ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Звание Баба-яга. Потомственная ведьма
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
И повсюду тлеют пожары
Агент «Никто»
Соль
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Сезон крови
Каждому своё 2
Американская леди

Пленные не были связаны – они понимали, что бежать им не дадут в любом случае.

Ланкастер глотнул коньяку, поставил бутылку возле своей ноги и произнес, не задирая вверх головы:

– Вы умрете не только потому, что пришли сюда незваными гостями. Нет. Смерть – это единственное, чего вы боитесь по-настоящему, не так ли?.. для меня, живущего совсем недолго, смерть ясна и понятна, она не вызывает у меня ни страха, ни особого желания отодвинуть ее подальше. Я знаю, что отпущено мне немного, и готовлюсь к уходу с самого рождения. Вы же, долгоживущие, способные увидеть и впитать гораздо больше меня, страшитесь смерти, как придавленная крыса.

– Ты слишком самонадеян, молодой, – гулко ответил ему один из пленных. – Ты всего лишь тень разума, не способная осознать бездны, наполняющие каждого из нас. И ты смеешь грозить нам смертью? Покорись! – и его голос вдруг загрохотал, на секунду пробудив в глубине Виктора безотчетный, атавистический ужас перед далекой грозой.

– Поздно, – ухмыльнулся он, придя в себя. – Вы опоздали на две тысячи лет как минимум. И еще, – Виктор встал, оказавшись на уровне груди гиганта, и положил руку на поясную кобуру: – знайте: никогда вам не встречался такой противник, как мы, люди. Мы безжалостны, мы стремительны, мы полны ярости, как крадущийся в ночи хищник. Вы ошиблись! Не ждите пощады – вы умрете как слизни, растоптанные нашими сапогами…

…Щелчок входной двери заставил его содрогнуться. Резко повернувшись, Ланкастер увидел высокого бронзовокожего офицера с густыми, вьющимися черными волосами, упрямо рвущимися из-под пилотки. Тонкий горбатый нос и несколько необычный разрез огромных темных глаз, дополняющие облик вошедшего, выдавали в нем уроженца Рогнара.

– Господин генерал, – немного удивленно козырнул он, – господин полковник… майор Кэссив Сугивара по вашему приказанию прибыл.

– Но у вас же… – начал было Виктор и тут же осекся, вовремя схватив себя за язык.

Он хотел сказать: «но у вас же человеческая фамилия!» – но вдруг с ужасом поймал себя на мысли о том, что этот офицер, такой же подданный Конфедерации, как и он, не является для него человеком.

– Да, господин генерал? – хлопнул глазами Сугивара, почтительно поворачиваясь к нему.

– Вы, как я понимаю, с Рогнара? Территориал?

– Нет, – удивление все еще сквозило в голосе начальника оперативного отдела, – я кадровый, последнего военного выпуска. И родился я на Авроре. Мать… да, она с Рогнара. А отец родился на Бифорте.

– Простите, майор, – словно оправдываясь – более, впрочем, перед самим собой, проговорил Виктор. – Что ж, так даже лучше. Присаживайтесь, у меня к вам небольшой разговор. Берите рюмку, и поболтаем. Ваш командир характеризует вас как э-ээ, истинного офицера в лучших, я бы сказал, старых традициях. Это как раз то, что сейчас нужно.

Сугивара совсем растерялся. Бросив изумленный взгляд на Томора, он нерешительно взял предложенный коньяк и уселся в свободное кресло у стены.

– Я готов выполнить любой приказ, господин генерал, – сказал он. – Но все же не совсем понимаю…

– Все достаточно просто, – улыбнулся Ланкастер, – и сложно одновременно. Вам приходилось в детстве играть в шпионов?

– Б-боюсь, что нет, господин генерал. Разве что, – Сугивара выдавил настороженную улыбку, – я любил приключенческие книжки, даже в Академии читал. Вы хотите предложить мне разведывательную миссию?

– Совершенно верно, майор. Разведмиссию в духе древних боевиков. С соблазнением женщин и распитием элитных коньяков. Томор уверяет, что вы справитесь. Как, а?

– О!.. – Майор Сугивара озабоченно потер нос. – Я надеюсь, погони и перестрелки идут в комплекте?

– Здорово, – засмеялся в ответ Виктор. – То, что надо, Антал. Нет, Сугивара, погонь я вам пообещать не могу. Будет просто совращение неприступной красотки с целью анализа ее характера, привычек и так далее – составление психологического портрета. Еще нужно будет вести с ней беседы о бедных заплаканных аборигенах, которым нечем вычесывать из бороды блох. Чем больше она вам расскажет, тем лучше для всех нас.

