ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо, пусть теперь говорит колдун. Ты испугался их?

– Испугался? – Аннат потеребил свои бакенбарды, причем обеими руками сразу. – А почему же я должен был испугаться золотых духов с железными слугами, если в своих странствиях я встречал самые ужасные порождения всех Трех Миров? Они просили меня показать, где еще можно искать воду, – я не отказал им. Они искали выход к воздуху, и я указал им старый колодец, ведущий наверх, к древнему святилищу племени Умм. Они только разобрали немного камни, которыми древние колдуны закрывали вход в колодец, и теперь у них было вдосталь воздуха. А потом золотые духи научили меня истинному полету через Врата Трех Миров.

– Что этот говнюк имеет в виду? Какие врата? – спросил Ланкастер, наклонившись к Эрике. – Это какая-то разновидность бреда? Последствия грибов?

– Он употребляет не только грибы, – тихо ответила женщина. – При помощи разных местных трав и, я так полагаю, крупного самородка сплита он впадает в очень своеобразный транс. О подобных вещах мы знаем совсем мало, это тонкий мир…

Ланкастер понимающе кивнул. О тонких мирах он и сам любил поболтать, особенно после второй бутылки рому. Он взял в руку свой шлем и произнес:

– Хуберт, немедленно связаться с базой, пусть орбитер смотрит на район этого, черт, «эпицентра» передачи, как его Томор назвал, и ищет нечто похожее на заваленные камнями колодцы, с которыми мы уже сталкивались, помнишь? Не думаю, чтобы их тут было уж очень много, а разглядеть их нетрудно.

– Типа тех, из которых выскочили аборигены? – быстро уточнил Хуберт.

– Да. Как только найдут, сразу отправишь туда два взвода солдат. Хорошо же, колдун, – теперь он говорил, глядя на Анната, – и что, могучие золотые духи катали тебя по небу на своих железных птицах?

– У них нет железных птиц, – с усмешкой отвечал тот. – Они им не нужны. Их слишком мало, и они пришли сквозь Врата только для того, чтобы крикнуть в наше небо своим собратьям, затерявшимся среди звезд.

– Он не лжет, – шепотом сказала Эрика. – Это последствия недавнего транса, я его уже видела в таком состоянии. Он сейчас может рассказать вам все, что знает, так что давите на него, как можете.

– А духи сообщили тебе, что случится после того, как они докричатся до своих братьев?

– А разве человек кричит только для того, чтобы что-то случилось? – парировал Аннат.

«Философ, на хрен, – подумал Ланкастер, ощущая, как растет раздражение – ему уже хотелось взять этого грибоеда за цыплячью шею и, размахнувшись как следует, шмякнуть о склон ближайшей горы. – Я тебе покажу философию!»

– Это они подговорили тебя устроить налет на безбородых, используя птиц? Или ты сам додумался?

– Однажды я усомнился в их могуществе, – хитро улыбнулся Аннат, – и тогда духи, не желая терять моего расположения, предложили мне способ убедиться, что они и вправду так сильны, как говорят о себе. Я рассказал им о том, что охотники любят совершать короткие набеги на безбородых, пришедших со звезд, когда те роются в земле, и сперва они точно сообщали мне место, куда прилетели на своих птицах твои друзья-землеройки, а потом предложили набег при помощи птиц, пообещав, что если охотники точно выполнят их условия, то безбородые ослепнут.

– Слышал бы его Скотт, – коротко вздохнул Ланкастер. – То-то я еще поражался, как эти мерзавцы научились так быстро находить геологические партии… но ты, колдун, говори дальше. Расскажи мне, ты видел всех духов, или где-то здесь, в горах, есть еще?

– Нет, иначе я бы знал. Их мало, всего двенадцать, потому что они смогли открыть только Малые Врата, а сквозь них может пройти лишь несколько сущностей за раз, потом приходится искать Врата снова. Но они не оставляют надежды открыть Врата Ливней, и тогда к нам придут тысячи их собратьев.

– Они придут, чтобы уничтожить твой народ.

Ланкастер произнес последнюю фразу со спокойной уверенностью, и Аннат неожиданно задумался. Его рот шевелился, то прорисовывая скептическую улыбку, то, наоборот, демонстрируя глубокую озабоченность.

