоса сказал он Кэтрин, устало садясь на диван рядом с нею.

Десятком минут позже белый коптер вновь поднялся в небо, держа курс на отель.

– Завтра вы мне понадобитесь прямо с утра, – сказал Роберт, обращаясь к людям Тройла, – как и сегодня, ясно? Ты же, Сет, – повернулся он к Руделю, – постарайся пока не пропадать. У меня такое ощущуение, что впереди нас ждет немало сюрпризов.

Вытащив из кармана миниатюрный прямоугольник личного банкомата, он набрал на нем ряд каких-то цифр, выхватил из прорези появившуюся там тонкую карточку и протянул ее взломщику:

– Это вместе с авансом, Сет.

– По-моему, это слишком, – проворчал Рудель, разглядев ряд цифр на чеке, – даже вместе с авансом. Вы же знате, для вас я готов работать и даром.

– Не мели ерунды, – отмахнулся Роббо. – И – не исчезай, хотя бы неделю.

* * *

Захлопнув тяжкую дверь номера, Роберт упал на стоявший в холле диван и с силой провел руками по лицу. Кэтрин сбросила на пол свое пальто, присела перед ним на корточки, нежно коснулась ладонями его шеи. Роббо вздохнул и открыл глаза.

– Знаешь, что я нашел в складском архиве этих красавцев? Полный джентльменский набор – даты, параметры партий и названия низвестных мне кораблей, которые принимали те самые грузы – всевозможную жратву и сплит. И – общий заголовок отправления: Ахерон. Груз ушел на Ахерон… что это за корабли? Фрегат «Вестморленд», фрегат «Маршал Брэдли»… чьи это корабли – я в жизни не слышал таких названий!

Он мягко отстранил от себя Кэтрин, поднялся с дивана и принялся раздеваться.

– Заказать ужин? – спросила она.

– Да. И виски – самый лучший из светлых.

Вот тебе и ответ на один из вопросов, подумал Роберт, умываясь. Ахерон – это какая-то планета… какой-то мир. Но дьявол, как же все это странно!

Вытерев лицо, он устало скомкал бархатистое бумажное полотенце и швырнул его в пасть утилизатора. Привычно провел щеткой по спутанным волосам и усмехнулся: из подсвеченной глубины стереозеркала на него смотрело измученное лицо с запавшими щеками и острым подбородком.

– Да, – произнёс он вслух, – безмятежные годы разбаловали вашу милость…

Кэтрин ждала его в гостиной за круглым столом, уже уставленным тарелками и судками. Чуть растрепанные кудри и мягкий стеганый халат делали её теплой и домашней – строгий дневной облик элегантной деловой дамы слетел с женщины вместе с дорогим костюмом и сложным макияжем, и Роберт вдруг почувствовал облегчение: напряжение сегодняшнего дня, почти ощутимо сводившее каждую клетку, схлынуло, оставив после себя лишь легкую и даже приятную усталость.

Роббо сел за стол, снял с пузатого высокогорлого графина пробку и придирчиво понюхал янтарный напиток.

20
{"b":"31914","o":1}