– А кого вы, собственно, имеете в виду?

– Здесь, помимо научников, работает небольшая группа представителей Комиссии по контактам, руководимая полевым офицером по имени Эрика Бонго. Сам я по некоторым причинам пока воздержусь от тесных контактов с этой, гм-м, особой. Зато я знаю, что дама здорово скучает без общества и, насколько мне известно, регулярно посещает казино научной группы. Для такого блестящего офицера, как вы, майор, вполне естественным будет желание перекинуться в картишки с умными людьми, выпить пару рюмочек – и, в конце концов, угостить милую грустную леди. Не так ли, Кэссив? Полковник Томор готов временно освободить вас от основных служебных обязанностей.

– Я постараюсь, – очень серьезно ответил Сугивара, – но вы же сами понимаете, господин генерал: на свете существуют и неприступные женщины…

– Да, бывают и такие, гм… отклонения от нормы. Но это, как мне кажется, несколько не тот случай. Вы, главное, дерзновенней, Кэссив. Вы же все-таки Десант!

– Я всего лишь зенитчик. Но, правда, и мы кое-что умеем. Когда мне приступать, господин генерал?

– Да прямо сегодня вечером. Выпейте для запаха и шуруйте в казино, – Ланкастер засунул руку в боковой карман кителя и вытащил небольшой черный конверт. – Здесь карточка, открытая на пользователя. Это вам на расходы. Не отнекивайтесь, выпивка тут стоит денег: вы представляете себе, во что обходится банальная бутылочка виски, доставленная военным транспортом с Авроры или Кассанданы? Вот то-то. А вам, майор, придется угощать даму не каким-нибудь пайковым дерьмом, а приличными напитками: не сомневаюсь, что в них вы разбираетесь ничуть не хуже, чем в системах целеуказания.

3.

– Те изменения, которые ты видишь сейчас – это, боюсь еще полбеды. Да-да, мой мальчик: может статься, это только начало.

Виктор покачал в раздумьи головой и, наклонившись, поднял из-под ног плоский серый камешек. Несколько секунд он катал его в пальцах, потом, резко, коротко и почти неуловимо размахнувшись, швырнул навстречу такой же серой волне. В соснах за его спиной, словно удивляясь, зашипел ветерок.

– Хотел бы я знать, сенатор, что вы имеете в виду на этот раз.

Сенатор Сомов, огромный, чуть выше самого Виктора, мужчина с копной густых, лишь слегка тронутых сединой волос и пронзительно-голубыми глазами вечного подростка, вынул изо рта сигару. Его длинный висячий нос смешно зашевелился:

– То, что в стратегическом сообществе пришли к власти люди, формально не повинные в ошибках войны – это только начало. Скажу тебе по секрету: первое, что они сделали, это собрали закрытое совещание начальников всех служб, вплоть до разведки Флота, и объявили им – итоги действий стратегических служб Конфедерации будут пересмотрены.

– В какую сторону? – немного удивился Ланкастер.

– Догадайся сам. Для начала они заявили, что операция «Четыре всадника» была отнюдь не ошибкой. Просто заявили: теперь таков их взгляд на проблему – без каких-либо на сегодняшний день комментариев.

Виктор дернул бровью. «Четвертый всадник»… за десять суток до заключения мира четыре экспериментальных сверхдальних корабля, не входящие в состав Флота, выскочив для эсис буквально из ниоткуда (те и представить не могли, что Конфедерация располагает тяжелыми машинами, фатально превосходящими по скорости и дальности все то, чем располагали они сами!), нанесли шокирующий удар по первой колонии их старейших и наиболее преданных прозелитов – джеров. Результат налета оказался весьма скромным, но важен был сам факт – на огромном расстоянии от миров Конфедерации появились боевые звездолеты с черно-золотыми крестами на бортах! И их не засек ни один патруль, ни одна стационарная сканерная система – они шли с ошеломляющей, невозможной скоростью. Формально джеры в войне с человечеством не участвовали, однако разведка прекрасно знала, что они, во-первых, поставляют патронам уйму стратегических материалов, а во-вторых, полностью взяли на себя патрулирование внутреннего периметра, контролируемого теми. Удар казался совершенно бесцельным и даже вредным: в тот момент наиболее трезвые головы пришли к мысли о том, что дальнейшее унижение и так поверженных Старых есть лишь пустая трата ресурсов. Руководители сообщества стратегических служб, однако же, были убеждены: именно этот удар окончательно склонил верхушку эсис к признанию своей военной неудачи.

19
{"b":"31926","o":1}