ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот как? – обернулся Торвард.

– Его папенька скончался по причине злоупотребления алкоголем. Так говорят – ну, а что там было на самом деле – кто ж его знает!

Дрова в камине занялись ровным бездымным пламенем. Торвард поднялся и, зябко кутаясь в старую меховую накидку, задумчиво прошелся по устланной вытертыми коврами зале.

– Хэмпфри мне снился, сукин сын… Вообще-то я должен быть ему благодарен. Но один черт – я до него доберусь… отблагодарю.

– О чем ты говоришь? – Ровольт глотнул вина и недоуменно изогнул бровь. – Слушай, ты стал каким-то странным. У тебя все в порядке? Может, какие-то проблемы? Сексуальные, например, а?

– Хе! – Королев вернулся к камину, вытянул руки к огню. – У меня все просто отлично. Ты, наверное, думаешь, что я спятил, как мой покойник папаша? Уверяю тебя, нет.

Ровольт допил свое вино и поднялся.

– Тогда – прости. Я понимаю, что я не вовремя…

– Сиди, – спокойно ответил Торвард, поворачиваясь к нему. – Ты, Барт, очень даже вовремя – это я серьезно. Я, собственно, даже собирался тебя искать… так что садись, наливай по новой – и мне тоже, разумеется, – и рассказывай, чем ты занимался все это время.

– Гм, – аврорец поднял графин, – я? Я получал наследство горячо любимого дядюшки. Потом некоторое время пил – и ты знаешь, очень преуспел в этом. Потом… потом у меня была мысль заново отстроить Ла-Мотт. Ну, в конце концов я купил яхту и отправился путешествовать.

Торвард взял со стола свой бокал и вернулся к камину.

– А почему ты передумал отстраивать свое имение?

– Да как тебе сказать… ну, отстроил бы. А дальше что?

– Ты помнишь, что ты мне советовал? – негромко засмеялся Королев. – Жена, детишки…

Ровольт скривился.

– Эх, Тор… Я сам не знал тогда, что говорил. Ч-черт, а… Нам нет места в этом мире – ни в Объединенных Мирах, ни в Федерации. Везде одно и то же дерьмо. Пахнет по-разному, а суть одна. В общем-то, я давно это понимал, просто делал вид… а что мне еще было делать? Да и разве мы с тобой одни такие? У меня куча друзей удрала в Окраинные Миры – собственно, и я туда собираюсь.

– Ты совершенно прав, Барт, – нам нет места в этом мире. Но ничего. Мы это место добудем.

– Добудем? О чем ты, Тор? Единственное, что мы можем, – это рвануть в джунгли Окраин. Да! И потом ждать, когда нам на голову посыплются десантники. Все сгнило, Тор, все давным-давно сгнило. Так что мне, прости, не совсем понятен твой оптимизм.

– А мой оптимизм кое-чем подкреплен. И знаешь, – Королев присел к столу и довольно ухмыльнулся, – это не просто оптимизм, это уверенность. Мы с тобой такое устроим, что чертям тошно станет. Мы в пыль разотрем всех этих Хэмпфри и прочих – да, в пыль!

– Интересно, чем?

– Пушками имперского линкора.

Ровольт подпер рукой щеку и грустно вздохнул.

– Давай-ка еще выпьем, Тор. Ты уж меня извини, что я вот так, без предупреждения…

– Да не спятил я, Барт, не спятил! – захохотал тот. – Черт, я понимаю, что это звучит, как полный бред, но поверь: я совершенно серьезен. Что ты слышал… хотя, к дьяволу! Идем!

– Куда ты меня тащишь?

– Идем, ты не успеешь замерзнуть!..

До ворот усадьбы полковник шел молча, но когда Торвард миновал калитку и уверенно свернул к холмам, его все-таки прорвало:

– Какого черта, Тор! У меня уже ноги мокрые!

– Не развалишься! – хмыкнул Королев. – К тому же сейчас ты просохнешь – это я тебе обещаю.

Снег на склоне приплюснутого холма сдвинулся и посыпался в неожиданно образовавшееся отверстие. Королев нырнул в темную нору, пошарил рукой по потолку, отыскивая что-то, и приглашающе мотнул головой:

– Идем, Барт.

– Это что, фамильные погреба? – поежился Ровольт, прыгая по снегу.

– Не совсем так… иди сюда.

