ЛитМир - Электронная Библиотека

Завтрак был прерван появлением Ровольта.

– Я решил, что лучше встать пораньше, – объяснил он в дверях. – Слушай, дружище, ну и видик же у тебя! Откуда этот древний шик?

– Тебе не нравится? – Торвард ревниво глянул в огромное зеркало на стене холла.

– Как раз наоборот, тебе идет… Тоже наследство?

– Разумеется. Ты уже позавтракал?

– Да. Давай поторопись, уже почти восемь.

– Без десяти… Присядь, я сейчас.

Быстро допив кофе, Торвард застегнул на бедрах пояс с пустой пока еще кобурой и вышел в холл.

– Эти ботфорты изменили твою походку, – ухмыльнулся Ровольт. – Ты стал каким-то… стремительным, что ли. Раньше ты ходил не так.

– Каблуки, – пожал плечами Королев, отмыкая тяжелую дверь командирской рубки. – Заходи.

Просторное помещение было залито ярким светом потолочных плафонов. В боевой обстановке освещение изменялось – верхний свет уступал место мягкому полумраку, создаваемому козырьками пульта и стоек с аппаратурой. Отсюда можно было управлять действиями всех боевых постов корабля, напрямую выходить на любой коммутирующий узел и на любой «мозг». При необходимости в командирской рубке могли работать три человека: сам командир корабля, старший штурман и офицер связи. Огромные вогнутые экраны позволяли видеть все, что видели пилоты в центральном ходовом посту.

Здесь, в командирской рубке, находились главные визирующие «ключи» корабля: команда «ключ на старт» или «ключ на залп» могла исходить только от командира или от старшего офицера, находящегося в рубке. Рубка управляла системами дальней связи, рубка давала команду на открытие десантных деков, без визы рубки невозможны были любые курсовые эволюции, отклоняющие корабль от заявленного штурманом карт-лайна; в уютном светлом зале сходились миллионы ниточек-нервов огромного корабля.

– Честно признаться, я здесь не очень-то ориентируюсь. – Ровольт уселся в высокое кожаное кресло перед пультом и от греха подальше сунул руку в карманы комбинезона. – Где тут сирена?

– Не спеши, у нас еще две минуты. – Торвард сел рядом с ним и пробежался пальцами по панели наружного обзора. Экраны озарились тусклым светом туманной равнины. – Вот и твоя скорлупка… стоит, родимая.

– Я думаю, угонять ее тут некому, – улыбнулся Ровольт.

– Да, вероятно… а вот тебе и сирена.

Помещения линкора пронзил истошный рев, способный прервать самый крепкий сон, – он проникал в каждую щель, от него, казалось, дрожали даже мощные лепестки межсекторных диафрагм в лабиринте нижних палуб. Торвард отнял руку от сенсора. Сидящий слева Ровольт сунул палец в ухо и недовольно пробурчал:

– С ума сойти, даже здесь слышно! А что творится в отсеках?

– Да, там, пожалуй, шумно.

– Шумно? Да от такого шума в Хибернаторе можно проснуться!

– Привыкнешь. – Торвард отключил сирену и вытянулся в кресле. – Сегодня мы вылетим, Барт… Сперва уйдешь ты – потому что иначе «Валькирия» сожжет при взлете твою яхту, – а потом и мы. Сколько тебе нужно времени, чтобы добраться до Авроры?

– Десять-двенадцать суток. Отсюда ближе… Но когда я вернусь – это другой вопрос. Конечно, я не собираюсь торчать там долго, но ты сам понимаешь ситуацию.

– Н-да, понимаю… понимаю. Знаешь, у меня к тебе такая просьба – доберись до Брэдхэма, это недалеко, и найди в моей бригаде мастер-сержанта Эдгара Лумиса. Если ты толково объяснишь ему ситуацию, он пойдет с тобой, не задумываясь. Эдди дорог мне… когда-то он вынес меня на своей спине из огня.

– Хорошо. Я перезаряжусь на Авроре, и это не составит проблемы. Эдгар Лумис, да? Сто шестая бригада, если я не ошибаюсь?

– Точно, сто шестая. Ну что, двинули?

– Идем, командиру не пристало опаздывать…

У дверей кают-компании их уже ждали. Переодетые в синие облегающие комбинезоны офицеров имперских ВКС, люди мало отличались от тех, кто когда-то нес вахту в боевых постах «Валькирии». Разве что прически да отсутствие погон и эмблем на рукавах выдавали их принадлежность к другому времени.

