ЛитМир - Электронная Библиотека

Аналитик глазами указал ему на раскупоренную бутылку. Не вставая из-за стола, маршал налил ему почти полкружки, и извлек из автомата очередную чашку кофе. В этот момент, как раз вовремя, появился дежурный с подносом. Скарбелотто понюхал ломтик лимона, затем аккуратно приложился к своей кружке и закатил глаза. Озеров и Барнет терпеливо ждали, пока он соберется с мыслями.

– Они смогли просчитать вероятный курс чужака, – наконец произнес он.

– Курс возвращения? – не понял Озеров.

– Да нет же, шеф! При чем тут курс возвращения? – он может сто раз свернуть куда угодно, и никто никогда не возьмется просчитывать такие вещи. Нет, они, а точнее, я думаю, сама Марита, просчитали, откуда он шел. Конечно, такие прикидки тоже совершенно умозрительны, но заметьте – в донесении отсутствует именно начальная часть спектрограммы. Я понял это по дальности, с которой они обнаружили цель. В данной спектрограмме приличный «провал» по расстоянию. Значит, они увидели его куда раньше, чем докладывают. Почему?

– А они не могли действительно принять чужака за плазмоида? – нахмурился Озеров. – Тогда это многое объясняет…

– В каком-то смысле – да, – согласился Валерий, – но тут больше психология, следование устоявшейся модели поведения пред ликом, так сказать, начальства. Нет. Марита выше любых моделей, к тому же она точно знает, что одиночных плазмоидов никто никогда не видел. Они вообще не способны существовать вне стаи или сообщества, кой черт их там разберет…

– Да кто это сказал, в конце концов?

– Кое-кто, шеф, знал о них куда больше нас с вами. А официальная наука, как вы знаете, во все века управлялась исключительно заслуженными маразматиками, априори отрицающими все, что не втискивается в их дурацкие «теории». Мы, по сути, до сих пор ни хрена не знаем о процессах, происходящих в центре галактики, а для них не существует ни минус-полей, ни пространственных срывов, ни тайм-бомберов… плазмоидов видели тысячи людей, существуют сотни и сотни записей, но вот поди ж ты – академики не желают признавать их существование! Бедные плазмоиды – как им, поди, тяжко от отсутствия официального признания со стороны Академии Наук!

– Валерий, давай серьезно, – раздраженно махнул рукой Озеров. – Ты и так уже увидел больше, чем мы с Томом. Что все это может значить? Неужели эта сумасшедшая баба задумала как-то использовать сложившуюся ситуацию? Но что она с этого поимеет?

– Весьма вероятно, что поимеют ее – в очередной раз, – ответил Скарбелотто, барабаня пальцами по кружке. – Но ясно, что она увидела какую-то перспективу. Какую, черт побери? Если бы я мог знать, каким уровнем информации она способна оперировать… понятно, что она знает куда больше, чем простой офицер ВКС, хоть даже и бывший генерал – Марита часто совала свой нос в чужие дырки. Однако же! Если ее так взбудоражила история с этим чужаком, что тетка пошла, по сути, на должностное нарушение, значит, там действительно что-то серьезное. Я пока могу предположить одно, – чужак в плазме шел с какого-то нашего объекта. Причем не простого, а какого-нибудь особого, может быть, секретного или даже очень. Какие особые объекты могут быть в тех краях?

– Че-ерт, – скривился Озеров, – значит, придется вызывать куратора ВКС.

– Ни в коем случае! – замотал головой Валерий.

– Но я имею полное право потребовать…

– Шеф, бога ради! Кто вам что-то расскажет? Если Флот крутит какие-то очередные «темные» программы, то, поверьте, официально вам никто и ничего… и никогда в жизни.

– Да знаю я, знаю… Но получается, что драная Марита о чем-то таком знает, а мы с вами – нет.

– Шеф, Марита – это Марита, и этим все сказано. У нее более чем широкий круг знакомств, и служит она, не забывайте, именно на Флоте. А мы с вами – ЭсБе. И я что-то плохо припоминаю, когда это Флот добровольно – а не принудительно – делился с нами своими секретами.

– Хорошо, Валерий, что ты предлагаешь?

– Вариант первый – выбросить все это в корзину.

