ЛитМир - Электронная Библиотека

– Решений? Каких решений?

– Вы еще не ознакомились с документами, ваша милость?

– А… нет, простите. Я был здорово удивлен темами параграфов в оглавлении и сразу же кинулся искать вас, полковник. Некоторые вещи не сразу воспринимаются… я больше думал о том, как информация такой важности могла пройти мимо моих глаз. Теперь мне все понятно. Скажите, полковник, кто еще знает об этой находке?

– Командир фрегата, разумеется. Но он не имеет ни малейшего понятия, с чем именно ему пришлось столкнуться. Начальник разведки легиона – тоже. По записям, сделанным парнями с крейсеров, он понял, что корабль принадлежал джерам: там прямо в кадре трупы плавают, – и сразу же связался с нашим 6-м отделом. Так что утечки тут быть не должно. Все материалы расшифровывали уже непосредственно мы с коллегами, никто посторонний их не видел и даже не имеет представления об их существовании.

– М-мм… я понял… спасибо, господин Антруп. Надеюсь, мы с вами скоро познакомимся поближе. С меня коньяк за консультацию. Еще раз благодарю вас…

Выключив коннектер, Ди Марцио автоматически потянулся в сигарную коробку и потом только понял, что не разжег и ту сигару, что вытащил из нее, усевшись за стол.

– Ну и дела, – хмыкнул он. – Это действительно многое меняет!..

Глава 4.

1.

– Проходите, доктор. Я должен извиниться за свое отсутствие, но меры, увы, пришлось принимать сразу, едва рассвело.

– Налейте мне чего-нибудь, – бесцветно попросил Скотт, мешком падая в кресло. – Со своими людьми я если и выпью, то потом. А сейчас, кажется, мне это решительно необходимо. Иначе я могу попросту не выдержать.

– Я соболезную вам, дорогой доктор, – как можно мягче произнес Ланкастер, подходя к стенному шкафу. – Погибли и мои люди… погиб начальник оперативного отдела, тяжело ранен начальник штаба, с которым я прошел всю войну. На этот раз я уже не стал церемониться, – вздохнул он и выдернул пробку, – виновные казнены.

– Виновные? – Скотт, похоже, не очень понимал, о ком идет речь.

– Поверьте, мне очень не хотелось прибегать к этой тактике, но другого выхода я сейчас не вижу. Я приказал расстрелять всех мужчин в той деревне, из которой поднялись птицы. У них как раз был праздник по поводу удачной охоты. Если и это не остановит аборигенов, я буду повторять карательные акции до тех пор, пока они не поймут, что с нами не стоит связываться.

– Я рассказал вам не все… – вдруг перебил его Скотт.

– Ну, я и не надеялся. Теперь вы решили открыть мне глаза на некоторые подробности, о которых умалчивали в наших прежних беседах?

– Не совсем так, генерал. Если вы думаете, что я лгал, то ошибаетесь. Я был честен – но, скажу так, не до конца откровенен. Дело в том, что мы должны сохранить проект любым способом. Каким угодно! Компании, финансирующие наши изыскания, готовы идти на любые расходы, в том числе на выплаты беспрецедентных компенсаций родственникам погибших. В конце концов, все мы прекрасно знали, какова здесь степень риска, и вообще, далеко не все мои коллеги работали в поисковых партиях исключительно за деньги.

– Тогда что же вас так беспокоит, доктор?

– Меня беспокоит реакция вашего командования.

– Моего командования? Что-то я плохо понимаю вас. Вы хотите сказать, что у меня могут быть неприятности? Но поверьте, легион «Мастерфокс» вряд ли подвергнется судебному преследованию за наказание агрессивно настроенных аборигенов, уничтожающих охраняемых лиц из числа подданных Конфедерации, нанося при этом потери личному составу военнослужащих. Кажется, я правильно формулирую?

Скотт помотал головой и залпом выпил предложенный коньяк.

– Не в вас, собственно, дело. Вы просто не знаете… вокруг этой планеты идет нешуточная война. Группа энергокомпаний, используя, м-мм… средства, выделяемые им из бюджетных сфер на восстановление разрушенных в войну мощностей, финансирует наши изыскания.

