ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да кому он нужен, это чертово захолустье с полубезумными дикарями? Да ведь сюда нужно всадить миллиарды, чтобы добиться хоть какого-то результата!

– Я тоже так думал. Но, оказывается, здесь чистое золотое дно. Здешние недра, по словам Скотта – будущее человечества. При этом, кое-кому их разработка очень невыгодна. Вот и думай, к чему это и зачем это. Хороша задачка, нет?

– Это вам Скотт рассказал?

– Да, и я ему верю – по крайней мере, вещает он складно. Я, признаться, и сам подозревал нечто подобное, но не думал, что вся эта сказка имеет такие масштабы.

– Это, командир, если и сказка, то со страшным концом. Получается, нас запихнули сюда на деньги каких-то магнатов? Прекрасно… а где, любопытно, я мог бы получить свою премию за сверхурочные работы?

– Я, Ари, не знаю даже тарифов, а ты спрашиваешь меня – где. И вообще, дай бы бог дожить до окончательного расчета! О, вон уже и наши идут – чуют, красавцы, где вкусно пахнет!

В зал, оживленно переговариваясь, входили Кертес, Чечель и остальные штабисты. Рядом с Кертесом шел мрачный как туча полковник Томор. Поздоровавшись по очереди с командиром, офицеры расселись за столом, и Ланкастер сделал знак наливать.

– Помянем… – коротко приказал он.

Все встали. Ланкастер посмотрел на лица своих людей – они не первый раз поминали товарищей, но никто, пожалуй, не ожидал, что это будет происходить снова, да еще и здесь. Война давно закончилась, стала уже и забываться, отзываясь лишь ломотой в старых прострелах да пьяной тоской, накатывающей иногда по вечерам. И вот она опять постучалась в дверь – неожиданно, жестоко и нелепо. Нет, они вовсе не испытывали к альдаренским бородачам какого-либо сочувствия, для них это был просто враг, а что нужно делать с врагом, им объяснили еще в детстве. И все же они отвыкли от смертей, происходящих буквально у тебя на глазах, отвыкли от той пустоты, возникающей в сердце всякий раз, когда уходит товарищ, еще минуту назад стоявший рядом с твоим плечом.

Они не думали, что это будет происходить с ними и после войны.

Ланкастер проглотил свой солдатский пайковой ром, вздохнул и швырнул стакан в открытое окно.

– Прошу садиться. Разносчик, стакан командиру!

Он подождал, пока офицеры утолят голод, и только потом протянул руку к стоящей рядом бутылке с ромом.

«Нажрусь сегодня, – подумал он. – Как сука нажрусь, хоть и нельзя, а плевать. Надоело все. Там убивали и умирали, думали, всё уже, хватит, набегались, нет, зараза – на тебе. Опять бегай и опять поминки. Ох, сил моих нет уже…»

– Томор, – позвал он.

– Да, господин генерал, – зенитчик поднял на него красные от усталости глаза.

– Виновные уже наказаны. Я не делал таких вещей очень давно и надеялся, что больше мне не придется их делать никогда. Но, оказалось, я был не прав.

Томор сдвинул брови.

– Полковник Кертес сказал мне, что у нас какие-то проблемы.

– Я не успел ввести коллегу в курс дела, – отозвался замначштаба. – Это было на бегу…

– Проблемы? Да, похоже, что так. Очень похоже, Томор, что мы тут не одни. Я хочу сказать, что на планете действует некая третья сила, обладающая могучими и весьма своеобразными ресурсами. Аналитические блоки отказали не только у вас. У наших – тоже. И у орбитера, когда он смотрел на поле боя. Одновременно: у наших, там, в горах, и у орбитера. Как вы считаете, это может быть трагическим совпадением?

– Нет, – сказал Томор, бледнея. – Не может… но как? Я не знаю, что за «глушак» мог свести с ума мою аппаратуру! Там такая защита! От всех известных видов излучения, плюс комбинированный полевой «гроб», через который ничто не пробьется.

– Как видите, что-то пробилось. У нас защита вполне стандартная, поэтому они зарубили наши сканеры без всякого труда и держали их в таком состоянии столько, сколько им было нужно. А с вами у них, видимо, получилось хуже, они почему-то не смогли долго держать большую мощность луча. Возможно, это был вообще их предел. Так что, дружище, похоже, что вы увидели именно взлет какой-то сволочи, а не извержение вулкана.

Томора едва не затрясло. Он налил себе в стакан рома, потом зачем-то отставил его в сторону и с ужасом посмотрел на Ланкастера:

– Неужели опять эсис? Но это же… просто невозможно!

– Мой главный инженер, – Виктор кивнул в сторону Панкова, – считает, что для эсис это невозможно еще и технически. Так что, Антал, вопрос, как видите, довольно сложный.

– Вы уже доложили на базу?

