ЛитМир - Электронная Библиотека

Скутер несся по кругу, «нокк» в руке Королева продолжал грохотать, вздымая внизу клубы перемешанной с кровью пыли, – он умолк только тогда, когда пустой магазин, сухо щелкнув на прощание, полетел вниз, в желтый туман полыхающих улиц.

Торвард бросил руль и тремя стремительными движениями вогнал в казенник излучателя новый. Замерший было в воздухе скутер снова взвыл двигателем и полез в небо.

– Они удирают! – закричал Борзенц. – А у меня заряды кончились – как назло!..

– Хрен с ними, – ответил Королев. – Вон и Барт!

Из-за соломенного треугольника молельни быстро поднимался второй «Ронг» с тремя силуэтами на спине. Пройдя над ним, Торвард помахал излучателем и резко крутнул рукоять акселератора.

– У-уу, какой класс, – восхитился Борзенц, вытирая пальцами слезящиеся глаза. – Вот это ощущения, да-а…

– Все в порядке? – к опустившемуся во дворе скутеру спешил встревоженный Пройсс. – Где Барт?

– Вон он, – Торвард небрежно махнул рукой в небо за спиной. – Все нормально. Но как они разлетались во все стороны! Видел бы ты, что делает с людьми эта пушка!

– Это точно, – подтвердил Борзенц. – С таким оружием я готов воевать против кого угодно! Слушай, ты дашь мне полетать на этой штуковине?

– У тебя будет собственный, – улыбнулся Королев, хлопнув его по плечу. – Ха-ха, мы надерем им уши! А вот и Ровольт.

Двигатель приземлившегося скутера умолк, ухмыляющийся Ровольт спрыгнул на плотно утоптанную глину внутреннего дворика и, дурачась, ткнул Торварда кулаком в грудь:

– Ты поспел вовремя, старина. Позволь представить тебе миледи Милен, столь славно тобою спасенную.

– Просто Милен? – учтиво улыбнулся Королев, поворачиваясь к стоящей рядом с ним высокой стройной женщине.

– Просто Милен, – кивнула та. – По некоторым причинам… Хочу поблагодарить вас, милорд…

– Пустое, – махнул рукой Торвард. – Пройсс?

– Стол готов, командир.

Две молоденькие девушки в светлых накидках заканчивали сервировку традиционного низкого столика под соломенным навесом. Пройсс взмахнул рукой, приказывая им убраться, и первым шагнул на глиняный подиум.

– Прошу, господа…

Торвард уселся в предупредительно подставленное хозяином кресло и негромко спросил:

– Где Кейнкросс, Эл?

– Он будет через час, – так же тихо ответил энергетик. – Что-нибудь важное?

– Ничего особенного… Итак, Барт?

Ровольт поскреб затылок и достал сигарету.

– Все в порядке. Милен здесь с положительным ответом.

Королев перевел взгляд на породистое загорелое лицо молодой женщины. Она ответила ему спокойной уверенной улыбкой, в глубоких темных глазах блеснули задорные искорки.

– Ваша специальность, Милен?

– Штурман первого класса. Вас интересует суммарный налет? Он довольно велик для моего возраста.

– Я не астронавт, – мягко усмехнулся Торвард. – Кораблем командует лорд Ровольт. Я всего лишь возглавляю наш нарождающийся клан. Вам приходилось летать на тяжелых кораблях?

– Я была штурманом на дальнем крейсере класса «Зеро».

– Следовательно, вы с Авроры? Если так пойдет и дальше, то старшие офицеры борта образуют этакую аврорскую диаспору – вы, Ровольт, Кейнкросс… Что ж, давайте поговорим предметно. Мне хотелось бы быть уверенным в своих людях. Я полагаю, Барт вкратце разъяснил вам суть моих требований?

– Да, конечно, – женщина на секунду замялась, – мне ясны ваши цели… и меня вполне устраивает способ их достижения. Впрочем, какая разница? У меня нет ничего и никого – а вы, в конце концов, предлагаете какую-то перспективу.

– Я предлагаю работу, – жестко произнес Торвард. – Работу грязную и весьма далекую от легальной. Я предлагаю вам кресло второго штурмана пиратского клана. Это забава не для слабонервных. Если вы чувствуете, что в какой-то момент в вашей душе может проснуться нечто, напоминающее страх или, тем паче, гражданскую совесть, вам лучше сразу сказать мне «нет». Повторяю, я должен быть уверен в своих людях.

