ЛитМир - Электронная Библиотека

– Гм, – Ровольт довольно поскреб подбородок. – Это здорово. Штуковина полезная – спасибо твоему предку, – они нам очень пригодятся. Ну, давай вытащим следующий.

Кряхтя, друзья подняли второй скутер – под ним обнаружился еще один листок с уже известным текстом.

– Дед и здесь все предусмотрел, – улыбнулся Торвард, закрывая ящик. – Ну что ж. Сейчас ты отгонишь эти штуки на яхту, я закрою склеп, отключу все в доме, и можем стартовать.

– Годится, – кивнул Ровольт.

Когда вчерашний полковник покинул склад на последней, третьей, машине, Королев запер дверь и поднялся наверх. Тихонько пискнул транскодер, и холм закрылся навсегда. Торвард знал, что там, внизу, включился механизм саморазрушения системы, и в ближайшие месяцы холм осядет, навечно похоронив и темный лабиринт, и пустые уже склады, – он сделал свое дело, пора и на покой.

Снег таял. Ослепительный диск веселого зимнего солнца играл в ветвях столетних дубов, лучи его окрашивали мохнатые сугробы в призрачно-синий цвет. Торвард медленно шел по тропинке, протоптанной в снегу аллеи, и смотрел на свой дом.

Он оставлял его навсегда. Теперь его родовым замком станет смертоносный стальной дракон, рожденный для сражений в звездных безднах пространства. Судьбе было угодно совершить боевой разворот, и тот, прежний, Королев канул в прошлое – стоящий на белых ступенях человек мало напоминал усталого лейтенанта, вернувшегося домой прошлым летом. Торвард изменился даже внешне… тело его стало узким и гибким, бритую некогда голову украшала шапка густых черных волос, изменилась даже походка, приобретя характерную расчетливую плавность.

Лейтенант Королев перестал существовать – дом с белыми башнями покидал тот, кому суждено было принести в сонный мир неожиданный, давно забытый страх. Тот, кому предопределено было стать олицетворением ужаса и жестокости, боли и отчаяния. Ночным кошмаром. Повелителем призраков. Бичом Божьим. И всеобщей Надеждой.

Обитатели Миров еще ничего не знали, они ели, пили, веселились, подсчитывая прибыли, ожидаемые от вновь захваченных планет, – они делили поля и рудники, моря и небеса, чужой пот и чужую кровь. Откуда им было знать, что не пройдет и года, как их привычный мир, такой сытый и спокойный, взрежет, словно ножом, чудовищная черная тень, вынырнувшая из забытого и проклятого прошлого, и на голову им рухнут неуязвимые легионы. Эти молчаливые призраки будут безжалостны и деловиты, и никто – никто! – не сможет их остановить.

Они спали… А на широкой белой лестнице стоял тот, кого они назовут Черным Бароном.

* * *

– Вставай, – голос Ровольта прогрохотал в его голове, словно раскат грома. Торвард открыл глаза и потянулся.

– Мы… уже?

– Нет, – усмехнулся аврорец. – Мы на орбите. Вылезай из капсулы, и пошли – завтрак ждет тебя в рубке.

Королев потер глаза, зевнул и упруго спрыгнул на пол.

– Где моя одежда?

– Одень вот это, – Ровольт протянул ему прозрачный пакет. – Я полагаю, такой наряд будет наиболее уместен.

– Что это? Имперский десантный комбинезон? Н-да, пожалуй, ты прав. Ты связался со своим другом?

– Тор, на этой планете нет систем мобильной связи. Впрочем, ты сам все увидишь. Одевайся, идем.

Торвард ополоснул лицо под струей ледяной воды, утерся толстым подогретым полотенцем и с хрустом разорвал пластик пакета. Натянув темно-зеленый комбинезон, он впрыгнул в высокие мягкие сапоги и приладил на бедрах пояс.

– Ну вот, – улыбнулся Ровольт, – теперь мы с тобой как братья-близнецы…

– Угу, – кивнул Королев, расправляя складки на талии, – точно.

Аврорец захлопнул крышку анабиозной капсулы и вышел в тесный коридор нижней палубы крохотного суденышка.

Яхта была готова к посадке, пульт управления, рассчитанный на одного человека, уже жил своей тревожной жизнью, моргая огоньками сенсоров и индикаторных панелей.

– Как тут с климатом? – спросил Торвард, рассматривая висящий на экранах голубоватый диск планеты.