– То же самое говорит мне Беймаа, – заметил он спустя некоторое время. – Но почему я должен верить вам – ему и тебе?

– Потому что мы с тобой одного рода. И золотые духи, прячущиеся в горе, хотят нанести удар по моим сородичам, странствующим среди звезд. Но нам они не могут причинить большого вреда, поэтому они убьют всех вас, зная, что мы всегда страдаем, когда гибнут наши братья.

– Я готов поверить в то, что у нас общая кровь, – легко согласился Аннат, – а духи – действительно чужие мне. Но почему тогда они отнеслись ко мне ласково и дали мне волшебные зелья, с помощью которых я стал летать в удивительных, новых мирах? Почему они не убили меня сразу? Где же правда в твоих словах, о Черный Воин?

– Я могу только догадываться об этом, колдун. Возможно, они поступили так потому, что хотели как можно больше навредить нам руками твоих собратьев-охотников. Теперь, однако, это уже не очень важно. Мы должны убить их, а ты должен спасти свой народ.

– Вы хотите, чтобы я провел вас в зал Суригатта? Но это может сделать и Беймаа, раз он подпевает твоим песням.

– Беймаа тоже придется помогать нам спасти вас. Тысячи собратьев золотых духов придут в этот мир независимо от того, убьем мы этих лазутчиков или нет. Но если мы все же убьем их и уничтожим их железных слуг, сделать это будет намного тяжелее. Ты же должен будешь убедить вождей собрать всех, кого только можно, и увести людей вниз, в подземелья. Люди пробудут там недолго, меньше одного дня, потом можно будет выходить. Но если этого не сделать, погибнут невинные…

Аннат снова погрузился в тяжелые размышления. По его виду было понятно, что он и сам подозревал – с духами, вдруг объявившимися в сердце гор, дело действительно не так уж чисто. Убежденные речи Беймаа, которого он, видимо, уважал, и аргументы Ланкастера поставили его перед нелегким выбором.

– Обнаружен колодец со следами недавней разборки каменного кургана, – доложил вдруг Хуберт. – Шесть километров юго-юго-запад, почти точно совпадает с точкой, обозначенной Томором.

– Немедленно людей туда. – Ланкастер на секунду прикусил губу. – Пусть здесь останутся два взвода, остальные с Хоменко – туда. Катер посадить в зоне прямой видимости, взять на прицел и никого оттуда не выпускать.

Несколько секунд спустя десантный носитель завел двигатели. Ланкастер посмотрел, как в его нутре исчезают солдаты в черном, и подумал, что джеры, конечно, вряд ли будут бежать через колодец излучателя, но застраховаться все же необходимо.

– Хуберт, пусть Кертес готовит доклад на базу, – приказал он, поднимаясь на ноги. – Идем, Аннат. Я вижу, ты уже все решил для себя…

И колдун, вздохнув, покорно развел руками.

Ланкастер отобрал восемь самых низкорослых солдат, приказав остальным отдать им свои резервные энергопатроны и воду. Хуберт, пилоты командирского катера и двое взводных, а также все остальные десантники, остались на поверхности. Моня, вздохнув, проверил боеприпасы и прожектор на шлеме:

– Никак не думал, что все-таки придется…

– Там может быть плазма, – тихо ответил ему Ланкастер. – Если запихнуть через колодец подрывной заряд… ты знаешь, что будет?

– Нет, – скривился начмед. – И никто, собственно, не знает.

Глянув на долговязую, кажущуюся широкой из-за наплечника, фигуру командира, Чечель поймал себя на мысли, что уж он точно не может сказать, каким образом тому удается так легко подчинять людей своей воле. Да не просто подчинять, а заставлять их идти следом за собой – с верой и гордостью. Хотя, легко ли?..

Аннат повел их маленький отряд за хижину, левее которой обнаружилась узкая едва заметная в высокой жесткой траве дорожка, когда-то выложенная неровными каменными плитками. Вскоре дорожка свернула к реке, и тут колдун остановился.

– Вот, – просто сказал он, указывая рукой на большой куст с шипами на концах веток. – Самый короткий путь к зал, где поселились золотые духи. Идемте, этот рукав не будет долгим.

67
{"b":"31926","o":1}