– Страх? – горько усмехнулась Милен. – Совесть? Забудьте свои сомнения, милорд. Вы видите перед собой людей, которым некуда больше бежать – наш бег окончен. Здесь, на этом Богом проклятом Оксдэме, наша конечная остановка. По крайней мере для меня точно – я здесь просто не выживу.

– Вот как? В таком случае я приказываю вам забыть эти пораженческие настроения и навеки проклясть ваше ощущение обреченности. Я не желаю видеть в рубках людей, ощущающих себя неудачниками. Не же-ла-ю! Прошу это запомнить! Так, – Торвард отхлебнул из деревянного кувшинчика и легонько стукнул ладонью по столу, – Ровольт!

– Слушаю, командир.

– К вечеру всех наших людей переодеть и определиться с личными тренажерами. Тренировки начинаем с завтрашнего утра. Борзенц! Кейн говорил мне, что у вас есть подходящие мне люди?

– Так…

– К вечеру они должны быть здесь. Успеешь? Хорошо. Все свободны, господа. Через час после заката – сбор, получение обмундирования и инструктаж на завтра. Ровольт, останься.

Полковник вернул свою уже приподнятую задницу в плетеное креслице и невозмутимо забросил в рот горсть мелких оранжевых ягод из стоящей на столе вазочки.

– Ты круто начинаешь, Тор.

– Иначе я не умею. Мне нужен слаженный и дисциплинированный экипаж – мы, кажется, не на пикник собираемся. Вот что, Барт… людей следует переодеть – нам ни к чему толпа оборванцев. Слетай на яхту и привези десяток десантных комбинезонов. А для меня захвати имперский офицерский мундир – он лежит в моем кофре, в третьей каюте.

– Ладно… Но, Тор, мы не сможем тренировать всех сразу!

– У нас будет время… в течение перелета. Я хочу отправляться сразу, как только мы наберем десятка полтора человек. Кейн внушает мне доверие – он мужик толковый, это сразу видно. Он справится, я уверен.

– Хорошо. – Ровольт встал и оправил на себе пропыленный комбинезон. – Думаю, не сегодня завтра мы стартуем.

* * *

Ровно шипящие вентиляторы не справлялись с повисшим в рубке дымом – его было слишком много, в тесное помещение набилось восемь человек, и почти все они нервно курили, стряхивая пепел прямо на ковер. Яхта начинала второй виток вокруг громадной желтой планеты никому не известной системы, упрятанной в глубине мощного пылевого облака. Медовый диск, задернутый сумрачной пеленой плотной и ядовитой атмосферы, занимал всю площадь экранов без остатка – края его терялись за пределами обзорного поля корабельных «глаз».

«Валькирия» молчала. Торвард вновь и вновь нажимал на выпуклый сенсор массивного транскодера, который висел у него на поясе, но система опознания корабля не отзывалась. Народ в рубке тихо психовал – брошенная Крейнкроссом фраза по поводу возможного отказа систем защиты от вторжения изрядно испортила настроение всем пассажирам яхты.

– Я меняю орбиту. – Ровольт смахнул со лба мелкие бисеринки пота и решительно положил руку на моторную панель.

– Хорошо, – кивнул Королев, – снижайся. В конце концов, я и в самом деле не знаю, с каких высот следует начинать вызов, – речь шла только об тормозном ограничении в пятьсот километров.

Яхта ощутимо качнулась, в корме глухо ахнул маршевый двигатель. Прикусив губу, Ровольт бросил кораблик в верхние слои атмосферы – по экранам понеслись белесые клочья тумана, довольно странного на такой высоте.

– Ниже, Барт, – процедил сквозь зубы Торвард.

Ровольт шумно выдохнул и сжал штурвал, его тонкие пальцы побелели, став похожими на щупальца леггах, с которыми Королев сталкивался когда-то по службе.

– Черт бы нас побрал, Тор!

– Ниже! Это все шутки моего дедушки… НИЖЕ!

Вновь раздался приглушенный кашель марш-мотора. Картинка на экране понеслась с головокружительной быстротой. Пронзительно взвыли дюзами носовые тормозные двигатели… и через секунду транскодер на бедре Торварда взорвался торжествующим сытым ревом. Ответом ему был восторженный рев людей в рубке.

– Поздравляю, господа! – крикнул Королев. – Мы у цели!

– Поймал целеуказание, – доложил Ровольт. – Начинаю снижение.

16
{"b":"31917","o":1}