ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно, нарезать всем сектора необходимо, но привязывать намертво я бы не стал. Учтите – сколько б я их не сбил, какая-то часть десантников все равно рухнет не снаружи, а внутри периметра обороны Так что пусть лучше все огневые силы имеют приказ на круговую оборону.

– Я, пожалуй, сделаю еще вот что, – Ланкастер прищурился и звонко щелкнул пальцами, – я выведу некоторую часть тяжелых танков и большинство истребителей за пределы базы, рассредоточив их среди холмов предгорья. Визуально они там не обнаружатся, а сканеры десанта покажут огромное количество единичных целей – не думаю, что они смогут отличить камуфлет от реального танка. Зато когда станет ясно, что основная часть приземлившихся «сложилась» в относительно компактную группу, ребята ударят по ним с нескольких сторон сразу, и даже если не смогут окружить их то уж расколоть точно. Все-таки атаковать нам куда проще, чем держать оборону в неподвижном состоянии.

– Отличная мысль, – улыбнулся Томор. – Итак, я готовлю документацию по «спешенным» отрядам? В чье подчинение прикажете поступить мне?

– После того, как уйдет последняя ракета? – усмехнулся в ответ Ланкастер. – Ко мне, то есть непосредственно в мой штаб. Я найду, чем вам заняться. Идите, господин полковник, и немедленно отправляйте людей в горы для разведки отдельной позиции. Не забудьте дать им не меньше взвода стрелков. Или, если хотите, я сейчас выделю своих.

– Справимся, – Томор вскинул руку к пилотке, четко, как на плацу, повернулся и вышел из кабинета.

Ланкастер не спеша докурил сигару, раздавил окурок в пепельнице и вызвал дежурного офицера:

– Я улетаю в горы. За меня – как обычно. Катер командира к взлету, подготовить транспортник с двумя взводами охраны, вызвать флаг-майора Чечеля, – и переключился на линию начальника тыла: – Мэткалф, загрузите в мой катер два ящика консервов с копченостями – языки, ветчину и все прочее в ассортименте, ящик овощей, только в вакууме, а не в маринадах, и коробок со спиртным, тоже в ассортименте – ром, виски, вина, побольше пива разных сортов.

Договорив, он снял форму и принялся натягивать боевой бронекомбинезон. Его движения были отточены до автоматизма – рука привычно провела от промежности до горла, заклеивая шов, потом на бедрах сомкнулся широкий обманчиво-эластичный пояс со множеством кармашков и небольших сумок, ноги – в невесомые ботфорты до самых бедер, короткая куртка, сложный рифленый наплечник, шлем, энергосистема, оружие. Держа шлем в руке, он вышел из штаба. Его катер уже стоял на приемной пятке, поднятой могучей гелевой опорой на пол-метра над грунтом, и двое солдат под присмотром самого начтыла загружали в салон объемистый серый ящик, в котором глуховато позвякивало стеклом.

– Как приказали, – коротко доложил Мэткалф. – Два ящика мясных консервов, ящик овощей, ящик спиртного. Еще что-нибудь?

– Хватит, – улыбнулся ему Ланкастер. – Да где там Моня шляется?

Чечеля пришлось ждать несколько минут, но наконец появился и он, почти бегом выскочив из-за угла госпитального блока. В руке он держал массивный кофр первой помощи.

– Виноват… пришлось задержаться.

– Садись за руль, – хлопнул его по спине Виктор. – Полетели к кузнецу. Дорогу найдешь?

– Что ее искать, она в навигационном вычислителе есть. Про свиту не забыли, командир?

– Посмотри в обзорник.

Чечель бросил взгляд на экран задней полусферы, убедившись в том, что за ними идет ТДК[1], и успокоенно кивнул.

Пара машин почти бесшумно набрала высоту и помчалась в сторону послеполуденного солнца.

– Красиво здесь все-таки, – вздохнул вытесненный Чечелем первый пилот катера, полулежащий в свободном кресле инженер-оператора. – Там, вверху, снег, а вниз посмотришь, так все синее, будто море.

– Это где такое море синее? – удивился Чечель.

– У меня на родине. На Килборне.

– Тяжелый мир, – усмехнулся Ланкастер. – Климат у вас там не очень, разве что в тропиках еще терпимо.

«В гробу б я всю эту красоту видал, – вдруг подумал Моня. – А сколько еще сидеть тут – одному богу известно. Говорила мне мама, что не надо было в армию идти, так нет, не послушал старушку…»

– Вон он, кузнец, – произнес Чечель, добавляя увеличения боевому экрану передней полусферы. – Руками машет.

