ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как устроена экономика
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
iPhuck 10
Чертов дом в Останкино
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Последнее дыхание
Объект 217
3.

– Майор Сугивара, ваша милость…

– Да, Кэссив. Что вы так долго?

– Простите… я почти не отходил от нашей подопечной. В общем, мне кажется, что вы произвели на нее самое благоприятное впечатление, так что вполне можете рассчитывать на сотрудничество. Она заявила мне, что думала о вас неоправданно плохо, а на самом деле вы, если и совершали некие преступления против человечности, то исключительно потому, что руководствовались неверно понимаемым чувством долга.

– Любопытная формулировка, – вздохнул Ланкастер. – Как у вас там с ней дела?

– Сейчас она летит в горы, гости к какому-то вождю, и просит, чтобы я полетел с ней.

– Сейчас, на ночь глядя?

– Как я понял, сегодняшней ночью соберется какой-то совет, и она хочет, чтобы я там поприсутствовал. Не знаю уж, зачем ей это надо, она вечно недоговаривает.

– Хорошо, Кэссив. У вас есть десантное снаряжение?

– Разумеется, как у всех.

– Обязательно оденьте и не забудьте оружие. В случае чего излучатель можно оставить в машине, но пистолет припрячьте куда-нибудь в раструб сапога.

– Но я не думаю, господин генерал…

– Думать, Кэссив, нужно всегда. Мне иногда приходится делать это за моих подчиненных, поэтому у меня уже сложились определенные привычки. Так что послушайте, что я вам говорю – полное снаряжение!

– Не знаю, понравится ли это ей.

– А вы не спрашивайте. Прилетите, доложите.

– Слушаюсь, ваша милость.

Ланкастер отключил связь и снова погрузился в изучение планов некоторых коридоров и залов старой базы, которые только что принесли ему разведчики, отправленные Барталаном вглубь этого титанического комплекса. Сооружение оказалось даже более объемным, чем он предполагал, даже непонятно, с какой целью сюда всадили такие средства. Впрочем, старая Империя часто строила не просто с запасом, а с каким-то, неясным теперь, дальним прицелом. Возможно, на Альдарене предполагалось разместить линейное подразделение ВКС или что-то вроде секретного форпоста дальней разведки СБ – но фактом оставалось то, что даже в наскоро пройденных этажах мог отсидеться не то что легион, а корпус. Практически везде действовала система вентиляции и аварийные магистрали рециркуляции на случай, если придется герметизироваться, неиспользованными остались и огромные запасы кислорода. Круг жизнеобеспечения был подключен к трем артезианским скважинам большой глубины. По словам инженеров, аварийные гравиреакторы также выглядели исправными, и запустить их можно было в любой момент.

В свете этих открытий давняя гибель охранного дивизиона выглядела загадкой, но заниматься подобными вопросами Виктору было совершенно не с руки, особенно сейчас. Он уже распорядился, чтобы все основные блоки аппаратуры дальней связи, включая резервные модуляторы, перенесли на девять этажей вниз и включили не только в действующую энергоцентраль, а еще и в древнюю аварийную сеть, которая могла быть запитана от спящих реакторов. Реакторов было несколько, и если энергорота легиона все же погибнет, то хоть два из них запустятся наверняка – в Империи строили очень долговечную технику, время над ней почти не властно.

Виктор не сразу заметил, как сумерки оборвались густой синей тьмой за окнами. Он размял плечи, вырубил свой инфор и, набросив на плечи кожанку, вышел из штаба. Вечер ударил в лицо сильным холодным ветром. Генерал задрал голову в небо и стоял так несколько минут, словно там, в узорах незнакомого ему рисунка созвездий, он мог разглядеть колонну приближающегося противника.

Обойдя полукруглый блок офицерской кантины, он прошел по бетонной дорожке к зданию госпиталя. Над входом горели положенные по уставу фонари. Госпиталь разместили не в своем, привозном блоке – тот даже не собирали, – а в древнем опорном пункте, больше похожем на громадный керамокомпозитный надолб. Под госпиталь он был оборудован еще предшественниками «Мастерфокса», в основном из-за того, что в нем не только работали все коммуникации (большое дело – подключить насосы!), а еще и имелся прямой «спуск» в подземелья.

Ланкастер позвонил, и двери тотчас же распахнулись. Перед ним стоял дежурный лейтенант в белом комбинезоне и шапочке. Знаки различия и змеи Эскулапа на воротнике были вышиты серебристой нитью.

