ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ракетные батареи к бою!

– Есть батареи.

Крейсер спешил изо всех сил и явно не желал с нами связываться – экипажу наверняка было не до того. Правда, огромные крылатые черепа на атмосферных килях не оставляли сомнений в нашей служебной принадлежности.

Детеринг хищно прищурился и положил «TR-160» в крутой вираж, одновременно выжав из двигателей все, на что они были способны. Крейсер как-то лениво выплюнул жидкую серию ракет, но Танк был к этому готов. Звезды на экранах завертелись в неистовой сарабанде, ракеты прошли мимо и утонули в пламени наших дюз.

Двигатели продолжали реветь. ЛК остался у нас за кормой, «Тандерберд», повинуясь твердой руке Детеринга, развернулся на 180° и понесся на крейсер, который уже начал готовиться к сходу в атмосферу. Еще пара минут – и он лег на пологую траекторию, нырнул вниз…

На экранах полыхала величественная картина дневной стороны огромной планеты. Мы приближались.

Катер нырнул в верхние слои атмосферы на весьма рискованной траектории, но я уже был уверен, что машина выдержит такую трепку… через минуту мы вышли на дистанцию поражения.

– Все – огонь! – рявкнул Детеринг.

Я выполнил его команду… Крейсер не имел возможности ни ответить, ни упредить удар: маневрировать в верхних слоях атмосферы ему было не под силу. Все двенадцать ракет легли точно в пробитую корму, туда же ударила и бортовая пушка с фрегата типа «норд», стоявшая на «TR-160» в качестве главного калибра. Расстояние позволяло, и я влепил пушкой еще раз, напоследок.

Мы промчались мимо бурого шара обломков и нарождающегося пламени, взвыли в развороте тормозные двигатели, и я узрел плоды трудов наших скорбных: то, что осталось от крейсера, полыхающими лохмотьями кувыркалось вниз. А осталось не много: мотоотсеки были снесены начисто, в средней части обшивка была разодрана практически до носа. Видимо, это были последствия второго выстрела – я думаю, с пятисот-то метров, а?

– Рокар, Доридоттир, – позвал шеф, – вы меня слышите?

– Да, – донесся встревоженный голос Рокара, – как ты?

– Я отправил их в океан. На корм рыбам.

Рокар хохотнул в ответ.

– Танк, мне придется идти на Килбор, – вмешался Доридоттир.

– Нет, – быстро ответил Детеринг. – Через патруль свяжись с генералом Фаржем. Ярг все знает. Он все сделает. Я буду ждать.

– А ты?

– Со мной все будет в порядке. Я прикрыт Нетвицким, он куратор шоу, а Фарж идет по резерву. Он все поймет.

– Хорошо. Через 50 минут я выхожу из радиуса связи. Больше ты ничего не хочешь передать?

– Две вещи, – весело ответил Детеринг, – передай Фаржу, чтобы он оформил Алекса Королева капитаном, и второе: верных клинков!

– И твердой руки!

* * *

Шеф отправил нас с Тин спать в пассажирский салон, а сам расположился в рубке – и я был очень благодарен ему за это. Потому что Тин не выдержала обилия впечатлений и тихо расплакалась у меня в руках, едва я закрыл дверь и свалился рядом с ней. У меня, впрочем, ни на что уже не было сил. Я кое-как содрал с себя окровавленное снаряжение, оставшись в плотно облегавшем тело бронекомбинезоне, лег на широкий ворсистый диван, прижал к себе всхлипывающую девушку и отключился.

Спал я четырнадцать часов – а мог бы, несомненно, и больше. Меня разбудила заворочавшаяся под боком Тин. Я глянул на часы, недоуменно чертыхнулся, слез на пол, сунул ноги в ботфорты и вышел в рубку.

Рубка была пуста, атмосферный створ – нараспашку. Все еще недоумевая, я взял в руки излучатель шефа, висевший на спинке одного из кресел, и осторожно выглянул на улицу.

И обалдел. «Тандерберд» торчал на берегу тихого лесного ручья – для того, чтобы вот так, «впритык», посадить его на лесной поляне, требовалось колоссальное искусство. А рядом с правым крылом на бережку речки сидел полуголый Детеринг… с удочкой в руках. Подле него на траве валялись несколько здоровенных рыбин. Неожиданно он по-кошачьи мягко привстал… рванул рукой… трепещущее серебристое тело шлепнулось на траву.