– Машет? – удивился Ланкастер, поворачиваясь в своей капсуле-кресле так, чтобы лучше видеть пульт, – Но он же не может нас видеть?

– Вот теперь уже видит, – уверенно сказал пилот. – Да и тогда мог, мы ж без экранов шпарим.

И действительно, Беймаа стоял возле ручья на краю небольшой ухоженной рощицы фруктовых деревьев, подняв обе руки в приветственном жесте. Рядом с ним, слегка разинув рты, щурились в небо два подростка. Один из них держал в руках треугольный сачок на длинной ручке, – похоже, славное семейство как раз собиралось немного порыбачить. Чечель опустил катер на ровной лужайке в полусотне метров от рыбаков, и Беймаа, все же немного настороженный, двинулся к машине.

Ланкастер выскользнул наружу без шлема. Кузнец сразу узнал его, широко улыбнулся и потряс над головой сложенными лодочкой ладонями.

– Я таки знал, что это ты, господин. Хороша ли твоя охота, почтительны ли твои вожди?

– У нас с этим строго, – ответил Ланкастер, смеясь. – И прикажи своим парням встать с земли, будущим воинам не стоит бояться человека из чужого рода.

Они уселись на знакомую колоду-скамью, Виктор достал из нагрудных карманов пару банок пива, отщелкнул крышки и предложил кузнецу. Беймаа осторожно глотнул, блаженно крякнул и выдул почти всю порцию одним махом.

– Знатное пиво, господин, – сказал он. – Разреши, господин, я прикажу своим мужчинам заколоть уркааса, чтобы ты мог насладиться жирным мясом?

– Я благодарен тебе за гостеприимство, – чуть наклонил голову Ланкастер, – но, боюсь, что у меня не очень много времени. В моем отряде у меня слишком много дел. Скажи-ка, а ведь наверняка ты делаешь всякие ножи, кинжалы для благородных охотников из знатных родов?

– Это так, господин, – кивнул кузнец. – Ты хочешь взглянуть на них?

– Прикажи принести такие, что украшены резьбой или насечкой. В ходу ли у тебя рукояти из кости дикого зверя?

Беймаа лукаво блеснул глазами и поднялся со скамьи. Когда он исчез в дверях кузни, Виктор вызвал своих пилотов и приказал принести ящик с алкоголем и второй – с мясными консервами. Парни успели вовремя. Тем временем из катера выбрался Чечель, тоже без шлема, но со взведенным на всякий случай излучателем на поясе, и подошел к загону, снова уставившись на животных.

– Интересные твари, – задумчиво произнес он и наклонился, чтобы сорвать травинку. – Что-то в них не так, как будто мьюты…

В кузнице бахнула дверь. Впереди Беймаа шел давешний подросток с двумя кожаными сумками в руках. Подойдя к сидящему на скамье Ланкастеру он низко поклонился, достал из одной сумки белую шкуру какого-то зверя, аккуратно обрезанную квадратом и обметанную по краям шнуром, а из другой принялся вытаскивать разнообразные ножи. Некоторые были вложены в ножны, обшитые то кожей с тисненым рисунком, то мехом, их рукояти отливали мягким теплом полированной кости, на некоторых в кость инкрустировались полированные серебряные бляшки. Разложив товар на шкуре, юноша сунул руку в первую сумку, и перед Ланкастером возникли несколько кинжалов в окованных серебром ножнах. Он нагнулся, взял в руки первый попавшийся. Матово-серый клинок прорезали загадочные волны протравленного чем-то узора, рукоять плотно обтягивала немного шершавая кожа. Виктор попробовал острие пальцем, и с удивлением убедился в том, что качество стали у Беймаа находилось на весьма приличном уровне.

– Прими любой из них в дар, господин, – проговорил кузнец. – Ты окажешь мне великую честь, если сделаешь это.

– Я благодарю тебя и принимаю твой дар, – согласился Ланкастер. – Но я выберу еще один, и ты позволишь мне за него расплатиться. Смотри, здесь, в этом ящике, прекрасные напитки, которых ты никогда еще не пробовал. Здесь пиво, которое сейчас мы будем пить, здесь вина, разлитые на далеких и прекрасных мирах, здесь крепкий ром, согревающий война в стужу. Все это будет твоим – я привез это не столько в дар, сколько в уплату за твои ножи. Ты возьмешь такую плату?

вернуться

1

(транспортно-десантный катер – прим. авт.) 

61
{"b":"31926","o":1}