ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы не могли взлетать, ваша милость. Вы сами видели.

– Меня не волнуют твои идиотские оправдания. Мне на них плевать – вот так, да!

С этими словами его милость наследник изящнейше высморкался на грязный пол кабины и растер сопли носком новенького офицерского ботинка. Королев пожал плечами и отвернулся.

Коптеры мягко вползли в десантный дек потрепанного носителя и замерли в родных стойлах. Хэмпфри молча откинул крышку люка и спрыгнул на пол, лейтенант последовал за ним. Гордо подняв свою сплюснутую с боков узкую голову, наследник стремительными шагами удалялся в сторону выхода на палубы. Проводив его недоуменным взглядом, Королев еще раз пожал плечами и отправился принимать доклады сержантов – хотя особой необходимости в этом не было.

Через два часа, когда старая десантная «черепаха» уже легла в сверхсветовой разгон, унося ноги с непокорной планеты, его срочно вызвали в походную канцелярию бригады.

В тесном прокуренном помещении Королева ждал сам полковник Батлер, командир сто шестой мобильной. Впрочем, то, что от нее осталось, не тянуло и на дивизион. Батлер был мрачен.

– Что у тебя произошло с Хэмпфри? – спросил он, перебив уставной доклад лейтенанта.

– В сущности, ничего, – дернул плечом Торвард. – Мы не могли взлететь, ваша милость. Внизу были егерские танки.

– Но ведь как-то же вы взлетели?

– Над нами появился аврорский корабль. Он перепугал егерей, они стали отходить в ущелье. Мои люди это видели.

– Хэмпфри требует твоей крови. – Батлер прошелся по комнате и пнул носком ботинка переборку. – Мне, конечно, не нравится эта история, но его милость – наследник одного из Семи Домов… В общем, так: сдай мне личное оружие. По прибытии на базу тобой будет заниматься следственная комиссия. Я думаю, в обиду мы тебя не дадим. Но неприятности у тебя, конечно, будут.

Королев молча расстегнул кобуру и выложил на стол свой офицерский бластер.

– Я могу идти?

– Да, иди. Кстати, в операции принимал участие только один аврорец. Наблюдатель. Мы разыщем его, и если он подтвердит… В общем, иди. Не огорчайся раньше времени – на свете всякое бывает.

… – Итак, вы утверждаете, что находились под прицелом егерских танков противника? А вот ваш пилот, рядовой э-ээ… – седой майор-следователь порылся в бумагах, лежавших перед ним на столе, – рядовой Барни Бромберг – он утверждает обратное. Что скажете, лейтенант?

– Во-первых, я не мог бросить там людей его милости, – Королев на секунду умолк, куснул нижнюю губу и продолжал, – а во-вторых, стоило нам подняться хотя бы на пять метров, как мы неминуемо стали бы мишенью для танков…

– При чем тут какие-то люди его милости? – брезгливо поморщился молодой прокурор, сидевший справа от следователя. – Вы должны были спасать бесценную особу наследника, а не думать о каких-то солдатах!

– Лейтенант поступил так, как должен был поступить, руководствуясь принципами боевого кодекса чести, а не истерикой его милости наследника, – уверенно возразил холодный голос за спиной Торварда.

Королев мгновенно обернулся. В кабинете следователя стоял полковник Ровольт, затянутый в серо-голубой аврорский мундир. Правая рука его лежала на рукояти массивного бластера, торчащей из открытой поясной кобуры.

– Кто вы, любезнейший? – лениво поинтересовался прокурор, смерив полковника презрительным взглядом.

– Бартоломью Ровольт, Военно-Космические Силы Федерации Аврора. Я командовал кораблем-наблюдателем, именно мне выпала честь оттеснить танки противника в глубину ущелья. Я появился над полем боя совершенно случайно. И я подтверждаю показания лейтенанта Королева – целиком и полностью.

Прокурор досадливо повертел шеей, словно стоячий воротник мундира вдруг начал его душить.

– И вы готовы заверить свое подтверждение?

– Безусловно. – Ровольт шагнул к столу и приложил ладонь к панели судебного идентификатора. – Формулировка?

– Базовая, – кривясь лицом, прокурор коснулся сенсора включения.