– Доброе утро, – приветствовал свой экипаж Торвард. – Все здесь?.. Отлично, заходите.

Люди заняли кресла перед голографическим камином, развернув их к бару, а Торвард зашел за стойку и некоторое время молча возился там, наливая себе тонизирующую смесь.

– Сегодня мы стартуем, – сообщил он, устраиваясь на высоком табурете под стойкой. – Команда «ключ на старт» будет дана через полчаса. Необходимо решить вопрос с вахтами. Я думаю, сделаем так: весь перегон расчетам придется провести на постах. Вахты – по восемь часов на нос, спать будем в рубках. Ясно? Так… по поступлению команды штурмана готовят курсовой расчет. Взлет – после утверждения карт-лайна. Да, вот еще что: лорд Ровольт нас на время покидает, поэтому в его отсутствие функции старшего офицера ложатся на Кейнкросса. Вопросы есть?

– Состав расчетов, командир? – приподнялся штурман.

– Состав прежний. В ходовой рубке работают Гот, Мерсар и я. Эллен пойдет в аппаратную к Борзенцу, в остальном – без изменений. Все? Хорошо… по местам, начинаем предстартовые тесты.

Он вышел первым, оставив кают-компанию открытой – на тот случай, если кому-нибудь захочется промочить горло в свободное от вахты время. Лифт опустил их с Ровольтом вниз, к правому носовому шлюзу, рядом с которым ждала хозяина хрупкая яхта.

– Так я и полечу со всем тем барахлом, что лежит в трюме, – улыбнулся полковник.

– А я и не думал ее разгружать, – возразил Королев. – Это, как ты выразился, барахло поможет тебе быть более убедительным, а? Да и убережет в случае чего.

– Тоже верно…

Ровольт распахнул один из шкафов в коридоре и принялся переодеваться в имперский скафандр.

– Свои два я оставлю тебе, – сказал он, – на память. Носи на здоровье.

– Последнее, – остановил его Торвард, задержав на полпути руку со шлемом, – я смогу с тобой связаться. Точнее, я смогу достать тебя по прибытии на Оксдэм. Ты, конечно, мне не ответишь, но услышать меня сможешь. Давай договоримся так: я выйду в эфир на основной боевой частоте аврорского флота… годится?

– Это может быть рискованно.

– Не страшно… просто модуляторы «Валькирии» настроены на более высокий диапазон, и стандарт Т2-Т4 – это самый низ их диапазона. А если кто-то и услышит – что с того? Твой позывной… что бы такого придумать?

– Пускай будет «Зеро», – хмыкнул Ровольт.

– Хорошо, пусть так. Ну, – Торвард хлопнул друга по плечу, – удачи!

– Тебе того же! Будь внимателен при посадке.

– Обязательно.

Торвард постоял в коридоре, глядя, как закрывается массивная внутренняя дверь, бросил взгляд на часы и поспешил в свою рубку.

Огромный командирский пульт уже жил своей жизнью, мигал сотнями контрольных огоньков, по тускло светящимся окошкам дисплеев неторопливо ползли ряды цифр, отображая процесс тест-прогона систем в постах. Торвард плюхнулся в кресло и включил обзорные экраны. Яхта под бортом линкора готовилась к взлету, из потемневших раструбов ее дюз сыпались струйки зеленых искр. Танец искр становился все более веселым – и вот они пропали, уступив место ровному потоку неяркого изумрудного пламени. Приплюснутое тело небольшого корабля качнулось и стремительно пошло вверх, уходя из обзорного поля видеоглаз «Валькирии».

Торвард вздохнул и протянул руку к прозрачной крышке стартовой панели. Его палец коснулся выпуклого круглого сенсора – панель утробно булькнула в ответ, и на центральном ходовом дисплее вспыхнула алая надпись: «Предстартовая статическая».

– Командир, ответьте по боевой, – раздался под потолком голос Кейнкросса.

– Слушаю, – отозвался Торвард, включив громкоговорящую линию.

– Курсовой расчет выполнен. Ты готов принять карт-лайн?

– Так быстро? – удивился Королев. – Когда ты успел?

– Я начал еще вчера. У нас получается сорок шесть часов с финишем на орбите внешней планеты системы.

– Хорошо, пошел карт-лайн!

– Есть карт-лайн!

Отбарабанив сенсорами утверждение, Торвард переключил связь на общую линию:

20
{"b":"31917","o":1}