В норе вспыхнул свет, и гость с удивлением понял, что находится в довольно просторном коридоре, отделанном светлым пластиком. Торвард молча поманил его пальцем. Спустившись по крутой лестнице, они миновали еще один коридор, и Королев неожиданно шагнул в распахнувшуюся в стене дверь. Последовав за ним, Ровольт очутился в тесном полукруглом помещении, вдоль стен которого выстроились знакомые ему тренировочные киберкапсулы имперского производства.

– Полезай сюда, – скомандовал Торвард, распахивая дверцу одной из них. – Я пока заряжу программу.

Ровольт пожал плечами и занял удобное мягкое кресло в темном чреве ярко-желтого яйца. Королев захлопнул дверь, и через минуту внутри капсулы вспыхнул красный свет готовности. Вспомнив старинную инструкцию, полковник закрыл глаза и стал ждать срабатывания системы.

Искристо звякнул колокольчик, Ровольт встряхнулся и восторженно охнул. Он сидел в кресле второго пилота имперского линейного корабля. Прямо перед ним помаргивал сенсорами необъятный пульт управления, над которым серебристо светились уходящие в потолок вогнутые стереоэкраны кругового обзора.

– А ты здорово смотришься в этом костюмчике, – усмехнулся сидящий слева от него Торвард, – то есть я хочу сказать – в рубке «Валькирии»…

– Это – «Валькирия»?! – поразился Ровольт, оглядывая незнакомый ему пульт.

– Она самая. Ты что-нибудь слышал об этой серии?

– Читал… – Аврорец осторожно качнул свой штурвал и повернулся к Королеву. – Это была одна из самых мощных предвоенных серий. Страшный корабль.

– Наверное. Ну что, двинули? Взлет пока отрабатывать не будем, просто полетаем туда-сюда. Тебе нужно научиться управлять этой штукой.

– Но откуда у тебя эти тренажеры, Тор?

– Я тебе все расскажу потом. Здесь не только тренажеры – есть и кое-что посерьезней. А пока – поехали!

Его руки уверенно забегали по пульту. На экранах вспыхнул невообразимо яркий звездный узор на фоне слабо пульсирующего провала космоса. Корабль дрогнул, где-то далеко за спиной гулко заревели двигатели, и изображение на экранах медленно поплыло…

* * *

Ровольт ошарашенно молчал, прихлебывая вино. Его мокрые туфли сушились у камина, да и сам он – неожиданно продрогший, – едва войдя в залу, придвинул свой стул поближе к огню.

– Да, предок мой был со странностями, – говорил Торвард, вороша кочергой прогоревшие дрова, – одно его ясновидение чего стоит. Он все предусмотрел. Здесь тренажеры, учебные программы и кое-что по мелочи – так, на всякий случай: оружие и личное снаряжение имперского десантника. Правда, главный сюрприз ждет меня на борту линкора – дедуля прямо так и выразился.

– Погоди, – перебил его Ровольт, – погоди… я вот думаю: на ходу для управления линкором требуется семь человек в одну смену – но это только так, на очень короткий перегон, потому что корректировать курсовое счисление штурманам приходится постоянно. Наши предки, имея великолепную кибертехнику, совершенно ей не доверяли, умники. Да-а… без штурмана на «Валькирии» вообще не полетишь – ты об этом знаешь?

– Я проштудировал штурманские программы, – возразил Королев. – И самое элементарное решение мне вполне по силам.

– Программы! Программы, как я понял, у нас есть по всем основным специальностям – но время, Тор? Смотри, – Ровольт начал загибать пальцы:

– Двое пилотов, трое штурманов, инженер генераторной группы, инженер локационных систем – итого семеро. Ну даже пускай два штурмана – шестеро! – где их взять? Имперские корабли обслуживались огромными экипажами, они строились таким образом, чтобы за счет большого количества боевых постов обеспечить предельную гибкость в бою. Для того, чтобы смело идти на «Валькирии» в атаку, нужно иметь минимум триста человек. Да, она действительно сможет стереть в порошок кого угодно и что угодно, но для этого нужно, чтобы за пультами сидели люди, потому что всем этим хозяйством нужно управлять.

– Н-да… семь человек. А ведь корабль нужно прежде всего куда-нибудь отогнать и разгрузить. По словам дедули, «Валькирия» перегружена так, что с трудом разгоняется.

– Вот видишь – нужно, нужно… одно только «нужно». Хотя, конечно, глаза боятся, а руки делают. Впрочем, штурман у меня есть, и штурман толковый.

11
{"b":"31917","o":1}