– Ну чего ты вылупился? – не оборачиваясь, поинтересовался Танк. – Не стой как статуя. Разведи лучше костерок. Сто лет свежей рыбки не едал.

Я пожал плечами: гм… а что делать? – и принялся собирать вокруг сухие ветки и сучья. Детеринг тем временем аккуратно сложил удочку (из аварийного комплекта, как я понял) и, посвистывая, исчез в рубке. К тому моменту, как я разжег небольшой костер, он спрыгнул из люка на землю, держа в руках какие-то непонятные баночки, пакет с саморазогревающимся хлебом и длинный узкий кинжал старинной росской работы с витиевато исполненной рукоятью.

– Да, – ни к кому не обращаясь, произнес он, – рыбка, да… Гм…

– А вы проверили, ее есть-то можно? – поинтересовался я.

Полковник задумчиво почесался и глянул на меня как на сумасшедшего.

Пока он жарил рыбу, я умылся в речке и смотался в рубку за своим завтраком. Есть полусырую закопченную рыбу мне чего-то не хотелось.

– Что мы будем делать, полковник? – поинтересовался я, глядя как любезный шеф с видимым аппетитом уплетает свою добычу.

Он облизнулся и задумчиво оглядел меня с головы до ног.

– Ждать, Саша. Мы ведь немножко наступили им на хвост, не так ли? Теперь будем ждать. Только мы теперь поменяемся ролями – доселе наступали мы, а теперь в атаку пойдут они. Они ведь не знают, что в скором времени здесь высадится целая орава разъяренных дракончиков во главе с Фаржем. А Фарж – это амбиции, Саша. Это я уже порядком устал от всей этой кутерьмы, а Фарж рвется в бой. Мне-то, по большому счету, ничего не нужно – ни генеральских погон, ни власти… а Нетвицкий, Фарж и еще кое-какие большие начальники мечтают вернуть старые времена, когда Империя сражалась со всем миром…

– Но… простите, полковник… сейчас, кажется, сражаться не с кем.

– Увы, мой друг, ты слабо осведомлен, да… В ближайшие десять лет возникнут новые силы, абсолютно враждебные нам, хотя и гуманоидные, даже более того. Пять лет назад мы получили новые данные по Айорс и их, будь он проклят, эксперименту.

– Я слышал об этом.

– Краем уха, разумеется. Это не твой уровень доступа. Хотя какое это имеет значение… Суперкрейсер «Алькар» вернулся оттуда в таком виде, что ремонтировать его просто не стоило. Никто и не думал, что наши милые братики могут оказать столь любезный прием…

– То есть вы имеете в виду ту звездную систему в облаке Тартануса?..

– Ага… Теперь мы уже поняли, что Айорс тянули именно их, потому-то они и были так глубоко запрятаны. И никто ведь ни черта не знал все эти годы… Ни малейшего намека, ты представляешь? И сами они летали лишь в окрестностях своего района. Нынче нам предстоит новая битва, да… к которой мы совершенно не готовы.

Он умолк, достал сигарету. Во взгляде его не было ничего, кроме усталости.

– Двадцать лет назад, Саша, – глуховато проговорил он, – двадцать лет назад все это уже было ясно. Правда, покойник Зеггерс и его команда… они готовились к бою с другим противником… неважно, с каким, да… Но уже тогда, когда начались сокращения флота, когда военную промышленность практически разрушили… они начали готовиться. Сегодня СБ – это империя в Империи, и настало время вкатить пробный шар. Я… я должен раскрыть перед тобой кое-какие карты, Саша. Ты поймешь меня…

– Кое-что я уже и так понял, – ответил я. – Это несанкционированная акция.

Детеринг покачал головой.

– Все только начинается, Саша. Ты узнаешь удивительные вещи, тебе придется работать с разными, зачастую странными, личностями. С представителями колониальной мафии, например. Они крайне недовольны наличием пиратов в этом секторе и готовы заплатить любые деньги за то, чтобы от них избавиться. Ты увидишь, кто возглавляет самые могущественные колониальные кланы. Ты узнаешь изнанку Империи, поймешь причину колониального бума, откроешь для себя другую сторону жизни. Сегодня мы должны очистить от дерьма эту планету. Ты этого не знаешь, но на некоторых маршрутах приходится применять такие громоздкие конвои, что кое-кто ставит вопрос о рентабельности нашей с тобой деятельности.

19
{"b":"31932","o":1}