ЛитМир - Электронная Библиотека

– Слышу, Барт. Привет, бродяга! Я, честно говоря, зверски зол на тебя, сукин ты сын. Я уже пять раз тебя звал! Где тебя носило все это время?

– Это целый рассказ, старина. Вы готовы меня принять?

– Заводи пеленг и садись нам на спину – я сейчас врублю весь верхний свет и выброшу наружу посадочную мишень, тебе там хватит места. Давай, буду ждать!

Ровольт отключился. Торвард поднялся, снял со спинки кресла измятый синий комбинезон и вызвал Пройсса.

– Эл, включай все прожекторы в носовой части. На спине, я имею в виду, и раскрой приемный порт первого верхнего дека. Я сейчас подойду к тебе, поднимемся наверх, встретим их.

«Наверное, стоит напялить камзол, – подумал Торвард, глядя на перепачканный гидродинамической жидкостью комбинезон, – а то в таком виде… Хороший командир, нечего сказать!»

Черный с серебром наряд висел в шкафу – после возвращения на Оксдэм Торвард перестал его носить. Неимоверно большой объем работ, которые им пришлось выполнить, потребовал приложения усилий всех, кто находился на борту «Валькирии», и командир ее вкалывал вместе с остальными. Люди Королева работали как проклятые, за два месяца этого кошмара они сумели построить целый подземный город, укрепленный спрятанными в скалах противодесантными батареями.

Наверное, в имперские времена ни одному линкору не выпадало нести такую прорву груза – иногда Торварду начинало казаться, что поток разнокалиберных контейнеров, струящийся из брюха корабля, бесконечен, что он и его измученные товарищи попали в какой-то нереальный мир, в котором нет ничего, кроме этих бесчисленных ящиков и капсул. Но они разгрузились! И продолжали строить, только теперь уже не склады, а тщательно замаскированный оборонительный комплекс. Кейнкросс первым понял, что Оксдэм надолго станет их базой снабжения – ибо погрузить это все снова в корабль было бы просто невозможно…

Королев надел свой зловещий старинный костюм, бросил в кобуру ставший уже привычным «тайлер», тщательно причесался, поправил расшитую мелкими рубинами портупею и вышел в коридор, держа под мышкой широкополую черную шляпу с высокой тульей, на которой угрюмо скалился шитый серебром двуглавый имперский орел.

Пройсс уже ждал его – энергетик стоял перед пультом с влажным после умывания лицом, задумчиво дымя сигарой из богатейших корабельных запасов.

– Они сели, – сообщил Пройсс. – С минуту назад.

– Так быстро? – поразился Торвард. – Ничего себе скорость!

– Да, всего десять минут… мы идем?

– Пошли, Эл. Проветрим мозги – давненько я не гулял по ночам…

Капсула доставила их к лифту верхнего носового дека – здесь, в небольшой пещерке, под самой броней находились два легких катера-разведчика. Лифт прыгнул вверх, миновал ненужный сейчас шлюз и остановился перед коротким эскалатором атмосферного створа.

В лицо ударил холодный сухой ветер, несущий колкие потоки вездесущих песчинок, и Торвард поспешил нахлобучить свою шляпу. Черная спина линкора сияла в нестерпимо белом свете мощнейших прожекторов, развернутых вокруг двустворчатой прямоугольной пятки, предназначенной для приема катеров в походе, и стоящая на ней яхта чуть ли не светилась в ответ. Приплюснутое белое суденышко вдруг показалось Торварду трогательно-жалким, этакой беззащитной букашкой, примостившейся на черном плече спящего великана. Прикрыв лицо шляпой, он зашагал по гладкому металлу.

В борту яхты раскрылся люк, и на рифленое покрытие пятки спрыгнула гибкая фигура в облегающем тело комбинезоне.

– Ну наконец-то, – Торвард отбросил в сторону окурок и поднялся навстречу другу, – наконец-то, гуляка ты чертов! Как дела, докладывай!

– У меня дела хреновые, – улыбнулся Ровольт. – А вот у нас с тобой – в общем-то, ничего. Я привез почти сто человек и кучу новостей.

– Сто человек?! Как?

– Они прибудут со дня на день – я купил грузовик. Точнее, мне помогли его купить, но это сейчас не важно… Здесь со мной восемь офицеров, их нужно разместить по каютам.

– А!.. Сейчас, пусть выходят. У меня дежурит Пройсс – да вон стоит, он разберется.