– Климат не очень. – Ровольт скользнул в пилотское кресло и положил руки на штурвал. – Жарковато. Ты ешь пока. И вот еще что: там, под переборкой, лежит ящик, в нем оружие. Достань и заряди.

Королев сел на откидной стульчик справа от пульта и поставил на колени тарелку с яичницей. Планета на экранах начала увеличиваться: Ровольт стронул яхту с орбиты и пошел на посадку. Корабль входил в атмосферу пологой спиралью, постоянно придерживаемый пока еще ленивыми вспышками тормозных дюз.

– Что в ящике? – жуя, спросил Торвард.

– Я взял восьмисотый «нокк», – ответил Ровольт. – Магазины там же.

– «Нокк»?! – поразился Королев. – Да в кого же из него тут стрелять? Ты представляешь себе мощь этой игрушки?

– Представляю, Тор, представляю. Уж не думаешь ли ты, что я проспал весь полет? Я ковырялся в учебных программах и теперь более или менее в курсе здешних дел.

– И что – решил не мелочиться?

– Именно. Черт возьми, это дикий мир! Ты что думаешь, здесь царят закон и порядок?

Торвард молча поставил на пол пустую тарелку, отхлебнул из принесенной Ровольтом кружки кофе и распахнул лежащий у стены длинный узкий ящик. В ящике находились два черных промасленных чехла и десяток ребристых коробок – магазины. Вскрыв чехлы, Торвард тщательно протер вороненые четырехствольные излучатели, подогнал пряжки на ремнях и вогнал в каждый «нокк» по магазину. Оружие ожило: над рукоятками вспыхнули огоньки индикаторных глазков, информирующих о расходе боеприпасов. Сейчас они показывали цифру 400.

– Садимся, – сказал Ровольт. – Сейчас нас начнет трясти.

Яхта забилась мелкой дрожью форсируемых двигателей; на экранах с бешеной скоростью улетала под днище скалистая коричневая равнина. Ровольт закончил торможение, корабль застыл на месте и затем медленно пошел вниз. Толчком отстрелились опоры шасси, и, качнувшись последний раз, яхта замерла на площадке между песчаным холмом и мрачного вида серо-зеленым лесом.

– Приехали. – Ровольт покинул свое кресло, потянулся и, нагнувшись, выхватил из ящика заряженный «нокк». – Пошли, Тор, скутеры под шлюзом.

– Я надеюсь, ты запасся сигаретами, – буркнул Торвард, выходя вслед за ним из рубки.

– Мелочи навьючены на наших зверей. В общем-то, лететь нам недалеко, но на этой гостеприимной планете никогда не знаешь, что тебя ждет, так что я захватил и еду, и кое-что еще.

Возле внутренней двери единственного на яхте шлюза действительно стояла пара желтых машин с пристегнутыми по бокам сумками – точнее говоря, Ровольт приспособил для этой цели стандартные десантные баулы, накрепко привязав их к специальным петлям под сиденьями. На рулях скутеров висели имперские шлемы.

– Этот твой, – указал аврорец на правую машину.

Торвард надел шлем, включил спрятанную в поясе систему управления комбинезоном и сел в седло своего «Ронга». Мягко фыркнул двигатель, отрывая скутер от пола. Сидящий рядом Ровольт одобрительно хмыкнул и дотянулся рукой до сенсора, управляющего шлюзом.

Массивная дверь уехала в сторону, и следом за ней, чуть отставая, пошел и внешний люк – Ровольт открыл корабль «нараспашку», не видя нужды в стандартном шлюзовании.

В коридор ворвался поток горячего влажного воздуха: ветер почему-то пропах водорослями, хотя Королев мог поклясться, что рядом нет ничего похожего на море.

– Вперед! – Ровольт спустил на лицо черное забрало шлема и прыжком вынырнул наружу.

Усмехнувшись, Торвард проверил, как висит на бедрах его «нокк», и осторожно двинул скутер вперед. Машина выплыла из тесного помещения, чуть качнулась и плавно опустилась, выдерживая прежнюю высоту в полметра от поверхности. Висящий рядом Ровольт закинул руку с пультом управления, запирая корабль. Торвард настороженно огляделся. Лес, стеной начинавшийся прямо от борта яхты, показался ему чужим и зловещим. Из переплетения скользких на вид ветвей не раздавалось ни единого звука: возможно, все его обитатели попрятались, перепуганные грохотом садящегося корабля, но тем не менее… лес не сулил ничего хорошего.

13
{"b":"31917","o":1}