– То есть попросту тратит средства не по назначению? – скривился Ланкастер.

– Какая разница! Впрочем, я объясню чуть позже, сейчас речь не об этом. Несколько влиятельных политиков из числа бывших военных, ведущие непримиримую войну с промышленными группировками за раздел финансовых потоков, готовы на все, чтобы эти, ну-у… эти расходы стали достоянием широкой общественности. Путь у них только один – провокация скандала. Поэтому здесь и стояли ваши предшественники. Насколько я знаю, своей пассивностью они должны были убедить аборигенов в нашей полнейшей беззащитности.

– Пассивность, беззащитность… погодите, доктор, а сами они об этом знали?

– Сами? – уныло скривился Скотт. – Да откуда, если это был свежесформированный легион, в котором собрали неудачников и недоумков со всего Десанта! Ведь этот легион специально формировали для того, чтобы он здесь погиб вместе с нами! И, похоже, что вы появились как раз в тот самый момент, когда аборигены, обнаглев окончательно, решили перейти к более активным действиям.

– Вы что же, считаете, что им удалось бы прорваться через силовой барьер?

– А они, между прочим, уже пытались. Точнее, искали в нем прорехи – как будто кто-то их надоумил. Вокруг купола бродили небольшие группы охотников.

– Здесь, на равнине?

– Некоторые из них рискуют спускаться с гор. Собственно, имея пару дюжин мушкетов, это уже не очень опасно. Так вот… они искали дыры в куполе. К счастью, мои инженеры нашли их раньше, чем бородачи.

– Дыры?! В куполе?

– Вы знакомы с устройством простейшего силового эмиттера, господин генерал?

– Разумеется, как и всякий офицер-десантник.

– Так вот что я вам скажу, – у трех эмиттеров были неисправные пульсары. Причем заметить это мог только опытный инженер-энергетик, да и то не сразу. Пульсары были старые, выработавшие по два ресурса, и раз в пять-десять минут они замыкали на грунт – ненадолго, может, минуты на три, но зато регулярно. Прямо как реле, знаете? Нам помогло то, что через такую «дырку» проскочило небольшое животное, которое вовремя заметил пилот одного из наших грузовиков.

– Вы сообщили об этом военным, доктор?

– Нет! Мы потихоньку привели эмиттеры в порядок, а этих, простите, олухов я просто побоялся лишний раз нервировать. А то они могли, чего доброго, удрать со страху на другую сторону планеты. Они и так все время грызлись между собой, кому идти в очередной дозор. А стоило появиться аборигенам, ваши доблестные коллеги впадали в ступор. Между прочим, три раза они вообще пытались бежать вниз, у них тогда пять солдат погибло на склоне.

– То есть вы хотите сказать… что мое назначение на Альдарен произошло именно потому, что кто-то из ваших нанимателей заплатил моему командованию? – спросил Виктор, потрясенный услышанным.

– Я не могу утверждать этого. О боже, плесните мне еще, что-то мне не по себе… да, ну так вот: я этого не говорил. Может быть, это и так. Дело, в сущности, не в этом. Поймите, генерал – с этой планеты уходить нельзя!

– Слушайте, доктор, да объясните мне наконец, откуда такие страсти?

– Все довольно просто… вы многого не знаете, да об этом вообще не принято говорить… дело в том, что война нанесла очень сильный удар по всей нашей энергетической отрасли. Промышленные предприятия можно отстроить, восстановить, выучить новых специалистов, да все что угодно, – но энергии больше не будет. Мы вычерпали большую часть известных запасов. Альтернативная энергетика способна покрыть лишь мизерную часть наших потребностей. Поэтому в ближайшие годы нас ждет жесточайший кризис. Несомненно, он вызовет большие потрясения в обществе. Зная все это, те самые политики из числа вчерашних маршалов уверены, что именно они войдут в состав нового правительства. А уж это, «кризисное», правительство будет обладать поистине широчайшими полномочиями – в первую очередь, в области распределения энергоресурсов. Это феноменальная комбинация, здесь пахнет сумасшедшими деньгами, за них эти люди способны на все что угодно. Какой-то лишний легион для них – это меньше чем ничего.

50
{"b":"31926","o":1}