– Чечель на месте? – спросил Ланкастер, проходя в приемный покой.

– Никак нет, – отрапортовал дежурный. – В кантине. Прикажете вызвать?

– Не надо. Проводи меня к Рауфу. Как его дела?

– Состояние полностью стабилизировано, регенерационные процессы в норме, Си-реакций не наблюдается. Скоро встанет на ноги.

Лейтенант провел его в бокс. Рауф полулежал на высокой койке, сунув под спину несколько подушек, и читал книгу в темно-красном переплете. Услышав щелчок герметической двери бокса, он встрепенулся.

– Вы, командир?..

Ланкастер сделал знак лейтенанту удалиться и придвинул к койке сверкающий белизной стул.

– Как ты? – спросил он.

– А как может быть? – улыбнулся в ответ начштаба. – Нормально. Селезенка растет как на дрожжах. С башкой тоже вроде порядок. Говорят, скоро разрешат вставать. Пока… – он откинул левой рукой край одеяла и продемонстрировал генералу жгут трубок и волноводов, торчащий из его бока. – Пока я вроде робота. А что у вас там? Сегодня заходил Моня, говорил, что вы завели дружбу с каким-то кузнецом, который якобы может вывести нас на этих?..

– Эти скоро нас треснут, – криво усмехнулся Ланкастер. – Но сперва я выясню, кто они такие. Колдуна я возьму завтра. Пусть пока побродит.

– Если они треснут, то дело плохо, – Рауф положил свою книгу на прикроватный столик и уселся поудобнее. – Против десанта мы не выстоим. Почему вы не хотите докладывать наверх?

– А что докладывать, Раф? Или ты сам не представляешь ситуацию? К тому же выяснились еще кое-какие подробности. Оказывается, мы здесь не просто так. За нас, знаешь ли, было заплачено.

– Я так и предполагал.

– Наши предположения теперь до жопы. Я уверен, что мы выясним, кто тут у нас расселся, и тогда уже и доложим.

– Может, надо было выяснять сразу?

Ланкастер закусил губу.

– Знаешь, я слишком боюсь показаться сумасшедшим, – признался он после долгого молчания. – Какой-то подвох виделся мне тут с самого начала. Я… понимаешь, я не хотел демонстрировать свои сомнения. Сомнения, страхи, называй как угодно. Командир, который дергается туда-сюда, никому не нужен. Ты же помнишь, какой я был – даже если я в чем-то и сомневался, то вы об этом и не догадывались.

– Догадывались, – тихо произнес Рауф.

– Вот как, – хмыкнул Ланкастер. – Все это время?

– Если вы имеете в виду войну – конечно, нет. Но перед Виолой… первым заметил Моня, потом уже я.

– И вы болтали об этом у меня за спиной, как старые бабы?

– Командир, но вы-то никогда не отличались излишней разговорчивостью. Во многих случаях мы до последнего не знали, куда идем и что нас там ждет. А спрашивать… – Рауф дернул плечом, – мы не считали себя бабами.

– Прости. Я совсем не это имел в виду.

– Ничего. Не думайте, что мы не верим вам. Как раз наоборот. Знаете, Моня как-то раз сказал мне, что рядом с вами ему воевать не страшно. А вообще он, по его словам, трус. Смешно, нет?

– Не очень. Если б у нас было побольше таких трусов, как Моня… Я, наверное, и в самом деле виноват перед всеми вами, Раф. Я действительно не хотел, чтобы вы видели мои сомнения. У каждого человека бывают минуты неуверенности, но командир не может себе позволить, чтобы его неуверенность увидели подчиненные.

– Значит, вы сознательно лишали себя человечности.

– Я никогда не был жестоким.

– Я не о том. Вы часто повторяли, что в мире не бывает ничего абсолютного, я сами пытались выглядеть абсолютом. Разумеется, мы все благодарны вам за то, что под вашим командованием большинство из всех нас благополучно пережили эту чертову войну, да, за что мы выжили, и вообще за наш процент потерь, ниже, кажется, ни у кого и не было, но… Вы всегда были отстраненным, ну, словно у вас есть не только задачи легиона, а еще и какие-то свои, собственные, и в них вы нас не посвящали. Так и сейчас. Почему вы не вцепились в кузнеца сразу, если он знал, где этот странный колдун?

63
{"b":"31926","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Де Бюсси
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Актеры затонувшего театра
Станешь моим сегодня
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Как испортить первое свидание: знакомство, разговоры, секс
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха