ЛитМир - Электронная Библиотека

Вино мягким горячим шаром скатилось в его нутро, и Беймаа сразу ощутил, как в груди весело заиграли крохотные теплые иголочки. Это было так непохоже на привычное отупение, наступающее после кружки того напитка, который его люди гнали из плодов дерева айхья, что старейшина не удержался и сделал еще пару глотков, потом лишь сообразив, что ведет себя невежливо по отношению к гиганту, разделившему с ним вино.

– Пре… красно, – выдохнул он, возвращая ему флягу. – Из чего вы делаете это?

– Из ягод, – просто ответил безбородый и поднял к небу чешуйчатый палец, – которые растут там, очень далеко отсюда. Когда мы будем вместе, у твоих детей тоже будет такое вино.

– Вместе? – поразился Беймаа, не понимая, что тот имеет в виду. – Вместе? Там, на небе?

– Здесь, – терпеливо пояснил гигант. – Мы с тобой – одного рода. У нас общие предки, просто ты и твои братья оказались в чужом мире. Ты же знаешь, как это было?

– Старики всегда говорят, – кивнул Беймаа, – что нас принесли злые демоны. А раньше мы жили среди лесов, полных кроткой дичи, и наши охотники не ведали чудовищ с равнины. Я не знаю, верить ли в это? Я многое видел и во многом сомневаюсь…

– Я знаю, ты искусный кузнец. Покажи, мне, какие ружья ты умеешь делать?

Старейшина удивился еще больше. Черному гиганту интересны его ружья? А впрочем, гордо вскинулся он, почему бы и нет. О, у Беймаа было что показать самому привередливому охотнику! Его ружья били на двести шагов, а некоторые и больше. Еще в молодости, когда он привел в свой дом самую первую жену, он придумал, как улучшить обработку ствола, и очень скоро к нему начали приходить охотники даже из самых далеких южных родов!

– Ты смыслишь в кузнечном ремесле, господин? – спросил он, вставая.

– Не очень, – улыбнулся безбородый. – Но я много лет учился: учеба помогает быстро приобретать нужные знания и навыки. Ты согласен?

Беймаа неопределенно дернул плечом и повел своего гостя (да, именно гостя, каким бы странным ни казалось ему подобное!) к главной мастерской.

– Сегодня шлюз на ручье закрыт, – пояснял он по дороге, – потому что шлифовать готовые стволы и резать пластины для замков мы начнем только дня через три. Сейчас мои подмастерья готовят прутки, которые затем расковываются в ленты. А из лент они будут крутить стволы. И только потом, проварив их, откроют шлюз, чтобы запустить механизмы. Потому что шлифовка и проточка требуют самого большого труда…

Старейшина распахнул скрипучую дверь из тяжелого дерева со странным спиральным рисунком, и Ланкастер шагнул в слабо освещенное помещение, наполненное, несмотря на вентиляционные окошки под потолком, тяжелыми запахами угля и горелого металла. Справа от него, у боковой стены, располагались три большие печи. Рядом с ними на прочных железных столах стояли большие грубые тиски и разной формы наковальни. Слева потолок наличествовал лишь частично, как задняя стена – через отверстия тянулись несколько ремней, приводивших четыре больших шкива, перед которыми на дощатом полу были уложены своеобразные рельсы. Приглядевшись, Ланкастер удивленно поднял бровь: выходило, что Беймаа додумался до системы модульных орудий! На шкив, вероятно, надевались то ли шлифовочные колеса, то ли сверла или фрезы, а по рельсам к этакому «станку» подгонялись специальные столы с тисками или оправками.

– Тебе часто приходится менять ремни, – утвердительно проговорил Ланкастер, заглянув за стену.

– Откуда ты знаешь, господин? – в очередной уже раз изумился Беймаа.

– Я вижу. И зубчатые колеса перекашивает, так ведь? Тебе нужен понижающий редуктор, поэтому ты мучаешься со шкивами, ремнями и прочим. А ведь все можно сделать довольно просто. Смотри.

Он взял с ближайшего стола небольшой кусок угля и принялся чертить прямо на досках.

– Сперва ты изготовишь обычное зубчатое колесо. Это не очень трудно, так ведь? А потом нужно будет сделать вот такой вот винт, только большой. Ты насадишь его на любой нужный тебе вал и получится пара – червяк-шестерня. Не нужно будет ломать голову, как изменить направление отбора мощности с главных колес и мудрить с перекосом шкивов в разных плоскостях, отчего рвутся ремни.

В глазах кузнеца загорелся огонек.

– Конечно! – воскликнул он, хватая с пола еще одни уголек. – Винт будет постоянно вращать шестерню, значит, вторичный вал пойдет под углом, а там еще пара шестерен, и никаких перекрученных ремней! Ах, как же я не придумал этого раньше! Вы великий мастер, господин!

– Вздор, – сказал Ланкастер и увидел, как из невысокой дверцы в дальней стене осторожно высунулась чумазая физиономия с редкой еще растительностью на щеках и подбородке.

Видя, что хозяин увлеченно беседует со страшным гигантом и совсем его не боится, подмастерье сделал знак, и в кузницу выползли остальные – и мастера, и ученики. Ланкастер тем временем вытащил из ножен свой меч.

– Ты смог бы отковать такой, кузнец? – спросил он.

Сверкающий клинок доходил Беймаа до пупка, а весь меч с длинной, под две ладони рукоятью и замысловатой гардой – аж до кончика его красноватого носа. Кузнец очень аккуратно принял оружие из рук Ланкастера, уважительно взвесил на ладонях и закатил глаза, разглядев гарду. Орел и дракон угрожающе щерились на него из-за разлапистого черно-золотого креста. Беймаа осторожно попробовал пальцем заточку, восхищенно дернул плечом и вернул меч хозяину.

– Это работа больших мастеров, – сказал он. – Но, господин, я никогда не встречал такого металла!

– Ты не встречал еще многого… теперь покажи мне свои ружья, Беймаа.

Старейшина согласно боднул головой и коротко приказал двоим мастерам достать из кладовых недавно оконченный заказ. Вскоре те появились, неся с собой три длинноствольных мушкета. Ланкастер взял один из них в руки, заглянул в ствол – качество обработки оказалось вполне приемлемым, хотя абсолютно прямым назвать его было трудно, и внимательно осмотрел замок. Детали выглядели аккуратными, без заусенцев и даже царапин, очевидно, их тщательно полировали, и хорошо подогнанными. Он взвел тугой курок, в клюве которого уже закрепили кремень, нажал на спусковую скобу, и удовлетворенно хмыкнул. Тяжелый приклад из прочного черного дерева тоже долго полировали, он ладно ложился в руку, сразу наполняя стрелка приятным чувством оружия.

– Продай его мне, старейшина, – попросил Ланкастер, с улыбкой глядя на Беймаа. – Я не знаю, что тебе дать, но могу, например, вот это.

И, положив мушкет на стол, генерал отцепил от пояса ножны десантного тесака.

Кузнец с восторгом вытащил тесак, повертел его на свету – рядом зацокали языками любопытные мастера, – и вздохнул.

– Он никогда не затупится, – сказал Ланкастер. – Им можно резать и пилить любое, самое крепкое дерево. А в рукоятке – выкрути заглушку, видишь, – набор инструментов, которые намного прочнее твоих. Если соединить его с ножнами, можно кусать проволоку или резать железо. Ну хорошо, – прибавил Виктор, видя, что кузнец колеблется: ружье уже оплатили, а он не любил нарушать свое слово, – я добавлю тебе фонарь и к нему запасные батареи, их хватит очень надолго. Смотри.

Из набедренной сумки появился складной сигнально-поисковый прожектор. Ланкастер щелкнул едва заметной кнопкой, развернув рефлектор, и включил сперва белый свет – невыносимо яркий луч ударил в дальний угол кузницы, высветив самые мелкие царапинки на закопченной стене, потом переключил на красный и затем – на карусель синий-желтый-зеленый-белый-вишневый-оранжевый-изумрудный.

– Если ты добавишь мне рог с порохом и немного пуль, я дам пару бутылок крепкого и лекарство от твоих больных суставов. Идет?

– Но для чего вам мое ружье, господин? – отчаянно взмолился Беймаа, уже понимая, что черный незнакомец полностью завладел его душой. – Ведь у вас вот… – и показал на излучатель, висящий на бедре генерала.

– Мне нравится хорошая работа, – невозмутимо отозвался Ланкастер. – Так что же, по рукам?

Кузнец судорожно вздохнул и закивал головой, стараясь не смотреть на волшебный фонарь. Ланкастер быстро объяснил ему, как менять батареи, когда они исчерпают свои запас энергии, выложил на стол запасной комплект и предложил выйти на воздух. Мушкет, рог с порохом и мешочек пуль почтительно нес за ним старший из мастеров.

45
{"b":"31926","o":1}