– Конечно, нет! И не буду, пока не будет хоть какой-то ясности в этом вопросе. Что, по-вашему, я мог доложить? Что у нас синхронно отказали сканеры? А лет им, извините, сколько? Или вы думаете, что у нас тут кругом новейшие образцы вооружения? Да куда там! У нас все то же старье, с которым мы воевали десять лет назад. Кто бы стал перевооружать легион, для которого не осталось работы? Хорошо, я присовокупил бы к докладу и ваш отказ. Ну и в итоге там, наверху, решили бы, что я или спятил, или устал от работы. Выводы? Поставьте себя на место начальства? Нет, Антал, пока мы не выясним, кто это и что это, ни о каких докладах не может быть и речи.

– И чего же в таком случае нам ждать дальше?

– Да уж чего угодно, вплоть до десанта. Я, конечно, с трудом верю, что какие-то сумасшедшие ринутся атаковать планету в нашей сфере обороны, но, тем не менее, отрицать такую возможность не следует. Готовиться, как всегда, нужно к худшему.

«Нет, он не дрейфит, – подумал Ланкастер, внимательно глядя на Томора, – просто парень давно сказал себе, что уж теперь, коль он пережил войну, с ним ничего случиться не может, разве что метеорит в голову попадет, или молния ударит. А оказывается, все не так, все сложнее. Теперь будет сидеть и ждать… не лучший случай, но что с ним поделаешь. Главное, чтоб стрелял, когда придется!»

– Давайте выпьем, – негромко предложил Чечель, очевидно, чтобы прервать затянувшуюся паузу, – за победу.

– Да, – очнулся Кертес, – за победу, джентльмены!

– За еще одну победу, – едва слышно пробормотал Томор.

Ланкастер подцепил вилкой кусочек заливного языка, отправил его в рот и вдруг поймал мрачный взгляд Чечеля, который пережевывал ломтик сыра, почему-то в упор глядя на своего командира.

– Что ты, Моня? – тихо спросил Виктор.

– Да я все время думаю, – отозвался тот, – какого черта нужно было вести долгие беседы с этим ублюдком в райской долинке, если можно было взять его за яйца да и выкачать из головы все, что нам нужно. Это ведь именно он, кузнец хренов, одолжил тем скотам свои фамильные ракетницы.

– Ты слишком плоско мыслишь, – вздохнул Виктор. – Выкачать-то мы б выкачали, да, как ты знаешь, не все. А я сразу подумал – если кузнец окажется более-менее адекватным, с ним нужно поговорить.

– О чем? О чем с ним говорить, он убийца! Из-за него погиб Лем и наши парни. Опять писать похоронки – и это после войны! О, ч-черт!

– Да не так все просто, Моня. Смотри, как я мыслил в данном случае: я плохо представляю себе, чтобы те же «Ландскнехты» у него могли просто отобрать. Почему? Да, род у него небольшой и далеко не самый могущественный. Но – он знаменитый мастер оружия, к нему приходят богатые и знатные покупатели, и вряд ли кто-то решился бы обижать человека, имеющего массу крепких покровителей. Верно?

– Верно, – без энтузиазма согласился Чечель. – Ну и что с того?

– Значит, его как-то убедили. Как? Скорее всего, колдун ему или что-то дал, или что-то твердо пообещал. Вот я хочу знать, что… кстати, еще один момент – мужик и в самом деле далеко не запущенный. Он способен на креативное мышление и отчаянно любопытен. Я предложил ему в обмен на мушкет свой тесак, и он загорелся, но еще сомневался. А когда я добавил фонарик, мужик растаял. О чем это говорит? О том, что у него, скажем так, пытливый ум, то есть он не просто тупое животное, для которого какую-либо ценность имеет только сила и злобность, а человек ищущий, задающий себе вопросы. Будь он простым молотобойцем, дурацкая игрушка с разноцветными огоньками не представляла бы для него ни малейшего интереса, – для примитивных, неисправимо дикарских натур любая новая вещь наверняка хуже привычной, проверенной отцами и дедами. Так что Беймаа – экземпляр весьма перспективный. Он предпочитает смотреть на жизнь под своим собственным углом и в то же время восприимчив к тем аргументам, которые кажутся ему разумными – ну, здесь уж подобрать ключик будет несложно. Я добился того, что он стал меня сперва слушать, что уже, как ты понимаешь, немало, а потом – слушать с интересом! Через пару дней я обязательно слетаю к нему еще раз. Потом еще… спрошу, не привезти ли чего – может, лекарств. Куплю еще пару ружей – кстати, у него в кузнице я видел довольно интересные экземпляры с художественной отделкой, с любого этноаукциона уйдут за хорошие деньги без всяких сертификатов подлинности. И тогда, увидишь сам, мы узнаем намного больше, чем если б ты кинулся прямо на месте промывать ему мозги. Не забывай: он, видимо, постоянно общается с колдуном! А колдун у нас кто? Вероятный посредник.

52
{"b":"31926","o":1}