Махнув рукой Пройссу, Ровольт исчез в люке. Через минуту оттуда посыпались незнакомые люди в разномастных цивильных нарядах.

– Постройтесь, господа! – приказал Королев, разглядывая своих офицеров. – Прямо здесь, под люком.

Все они были достаточно молоды, и характерная быстрота, с которой вновь прибывшие образовали короткий строй, выдавала кадровых офицеров, скорее всего флотских. Двое новоприбывших оказались женщинами, одетыми почему-то в мужские костюмы, причем женщинами хорошенькими: одна была тонкой высокой блондинкой с томными серыми глазами, другая – миниатюрной, русоволосой и чуть скуластой. Такую внешность могла иметь только дама из благородного аврорского семейства, в этом Торвард был совершенно уверен.

– Представляю вам вашего командира, – вынырнувший из люка Ровольт ужом прокрался за спиной Торварда и заговорил совершенно неожиданно, наслаждаясь недоумением, отразившимся на лице друга. – Лорд Торвард Королев, командир и владелец этого корабля, – ваш лорд и ваш командир.

– Не стоит церемоний, – Торварду стало жаль мучительно щурящихся людей, – познакомиться мы еще успеем. Главное – профессии?

– Два пилота, инженер-моторист, два десантника, оружейник и инженер систем жизнеобеспечения, – ответил за всех Ровольт. – А!.. Еще Энни – она врач.

– Отлично. Дежурный по кораблю отведет вас пока что в десантный кубрик, там вы сможете выспаться, а наутро я распределю вас по каютам.

В каюте Торварда Ровольт заметно помрачнел, от его веселого настроения не осталось и следа.

– Я должен тебе кое-что сказать, – начал он за спиной Торварда. Хозяин апартаментов торчал перед шкафом, доставая рюмки и приборы, – но с чего начать, даже и не знаю.

– Говори. – Королев подошел к столу и посмотрел ему в глаза. – Что?..

– Хэмпфри казнил Лумиса…

– Лумиса?! Как?

– Он посадил его на кол. Это еще не все. Бифорт отошел под руку Дома Хэмпфри. Лумис был оттуда – ты знал, наверное…

Торвард сел на край стола и закрыл лицо ладонями.

– Проклятая мразь, – хрипло прошептал он, – проклятая, проклятая мразь!!!

Не вставая, он дотянулся до плоской граненой бутылки, свернул пробку и, не глядя, налил себе полстакана. Пальцы его мелко дрожали.

– Как Лумис попал в руки этой падали?

– Он был в отпуске. Многое изменилось, Тор.

– Изменилось – что?

– Понимаешь, тот случай с тобой – он стал известен, кто-то не упустил возможности почесать языком, и Хэмпфри приобрел устойчивую репутацию труса и засранца. А тут – Лумис. Хайнц-Симон как раз обозревал свое новое владение… В общем, он попал ему под руку.

– Он что, не знал? Эд не был идиотом.

Ровольт осторожно взял из его руки бутылку, понюхал ее горлышко и наполнил свой бокал. Лицо Торварда, еще минуту назад смертельно бледное, стало оживать, покрываясь красными пятнами. Схватив со стола бутылку виски, он одним махом влил себе в глотку едва не половину ее содержимого, перевел дух и вопросительно посмотрел на друга.

– Хэмпфри сильно поднялся в Совете, – бесстрастно произнес Ровольт. – Лен Бифорт он получил в корм от Верховного Дома.

– Да, Бифорт был кормовым леном Верховных… – голос Торварда прозвучал скрипуче, словно в горло ему засыпали песка. – И вот Хэмпфри…

– Это еще не все, Тор.

– Не все? Что же? Говори, говори… Чем ты хочешь меня испугать?

– Ты объявлен в розыск на всех планетах Объединенных Миров – тебя ищет Хэмпфри. Тебе предъявлено обвинение в нанесении тягчайших оскорблений одному из Светлейших Домов – ты сам понимаешь, какому. Имущество твое секвестировано в пользу оного Дома…

– Меня? – задохнулся Королев. – Хэмпфри? Какая красота! Ну так я найду его сам! Я сдеру кожу с этого гребаного ублюдка – разрази меня гром, я сделаю это своими собственными руками! Я сожгу все его гнезда, во всех его ленах, я сгною в дерьме весь его род!

– Это будет непросто, – начал Ровольт, но договорить не смог, осекся на полуслове: в глазах Торварда светилось такое бешенство, что аврорец умолк, нервно сглотнув слюну.

23
{"b":"31917","o":1}