– Я, Бартоломью Ровольт, лорд Ла-Мотт оф Аврора, рыцарь Лавердан, находясь в здравом уме и полной памяти, подтверждаю показания лейтенанта Торварда Эдгара Королева оф Кассандана по делу о неподчинении приказу принца Хайнца-Симона Хэмпфри оф Хэмпфри при проведении планетарно-десантной операции «Час Е»… что-нибудь еще?

– Достаточно, милорд. – Прокурор выключил прибор и посмотрел на Королева, ухмыляясь безгубым жабьим ртом. – Вы можете идти, лейтенант… вас вызовут.

Ровольт коротко кивнул сидевшим за столом, подхватил под локоть несколько опешившего Торварда и вместе с ним быстро покинул помещение.

– Вы второй раз подряд спасаете мою шею. – Лейтенант заглянул в бесцветные глаза астронавта и виновато улыбнулся. – Вряд ли я смогу отплатить вам тем же, милорд.

– Не порите чушь, старина. – Ровольт легонько похлопал его по плечу. – Вам здорово помогли два старых хрыча – ваш бригадир Батлер и его милость Волленберг. Должно быть, недоносок Хэмпфри крепко встал им поперек глотки. Волленберг сам вызвал меня. Хотя, боюсь, что это еще не конец.

Королев остановился посреди коридора.

– Не конец? Что вы хотите этим сказать?

– Поедемте в офицерский ресторан, дружище. – Полковник достал из нагрудного кармана кителя толстую сигару, понюхал ее и скривился. – Этот сукин сын Хэмпфри… нет, к суду вас уже не привлекут, но вот из армии скорее всего вышибут.

Выйдя из мрачного здания военно-судебной коллегии, они сели в поджидавший Ровольта у входа служебный кар. Водитель запустил двигатель и вопросительно обернулся.

– В «Звезду», – скомандовал Ровольт. – И подождешь нас.

Кар тронулся. Офицеры на заднем диване молчали. Ровольт не хотел начинать разговор в присутствии нижнего чина за рулем, а Королеву просто нечего было сказать… он пытался справиться с подступающим к горлу комом.

Промчавшись по висящей в сером небе ленте ситивэя, кар спустился в мокрую паутину городских кварталов и наконец замер напротив аляповатого двухэтажного здания, расположенного, по странной иронии судьбы, рядом с высокими воротами гарнизонной гауптвахты. Ровольт молча распахнул дверцу и нырнул в туман промозглого вечера. Следом за ним вылез и Королев.

– Я полагаю, вы уже никуда не спешите, дружище? – осведомился аврорец в холле ресторана.

Торвард молча кивнул головой. Спешить ему и в самом деле было больше некуда. Подозвав сухим щелчком пальцев распорядителя, полковник потребовал отдельный кабинет и меню высшего разряда. Метрдотель согнулся в почтительном поклоне и лично провел офицеров в глубину заведения.

– И потрудитесь проследить, чтобы нас никто не беспокоил. – Ровольт швырнул на низкий столик свою синюю с золотым шнуром пилотку и устало опустился в глубокое кожаное кресло.

Метр вновь поклонился и исчез. Достав из кармана сигару, полковник поднял глаза на сидящего напротив Королева:

– Не стоит так убиваться, старина. Волленберг сам просил меня передать вам, что они с Батлером сделали все, что смогли. Но Хэмпфри – вы же сами понимаете…

– Я отдал армии десять лет жизни, – глухо ответил Торвард. – Для чего? Для того, чтобы – вот так?..

Ровольт задумчиво покрутил золотую кисточку на своей пилотке.

– Вы, как я понимаю, родом с Кассанданы?

– Да, – кивнул Королев, – родом… вот именно что родом, не более того. Я покинул планету в тринадцать лет. Родители мои погибли три года назад. Все, что у меня есть, – это порядочный кусок плоскогорья да древний, еще имперских времен замок… и какая-то дурацкая рента. Я даже не знаю толком ее размеров. Впрочем, за три года, пожалуй, набежала изрядная сумма. Хе! Что я буду там делать?

– Ну, – ободряюще улыбнулся аврорец, – заведете семью, будете растить детей и жить в свое удовольствие – чем плохо? Нищета, я думаю, вам не грозит… Найдете себе хорошенькую деваху, которая нарожает вам ораву очаровательных карапузов. А?

– Я солдат. – Королев провел рукой по бритой голове и достал сигарету. – Солдат, а не фермер. И вся эта сельская идиллия – да пошла б она в задницу!

3
{"b":"31917","o":1}