– Отпадает. Я уже чувствую, как вокруг этого дела начинаются какие-то игры. Наше счастье, что нам вообще прислали это донесение, пусть и в урезанном виде, – как раз, похоже, и рассчитывая, что мы плюнем на него и забудем. Если не заниматься этим делом, то, я уверен, мы окажемся в дураках, – причем, скорее всего, не где-нибудь а на сенатской комиссии или в Генштабе.

– Шеф, вы опять считаете, что под нас копают?

– Под нас копают всегда, не прекращая эти раскопки ни на секунду. Я, как ты понимаешь, имею несколько другое информационное поле, нежели, к примеру, вы с Томми. Есть вещи, которые не касаются тебя напрямую – поэтому, сам понимаешь, и знать тебе о них не очень нужно. До тех пор, пока и Флот, и банда мутного гаденыша Шера знают, что контролировать нас у них не получится, они будут под нас копать. И стоит нам обосраться по-крупному, как они тут же преподнесут это событие в самом выгодном для себя свете. Не сомневаюсь, кстати, что для такого дела Флот объединится с Шером. И тогда, Стакан, ты гарантированно пойдешь на пенсию, потому что с пометкой «убежденный алкоголик» тебя не возьмут даже в провинциальную академию десанта, а ты, Томми, если и останешься, то знаменосцем в роте сантехников. Если вам не нравится такая перспектива, – я вас слушаю.

Скарбелотто лично налил себе еще полкружечки и потянулся к лимону.

– Тогда есть другие варианты, – хладнокровно заявил он и надолго присосался к кружке. Глядя на его скачущий кадык, Озеров в очередной раз удивился, – как можно столько пить, причем почти каждый день, и при этом держать мозговую мышцу в наилучшей форме? Впрочем, сам Стакан над этой проблемой никогда не задумывался – он просто пил и все.

– Вариант два! – объявил Скарбелотто, поставив пустую кружку на стол. – Так как в деле крутится Марита, которая ничего не делает просто так, было бы крайне любопытно узнать, с чего же именно она так уцепилась за этого чужака. То есть, что она такого знает, чего не знаем мы? Путь – досье на нее огромное, значит, нужно внимательно просмотреть списки ее друзей, так или иначе известных нам. Может, всплывут интересные личности.

– М-мм… крайне запутанно, на мой взгляд, но тем не менее. Ты займешься этим сам или тебе нужны люди из отдела?

– Пусть мой отдел трудится как положено, то есть согласно плана… я разберусь и без них. Есть еще третий вариант, более затратный по времени.

– В том-то и дело, что я плохо представляю себе, сколько у нас может быть времени. Именно так, Валерий – может быть…

– Я понимаю вас, шеф. И все же. Вариант таков – осторожно потолковать с особистами научных институтов Флота на предмет новых объектов в сфере… сколько там у нас получается? Да совсем немного, в общем-то. Странно, кстати, что пустых кислородных миров в этой сфере нашего поиска нет вообще.

– Флоту далеко не всегда нужен кислородный мир, – произнес Барнет, – в некоторых случаях предпочтительна безатмосферная планета с низкой тяжестью. Смотря какие эксперименты они думают ставить.

– Это верно, – кивнул Скарбелотто. – Здесь, конечно, работать придется непосредственно вам, шеф.

– Хорошо, согласен. Итак, договорились – как только кто-то узнает хоть что-нибудь новое, тут же ко мне. Я, конечно, тоже буду держать вас в курсе. Все, джентльмены, ступайте себе. Хватит пить мой коньяк, у вас уже рожи покраснели. Неужели не стыдно перед собственными подчиненными?

3.

Ди Марцио с трудом открыл глаза и щелкнул пальцами, включая настенный плафон. Во рту было сухо, но стакан на прикроватном столике отсутствовал – вчера, засидевшись с документами, он забыл даже про это. Ронни посмотрел на часы – было без десяти восемь, – и, застонав, сел на постели. Суставы ломило, в носу горел огонь, а каждое движение тут же отдавалось в затылке мерзкой пульсирующей болью.

– Что-то сегодня вообще, – простонал генерал, поднимаясь. – Ладно б пил вчера, а то… дьявол, пора ехать к доктору.

Он не глядя надел свою сеточку, коснулся сенсора включения и побрел в сортир. Когда Ронни принялся раскуривать сигарету, то вдруг понял, что у него трясутся руки. Это было нечто совсем новенькое, раньше с ним такого не случалось.

48
{"b":"31926","o":1}